Второй раунд российско-украинских переговоров по продолжительности стал в два раза короче первого. В Гомельской области, 28 февраля, стороны общались около пяти часов, в Беловежской пуще — примерно два с половиной часа. Если после первого диалога стороны «нашли некоторые точки, по которым можно прогнозировать общие позиции», то после второго «достигли понимания о совместном обеспечении гуманитарных коридоров с временным прекращением огня». Украинская делегация, как заявил по окончании переговоров советник главы офиса президента Михаил Подоляк, «не получила результатов, на которые рассчитывала». Глава российской делегации Владимир Мединский, напротив, отметил, что «достигнутые на переговорах с украинской делегацией соглашения являются существенным прогрессом». О договорённостях второго раунда диалога — в материале NEWS.ru.

Переговоры начались с оптимистичных кадров: члены делегаций пожали друг другу руки, при этом украинцы даже приветливо улыбались россиянам. Во время первого раунда, как было заметно, обе делегации чувствовали себя более напряжённо. Однако фон для нынешнего диалога оказался не столь благостным. Как и 28 февраля, переговоры совпали с телефонным разговором президентов России и Франции. На этот раз представитель Елисейского дворца сообщил, что Эммануэль Макрон остался после беседы обеспокоенным, допустив, что «худшее ещё впереди». Сайт Кремля привёл слова президента России из телефонного общения с французским коллегой: «В первую очередь речь идёт о демилитаризации и нейтральном статусе Украины». Эти заявления, как создавалось впечатление, были адресованы в том числе и участникам второго раунда российско-украинских переговоров.

Российско-украинские переговоры в БелоруссииФото: Belta news agency/XinHua/Global Look PressРоссийско-украинские переговоры в Белоруссии

По окончании встречи Владимир Мединский заявил, что «Москве и Киеву удалось договориться по вопросу создания гуманитарных коридоров для вывода населения». В данных зонах, как он подчеркнул, будет действовать временное прекращение огня. Россия и Украина намерены организовать спецканал связи для взаимодействия при эвакуации мирных граждан. На переговорах были затронуты ещё два блока вопросов: военного и политического урегулирования. Но уже в них прогресса добиться не получилось.

Эксперты считают, что Киев использует российско-украинский диалог для затяжки времени. Но и российской стороне переговоры нужны, даже несмотря на то, что они не в состоянии привести к урегулированию, отметил в беседе с NEWS.ru профессор кафедры дипломатии и консульской службы Дипломатической академии МИД РФ Владимир Винокуров.

Мы должны показать [участием в переговорном процессе] всю ситуацию, связанную с несостоявшимся проектом «государство Украина». И как положено в традициях российской дипломатии, прежде всего необходимо вопросы решать через переговоры. Мы должны убедить общественность в несостоятельности нынешнего руководства Украины, которое даже не понимает, что должно быть прежде всего заинтересовано в этих переговорах, — полагает собеседник интернет-издания.

На взгляд Владимира Винокурова, украинская сторона тянет время, чтобы передислоцировать свои войска и получить больше военной помощи, несмотря на то «что сейчас это затруднено», уточнил дипломат.

С тезисом о том, что украинская сторона намеренно затягивает время, не согласен военный аналитик Александр Гольц, подчеркнувший в беседе с NEWS.ru, что характер переговоров определяет состав участников.

С российской стороны представлены руководители третьего звена. Они могут лишь изложить позицию руководства страны, получить ответ украинских коллег — и отправиться в Москву, чтобы всё это согласовывать и вырабатывать новую позицию. Но эти люди не могут принимать решения. Подобную классическую формулу на военных переговорах применяют часто, — сказал эксперт.

Александр Гольц напомнил, что такой характер, например, приобрели в 1970-е переговоры по ядерному оружию между СССР и США, которые растянулись на годы. Однако сегодня у Москвы и Киева столько времени нет, притом что нынешнее руководство Украины выполнять «российский ультиматум» не будет. Скорее всего, Киев рассчитывает на серьёзное международное давление, которое может привести к прекращению вооружённых действий со стороны Москвы. Но российское руководство демонстрирует упорство, перечёркивающее все надежды Киева, заключил военный аналитик.

Члены украинской делегации: лидер депутатской фракции Верховной рады «Слуга народа» Давид Арахамия (слева) и советник главы офиса президента Украины Михаил ПодолякФото: Davyd Arakhamia/via Global Look PressЧлены украинской делегации: лидер депутатской фракции Верховной рады «Слуга народа» Давид Арахамия (слева) и советник главы офиса президента Украины Михаил Подоляк

В российском экспертном сообществе утвердилось мнение, что украинские власти настолько зависят от Запада, что самостоятельно вести диалог с Москвой без его воли не имеют возможности. Политолог, специалист по межнациональным конфликтам Евгений Михайлов в беседе с NEWS.ru назвал прошедшую встречу в Беловежской пуще «переговорами ради переговоров».

Единственный их плюс — возможность взаимодействия по открытию гуманитарных коридоров. Но проблема в том, что этим коридорам препятствуют националистические украинские батальоны, и этому есть доказательства! Что касается людей [из Киева], у которых нет даже должного политического опыта, то они приехали просто продемонстрировать, что якобы пытаются добиться справедливости, а «агрессор» не идёт ни на какие уступки.

Евгений Михайлов политолог, специалист по межнациональным конфликтам

На взгляд Евгения Михайлова, у последующих раундов российско-украинского переговорного процесса перспектив нет. Если, конечно, не произойдёт чуда и «Байден и Макрон за ручку не приведут Зеленского, пожурив его за то, что он заигрался и ему пора заканчивать», предположил эксперт.

Но в подобные чудеса мало кто верит. Военные спецоперации, как напоминают многие эксперты, сопровождаются реальными потерями, людскими страданиями, разрушениями, а не волшебством.