Эммануэль Макрон опять звонит коллеге Путину и ведёт беседу о скорбных делах украинских в течение двух часов. Даже с учётом работы переводчиков очевидно, что разговор был весьма обстоятельный. Понятно, что официальные коммюнике, обнародованные с обеих сторон, не позволяют оценить многие нюансы такого общения. Хотя общая канва понятна: Владимир Путин в очередной раз обращает внимание собеседника на игнорирование Западом военных преступлений хунты Зеленского и на её общую недоговороспособность, а переизбранный президент Франции упирает на необходимость гуманного решения проблемы «Азовстали» и ратует за сохранение территориальной целостности и суверенитета Украины.

Правда, в позиции Макрона проявился новый аспект глобальной озабоченности. На этот раз по поводу застрявших в черноморских украинских портах запасов зерна пшеницы и кукурузы. По некоторым французским прикидкам — порядка четырёх-пяти миллионов тонн. Тут, как говорится, кому война, а кому чисто коммерческие интересы. О возможном дефиците продовольствия даже в ЕС говорят уже открыто, да и инфляцию желательно притормозить, не раздражая «жёлтые жилеты». А у Макрона на носу новые выборы в Национальное собрание страны.

Впрочем, для сохранения хотя бы парламентских позиций движению Макрона «Вперёд, Республика!» нужен какой-то весомый внешнеполитический успех. Между тем амбиции президента, надеявшегося стать после ухода на пенсию фрау Меркель внешнеполитическим лицом Европейского союза, натолкнулись как раз на неудачу его попыток выступить главным посредником в урегулировании ситуации на Украине. Но семь подряд его телефонных звонков Путину не могли дать весомого эффекта на фоне присоединения Парижа к самым жёстким антироссийским санкциям. Они вряд ли могли исправить восприятие Франции в Кремле в качестве недружественного государства.

Владимир ПутинФото: kremlin.ruВладимир Путин

Пальму первенства в миротворчестве вроде бы перехватил у Макрона Реджеп Эрдоган, выступивший инициатором встречи в Стамбуле российской и украинской делегаций. Развития тот переговорный тур так и не получил по вполне известным причинам украинского саботажа. К тому же в Москве не могли игнорировать массированные турецкие военные поставки Украине. Словом, и из Эрдогана не вышло кандидата на Нобелевскую премию мира. И последние резкие заявления Турции о закрытии своего воздушного пространства для направляющихся в Сирию российских военных самолётов и о готовности НАТО встать на защиту союзников в случае малейшего нападения на них можно воспринимать и как отражение определённой разочарованности Эрдогана провалом его громкой дипломатической миссии.

Теперь Макрон вновь пытается вернуть себе инициативу на «украинском фронте». Не исключено, что его встреча с Николя Саркози имела целью ещё и получить у коллеги некие специфические рекомендации для конфиденциального общения с российским руководством. Все же помнят, что посредническая миссия Саркози во время конфликта вокруг в Южной Осетии принесла свои плоды.

Тем не менее этот звонок Макрона Путину явно не последний. В будущем лидерам ещё строить новую Европу. А пока и сам факт поддержания постоянных коммуникаций имеет значение.