Ракетные «презентации», которые президент России продемонстрировал два года назад парламенту, похоже, стали кульминацией внешнеполитического посыла Владимира Путина последних лет. Глава государства тогда настолько взвинтил уровень ракетно-ядерного предупреждения и вероятности удара по «центрам принятия решений», что стало понятно: если в том году ничего не произошло, то после этого уж точно ничего не будет. Однако, как показало нынешнее послание Федеральному собранию, совсем от этой темы не уйти — настолько она отражает амбиции большей части элиты и населения, ностальгирующих по распавшемуся СССР. Зато можно воздержаться от дежурных фраз про развитие «взаимовыгодных отношений» с миром и конкретики в упоминании внутренних и внешних врагов. И хотя послание-2020 — больше о балансе российской политической системы, что и продемонстрировало решение премьера Медведева объявить об отставке правительства, от восприятия властями страны как «осаждённой крепости» отделаться трудно.


После послания 2018-го, в ходе которого были представлены нашумевшие ракетные разработки, социологи зафиксировали довольно резкое падение рейтингов лидера государства. Поэтому обращения 2019-го и 2020-го годов стали более «миролюбивыми». Правда, тезисы о ракетно-ядерном оружии как гарантии суверенитета РФ никуда не делись. И если в прошлый раз Путин объяснял их ответом на обвинения Запада в нарушении Москвой Договора о ликвидации ракет средней и меньшей дальности (ДРСМД), то сегодня президент оттолкнулся от «боевых комплексов» как возможности сосредоточиться на внутренних проблемах страны.

Впервые за время существования ракетно-ядерного оружия РФ не в догоняющем положении, а обороноспособность «обеспечена на десятилетия вперёд», отметил лидер. Правда, в экспертной среде этот тезис оценивается не столь однозначно. Как отметил в беседе с NEWS.ru эксперт по международным отношениям Владимир Фролов, Кремль, опираясь на мнение представителей Минобороны, переоценивает значение гиперзвука и, соответственно, российских разработок.

Боеголовки всех баллистических ракет на конечном участке траектории полёта — на входе в атмосферу — развивают гиперзвуковую скорость, вопрос лишь в их способности маневрировать. Комплекс «Кинжал» — обычная аэробаллистическая ракета, «Авангард» — маневрирующая боеголовка. Военная целесообразность и необходимость гиперзвуковых вооружений неочевидна, реальных военных задач для них нет, всё то же самое можно сделать с помощью баллистических и крылатых ракет. У США также есть продвинутые программы по гиперзвуку, но они ещё не приняли решение, нужно ли закупать комплексы для боевого развёртывания.

Владимир Фролов

эксперт по международным отношениям

Путин, продолжая тему обороноспособности и последствий распада Советского Союза, отметил: власти необходимо создать «систему прочную, надёжную, неуязвимую и по внешнему контуру абсолютно стабильную, безусловно, гарантирующую России независимость и суверенитет». Что подразумевал под этим тезисом президент — неясно, заметил Фролов: принцип обороны по всему контуру, в конце концов, и привёл к подрыву экономических сил СССР.

Применительно к Китаю сегодня такую безопасность военным путём обеспечить уже невозможно — только улыбаясь и подстраиваясь под них, — сказал эксперт.

КНР завуалированно фигурировала в послании президента как один из членов Совета Безопасности ООН. По словам главы РФ, именно страны — основательницы Организации Объединённых Наций несут особую ответственность за сохранение и устойчивое развитие человечества. Как отмечает Фролов, подобная риторика — это попытка России вернуться к Ялтинской системе мира, где только эти великие державы всё решали, а другие исполняли, и у РФ было бы вето на действия США.

Но Москва своими 13 вето по Сирии показала, как она намерена использовать СБ ООН, и что этот формат не способен ничего решить, если хотя бы одна из стран пятёрки против, — напоминает аналитик.

Внешнеполитических вызовов российский президент коснулся, и говоря об изменениях российского законодательства. Лидер, в частности, подчеркнул, что в итоге оно должно стать приоритетным по отношению к международному праву. Подобное заявление вполне можно расценить как намёк на возможности Москвы в дальнейшем игнорировать, например, решения Европейского суда по правам человека. И, уверен Фролов, именно так и стоит понимать слова Путина, — но для этого надо менять конституцию, где закреплён приоритет международного права.

Президент посылает сигнал о том, что Кремль намерен считать себя связанным только своими интересами, а не какими-либо внешними правовыми нормами или обязательствами, — отмечает эксперт. — Это, в свою очередь, подрывает российскую официальную позицию в защиту международного права.

В итоге послание 2020-го, вслед за недавней пресс-конференцией президента РФ, подтвердило: внешнеполитические вопросы занимают всё меньше места в кремлёвской повестке. Причин тому может быть несколько. С одной стороны, как отметил 15 января сам Путин, Россия окончательно укрепилась в роли одного из важнейших игроков на международной арене, с которым нельзя не считаться. С другой стороны, в российском руководстве наблюдается и усталость от внешней политики, которая долгие годы была основным направлением, подчас — в ущерб решению внутренних проблем.

Самое интересное — в нашем канале Яндекс.Дзен