Малайзию часто называют одним из «азиатских новых тигров» — страной, которая в короткий срок смогла серьёзно повысить уровень жизни населения, перейти от преимущественно аграрной основы народного хозяйства к промышленной и постиндустриальной. Отцом малайзийского чуда считают нынешнего 93-летнего премьер-министра Малайзии Махатхира Мохамада. Он был премьером с 1981 по 2003 год, приложил много усилий для преобразования страны, но весной этого года вновь, через 15 лет, был избран руководить страной.


Однако недавно Махатхир Мохамад прямо указал на то, что этническим малайцам для достижения успеха надо больше работать и брать пример «с иностранцев и представителей других национальностей страны». Фактически он признал, что модернизация, которую ставили в пример другим, так и не была осуществлена в стране в должной мере: в Малайзии до сих пор не сформировалась единая гражданская нация, а общество разделено на национальности и расы. Какова суть проведённых реформ — в материале корреспондента News.ru из Джорджтауна, столицы малайзийского острова и штата Пенанг.

Китайская элита

По официальной статистике, около 70% населения Малайзии составляют малайцы, около 20% — этнические китайцы и примерно 10% — потомки выходцев из Индии. Сразу бросается в глаза тот факт, что эти три основные этнические группы практически не связаны между собой, имеют разные ценности и вообще живут каждая по-своему. Исповедуют они и разные религии: малайцы — ислам, индийцы — индуизм, а среди китайцев много атеистов, хотя в последнее время они обратили внимание на христианство и строят всё больше католических костёлов и протестантских молельных домов.

По местным законам малайцы имеют преимущество при поступлении в университеты и устройстве на работу, особенно в государственные учреждения, — это некая «благодарность» представителей других народов за предоставление гражданства. Неудивительно, что подавляющее большинство полицейских, военных, пограничников и таможенников — малайской национальности. В положенное время на работе они совершают намаз, сотрудники-женщины носят на голове платки, но на границе не стесняются брать взятки. Наш водитель автобуса предупредил, что при пересечении границы каждый турист должен отдать два рингита (примерно 30 рублей) — сумма небольшая, но если не заплатить, автобус в поисках запрещённых к провозу предметов могут неспешно обыскивать полдня.

Махатхир МохамадМахатхир МохамадChong Voon Chung/Xinhua/Global Look Press

Иная ситуация в бизнесе. Здесь доминируют китайцы, воспитанные атеизмом, протестантской этикой или католической верой. Почти все рестораны, гостиницы, фабрики в Джорджтауне с населением в 700 тысяч человек принадлежат выходцам из КНР. Вывески и объявления сделаны на китайском и английском языках — чтобы понимали многочисленные туристы. Дублировать надписи на государственном малайском выходцы из Поднебесной просто не считают нужным. Малайцев работать на свои предприятия берут нечасто, и если речь идёт о ресторане, то редко доверяют даже должность официанта, разрешая обычно только мыть туалеты и разгружать товар. С национальными и религиозными традициями коренного народа китайцы тоже не считаются. Рядом с мечетями, откуда идут с молитвы малайцы, работают китайские клубы с громкой музыкой, алкоголем, проститутками и блюдами из свинины. Не стоит и говорить, что одеваются китайцы в формально мусульманской стране достаточно свободно: многие женщины носят короткие юбки и платья ярких цветов, фактически бросая вызов закрытым нарядам мусульманок.

Роли наций в бизнесе сказываются и на материальном благосостоянии их представителей. Китайцы обычно ездят на дорогих машинах, живут в удобных домах или квартирах в небоскрёбах, которые очень похожи на те, что возводятся в последние годы в КНР. А малайцы передвигаются на небольших машинах или мотороллерах, живут преимущественно в тесных малоэтажных домах, которые почему-то спроектированы так, что некоторые комнаты не имеют окон. Мне пришлось остановиться в гостинице, построенной малайцами, — все номера там тесные, без окон и напоминают тюремные камеры.

Отдельную категорию составляют выходцы из Индии. На острове Пенанг много индуистских храмов, заполненных в вечерние часы службы. Индийцы отличаются повышенной религиозностью, часто ходят в традиционных одеждах. В квартале Джорджтауна, который так и называется «Маленькая Индия», магазины продают в основном сари и блестящие металлические украшения «под золото и бриллианты». Бижутерия пользуется у обитателей квартала большой популярностью. Туристу же сразу становится понятно, почему на фотографиях индийских женщин в журналах про путешествия столько «золота», тогда как Индия считается одной из самых бедных стран мира. Большим успехом пользуются также палатки, где продаются диски с индийскими художественными кинофильмами. Для завлечения клиентов в этих торговых точках из динамиков на полную громкость звучат колоритные мелодии. Как и везде в Азии, в «Маленькой Индии» много людей в уличных кафе, но в отличие от китайских заведений, которые похожи по меню и сервису на европейские, в индийских готовят только традиционные блюда, а посетители предпочитают есть руками.

Faris Hadziq/ZUMAPRESS.com/Global Look Press

Жилище индийцев часто похоже на полуразваленные грязные хибары, где между собой делят жалкие квадратные метры члены многочисленной семьи. Если малайцы могут выжить как-то за счёт госслужбы, а китайцы благодаря бизнесу, то как зарабатывают себе на хлеб индийцы, остаётся только гадать. Их можно иногда увидеть на стройках (узнаваемы по характерным пятнышкам на лбах, означающим совершение молитвы), но у меня сложилось впечатление, что индийцы-мужчины предпочитают просто сидеть и спать на тротуарах или заниматься попрошайничеством.

Кому нужен ритм модернизации

Представители разных народов в Малайзии и держатся по-разному. Китайцы приветливы, готовы прийти на помощь туристу, подсказать дорогу или просто пожелать хорошего дня. При этом ходят они уверенно и с прямой спиной, одеваются по западной моде, многие имеют спортивное телосложение. Молодые люди одним из приоритетов в жизни рассматривают получение хорошего образования и материальный успех. Чтобы добиться задуманного, они готовы много работать и подчиняться дисциплине трудового коллектива.

Малайцы, напротив, неторопливы. Свои кафе на пляже открывают в полдень, когда часть отдыхающих уже уходит домой. Многие представители титульного народа грузны и любят поесть даже во время работы. Скажем, в турбюро менеджер не будет заниматься вами, пока не закончит трапезу, а пограничники умело совмещают проверку документов и простановку штампов с поеданием риса. При встрече с гостями европейской внешности считают долгом поклониться и сказать с жутким акцентом: «Халлоу, мистер».

Faris Hadziq/ZUMAPRESS.com/Global Look Press

Пиетет к иностранцам испытывают и индийцы. Принадлежность своих соплеменников к той или иной касте (которые формально отменены, но продолжают существовать в сознании людей) часто определяют по внешности: чем светлее кожа, тем выше положение в негласной иерархии. Поэтому люди европейской внешности у многих вызывают неподдельный восторг. Индийцы, как и малайцы, также предпочитают размеренный образ жизни — в приоритете у них выполнение религиозных обрядов, потребление пищи и прослушивание национальной музыки.

Из личных ощущений — Малайзия действительно прошла модернизацию. Только она оказалась выборочной и коснулась не столько коренного населения, сколько живущих в стране китайцев, которые считают своей исторической родиной не Малайзию, а именно Китай. Тем же, кто говорит о возможности перенесения малайзийского опыта на Россию, хочется заметить — это пустые разговоры. Если только такие мечтатели не рассчитывают на китайский фактор как драйвер роста экономики собственной страны.

Самое интересное — в нашем канале Яндекс.Дзен