Теперь уже официально подтверждено, что польские власти не дадут визы нашему министру Сергею Лаврову, исключив его из числа участников собирающегося 1 декабря в Лодзи Совета министров иностранных дел ОБСЕ.

Не получилось забанить Россию на заседаниях «Большой двадцатки» на Бали, так решили отыграться руками послушных польских русофобов. Естественно, наши дипломатические круги будут протестовать и выражать серьезную озабоченность. И тем самым только усиливать торжество той стороны, которая с видимым удовольствием отправит протесты по известному адресу, не называемому по соображениям приличия. Но с другой стороны, может, это знак? И нам уже пора не доставлять нашим оппонентам такой радости, покинув ставшую явно бессмысленной организацию.

В этой связи полезно вспомнить, что возникла эта «контора» в результате мучительных межблоковых переговоров, стартовавших в финском молодежном клубе «Диполи» в 1973 году и завершившихся спустя два года подписанием в Хельсинки Заключительного акта СБСЕ лидерами 35 государств Европы, США и Канады.

Фактически это была конструкция взаимодействия НАТО и Варшавского договора, подразделенная на так называемые «корзины». СССР в лице Леонида Брежнева и Андрея Громыко настоял на общем признании нерушимости границ, а коллективный Запад продавил принятие третьей гуманитарной «корзины», получив рычаг давления на социалистический лагерь, используя приоритет прав человека и гуманитарных культурных обменов.

ОБСЕ на пути Лиги НацийФото: Alexander Rekun/Global Look Press

После бархатных революций в странах Восточной Европы и краха Советского Союза все решительно изменилось. Рухнул Варшавский договор, оказались многократно перекроенными границы, в ОБСЕ были втянуты страны, далеко расположенные и от Европы, и от ее текущих проблем. В частности, был принят ряд постсоветских республик, с представителями которых в ОБСЕ стали регулярно проводить воспитательную работу по части разоблачения последствий российской имперности.

К слову, весьма поучительно проследить, проявят ли хоть в какой-то форме солидарность с откровенно дискриминируемой Россией Казахстан, Таджикистан, Туркмения, Киргизия или Армения с Узбекистаном. Сочтут ли их представители возможным хоть словом осудить такой демарш, не говоря уже о том, чтобы солидарно бойкотировать заседания в Лодзи. Почему-то кажется, никак не отреагируют. Зато вовремя попросят кредиты, списание долгов, расширение квот для гастарбайтеров.

А что касается целесообразности продолжения участия России в работе этой организации, то долгие постсоветские годы главным аргументом «за» были рассуждения о том, что надо использовать все возможные международные трибуны, чтобы донести до общественности нашу точку зрения. Вот только при современных геополитических раскладах Россия оказалась одна перед лицом агрессивного коллективного Запада, а вся суть работы структур ОБСЕ постепенно свелась к русофобским нападкам, оскорблениям и унижениям. И вот теперь апофеоз — министра иностранных дел одной из стран — инициаторов создания ОБСЕ просто не пустили на порог.

Почему-то возникает некая ассоциация с исключением Советского Союза из Лиги Наций в 1939 году. Тогда Москва пыталась договориться с Хельсинки об обмене территориями также с целью укрепления безопасности Ленинграда. И после военной стадии конфликта отношения между странами были урегулированы и зафиксированы в договоре. Но именно Великобритания и Франция стояли за быстрым исключением СССР. Притом, что в это же время обе державы разрабатывали план удара по «Совдепии» через нефтяные поля на Каспии. А вскоре Лига наций приказала долго жить.

Не исключено, что и выход России из структур ОБСЕ привел бы к ее полному обессмысливанию.