Переговоры президентов России и Белоруссии Владимира Путина и Александра Лукашенко в Москве подвели своеобразный итог отношений двух членов Союзного государства в уходящем году — за риторикой о добрососедстве скрываются серьёзные и, видимо, пока неразрешимые противоречия.


Лукашенко прибыл в Москву рано утром 25 декабря, чтобы обсудить очевидную для его визита тему: развитие двусторонних отношений России и Белоруссии. На портале белорусского госинформагентства БелТА было деликатно анонсировано обсуждение всестороннего сотрудничества с Россией — главным торговым партнёром Белоруссии. Официальное сообщение о прошедшей встрече, опубликованное на сайте президента РФ, также выдержано в дружелюбном тоне. В открытой части беседы Владимир Путин констатировал рост товарооборота в этом году на 23%, Александр Лукашенко поблагодарил российского коллегу за приглашение.

Между тем встреча проходила в весьма напряжённой атмосфере. Накануне визита в российскую столицу Александр Лукашенко на совещании с руководителями правительства республики заявил, что больше не стоит считать Россию братской страной.

«Я уже не говорю "братским государством", потому что, как меня информируют, в России это не воспринимается. Якобы пришли новые люди, которым это понятие неприемлемо. Что же, будем партнёрами», — заявил президент республики.

При этом белорусский лидер открыто сказал о наиболее беспокоящей его проблеме — желании России провести налоговый манёвр с пошлинами на нефть, в результате которого Белоруссия до 2024 года может потерять, по словам Лукашенко, до $10,4 млрд.

Сейчас Белоруссия как член ЕАЭС имеет право не уплачивать пошлины при импорте нефти. Пользуясь этим, Минск покупает нефть у России, продаёт в другие страны, а пошлину отправляет в бюджет республики. В результате этого, по подсчётам Минфина РФ, российская казна ежегодно теряет около $3 млрд. Москва намерена с 2019 по 2024 год постоянно снижать пошлины на импорт и довести их с нынешних 30% до 0% и одновременно повысить налог на добычу полезных ископаемых на сумму, которая теряется от снижения пошлин.

Таким образом, в результате налогового манёвра нефть для Белоруссии подорожает на величину снижения пошлин. Тема неоднократно поднималась на встречах представителей Москвы и Минска, но компромисс так и не был найден: Белоруссия не хочет терять до 5% своего ВВП, а Россия не собирается больше ежегодно финансировать соседнюю страну на крупную сумму.

Zamir Usmanov/Global Look Press

Другой важный вопрос, о котором Лукашенко накануне говорил на совещании с членами правительства, — цена на газ. В 2018 году стоимость тысячи кубометров для Белоруссии составляла $129. Это примерно вдвое дешевле, чем он обходится для членов Евросоюза. В то же время Лукашенко выразил недовольство тем, что для Минска природный газ обходится дороже, чем для внутренних потребителей в России. Доводы Лукашенко строились на том, что ранее ему было дано обещание не допустить ухудшения социально-экономического положения в Белоруссии.

«В середине этого года мы должны были начать и закончить к концу года вопросы по ценам на газ (мы в Питере договаривались с Владимиром Владимировичем), решить вопросы нефтяные в связи с налоговым манёвром в Российской Федерации. Однако на все наши предложения Россия не пошла, и эти сроки фактически сорваны. И наша часть делегации завтра на переговорах, и российская должны будут ответить на вопрос, почему принятое двумя президентами решение не было исполнено в этом году», — сказал президент Белоруссии.

Лукашенко в Кремле призвал «не тащить имеющиеся проблемы в новый год», Путин же предложил «даже если не делать какие-то окончательные решения, всё-таки мы с вами договаривались, вместе послушать стороны». «Ну, а если договоримся, будет совсем хорошо», — примирительно заметил российский лидер. Однако симптоматично, что на встрече отсутствовал министр энергетики России Александр Новак — ключевой чиновник в вопросах энергетической политики страны, а за несколько часов до переговоров вице-премьер правительства Антон Силуанов заявил, что доверие к Белоруссии потеряно.

«Мы говорим: нельзя быть односторонним, выгоды односторонние иметь. Вы — наш сосед, наш союзник по Союзному договору, но в последнее время доверие потеряно», — сказал Силуанов.

Он напомнил про «все эти растворители», «санкционку», которая идёт в Россию через Белоруссию, подакцизные товары — «сигареты низких сортов», также нелегально попадающие на российский рынок из Белоруссии.

В Москве отношения с ближайшим союзником долгие годы предпочитали строить по принципу, что Россия готова поддерживать Белоруссию финансово, но в ответ должна заручиться поддержкой на международной арене. Однако тут Минск ведёт себя крайне осторожно. Так, до сих пор Белоруссия не проявила солидарности в признании независимости Абхазии и Южной Осетии и продолжает считать Крым украинской территорией. Также буксует вопрос строительства Союзного государства.

 Двусторонние тактические учения российской военной базы ЮВО в Абхазии Двусторонние тактические учения российской военной базы ЮВО в АбхазииАртур Лебедев/ТАСС

Договорённости о введении общих конституции, парламента, таможни, суда и валюты были достигнуты ещё в 1999 году. К настоящему времени никаких принципиальных решений по этим направлениям не принято. На недавнем заседании Совмина Союзного государства в Бресте российский премьер Дмитрий Медведев попытался напомнить о ранее достигнутых договорённостях. Причём сделал это в довольно резкой форме, фактически повторив тезисы Владимира Путина 2002 года о возможности шести белорусским регионам войти в состав РФ на правах субъектов Федерации. В ответ же глава белорусского правительства Сергей Румас дипломатично сделал акцент на дисбалансе в торговле между двумя странами. Но на следующий день, 14 декабря, Лукашенко прямо заявил об опасности потери Белоруссией суверенитета.

Предложения Москвы в какой-то степени можно считать некорректными, но в то же время отсутствие прогресса в строительстве Союзного государства — непреложный факт.

В переговорах в Кремле помимо президентов участвовали и другие ключевые фигуры в выстраивании двусторонних отношений. Однако значительную часть времени лидеры провели с глазу на глаз, в том числе за «новогодним обедом», на который Путин пригласил Лукашенко. Личностный фактор в политике двух государств имеет ключевое значение, поэтому, скорее всего, Москва и Минск продолжат, как и прежде, развивать сотрудничество и пытаться сгладить острые углы. Однако перед Россией стоит довольно сложный вопрос — как сохранить сложившийся баланс в отношениях и совместить собственные интересы, плату за лояльность и известные внешнеполитические манёвры Белоруссии.

Самое интересное — в нашем канале Яндекс.Дзен