Катар видит вступление в НАТО в качестве одной из основных стратегических целей. Кроме того, эмират способен разместить на своей территории центры Североатлантического альянса. Об этом сообщил вице-премьер правительства Катара, госминистр обороны Халед бен Мухамммед аль-Атыйя в интервью журналу «Аль-Таляиа».

«Что касается членства в НАТО, то мы являемся главным внеблоковым союзником альянса. Наше стремление — стать полноправным членом, если наше партнёрство с НАТО будет развиваться и наши представления верны», — заявил глава катарского военного ведомства. Министр охарактеризовал свою страну как важнейшую в регионе в плане качества вооружения.

Между Катаром и Североатлантическим альянсом в начале года уже было заключено соглашение в сфере безопасности, предполагающее обмен секретными данными в рамках Стамбульской инициативы о сотрудничестве (ICI). Помимо Катара, партнёрами ICI в регионе также являются ОАЭ, Кувейт и Бахрейн. Кроме того, на территории эмирата уже размещены военная база ВВС США Аль-Удейд и турецкая военная база Тарик бин Зияд.

Защититься от соседей

Реверансы в сторону Североатлантического альянса Катар делает на фоне, мягко говоря, небезоблачных отношений с арабскими соседями. В июне 2017 года Саудовская Аравия, Бахрейн, ОАЭ и Египет разорвали дипломатические отношения с эмиратом и объявили ему экономическую блокаду. Официальной Дохе был выдвинут список требований из 13 пунктов. В том числе от Катара требовали разрыва дипотношений с Ираном, приостановки «финансирования террористических групп», закрытия телеканала «Аль-Джазира» и турецкой военной базы на территории страны. В эмирате отвергли эти требования, считая обвинения необоснованными. При этом Турция осудила изоляцию Катара и усилила военный контингент на территории страны, а Соединённые Штаты не стали включать эмират в список государств, поддерживающих терроризм. Осенью прошлого года между Катаром и Российской Федерацией также было подписано соглашение о военном сотрудничестве. В январе этого года высшие катарские должностные лица заявляли о желании приобрести российские ЗРС С-400.

Солдат Вооружённых сил ТурцииФото: Global Look Press/ZUMAPRESS.com/l94Солдат Вооружённых сил Турции

Масла в огонь подлило письмо саудовского короля Сальмана бен Абдель Азиза аль-Сауда французскому президенту Эммануэлю Макрону, опубликованное недавно во французском издании Le Monde. В нём монарх заявлял об угрозе для безопасности воздушного пространства королевства в случае покупки Катаром российского оружия и грозил эмирату войной. News.ru подробно разбирал возможность военного конфликта между Саудовской Аравией и Катаром и соотношение сил между двумя странами.

Можно предположить, что последнее заявление министра обороны эмирата о вступлении в НАТО вызвано желанием получить для своей страны дополнительные гарантии безопасности от агрессии со стороны недружественных соседей.

Кто ж его возьмёт

Главный научный сотрудник Института Европы РАН, востоковед Александр Шумилин считает, что конфликт Катара с соседними арабскими монархиями во главе с Саудовской Аравией заставляет его искать дополнительные гарантии безопасности. «В ситуации, когда США снова усилили давление на Иран, Доха не может аккуратно разыгрывать, как ранее, иранскую карту. Деваться королевству некуда. Дружить против Саудовской Аравии с Россией тоже не получится, поскольку это может загнать Катар в группу стран антизападной, а не только антисаудовской направленности, чего в эмирате не хотели бы», — отмечает эксперт в беседе с News.ru.

Кроме того, по мнению Шумилина, наличие на территории Катара турецких военных тоже не даёт Дохе стопроцентную гарантию безопасности. «Катар, скорее, может использовать Турцию как дополнительный инструмент для сближения с НАТО. А вот прямая помощь Турции в случае конфликта с арабскими соседями вряд ли возможна. Между Турцией и арабскими государствами, несмотря на все разногласия, существуют формальные договорённости, налажено тесное партнёрство, и Анкара не пойдёт на дальнейшее обострение отношений с саудовцами из-за Катара», — полагает он. «Кроме как в НАТО больше искать Катару поддержки негде», — заключает Шумилин.

Другое дело, полагает эксперт по Ближнему Востоку, заявление министра обороны эмирата Халеда бен Мухаммеда аль Атайя носит, скорее, декларативный характер, а в действительности возможно лишь дальнейшее расширение сотрудничества с НАТО, или та или иная форма ассоциации, а никак не вступление Катара в альянс в качестве полноценного члена.

«Во-первых, Брюсселю Доха нужна намного меньше, чем Дохе Брюссель. Катар ничем не отличается от своих арабских соседей в контексте стратегических интересов США и Запада. Во-вторых, НАТО расширяется в соответствии с чёткими географическими принципами, а не скачкообразно. Альянс — это ещё и территориально интегрированное пространство, а у эмирата нет прямых границ с другими государствами НАТО», — объясняет Шумилин.