Президент Украины Владимир Зеленский посетил с первым государственным визитом Анкару, где провёл переговоры со своим турецким коллегой Реджепом Тайипом Эрдоганом. Лидеры обсудили двустороннее сотрудничество, а также конфликт в Донбассе, судьбу Крыма и крымских татар и т.д. Президент Турции в очередной раз заявил о том, что не признаёт присоединение Крыма Россией. Это вызвало восторженную реакцию в украинском сегменте Интернета, где вновь стали напоминать о том, что Киев пользуется масштабной поддержкой за рубежом. Действительно, многие страны после 2014 года не упускают случая, чтобы выразить свою солидарность по отношению к Украине, но реальные их цели часто не связаны с интересами киевской власти.


На совместной пресс-конференции по итогам переговоров с Владимиром Зеленским Реджеп Тайип Эрдоган заявил, что крымские татары — важный элемент отношений между Турцией и Украиной, и сам он хотел бы решить крымскотатарский вопрос. Высказался лидер республики и о судьбе оспариваемого Киевом полуострова.

Турция не признала и не признаёт незаконную аннексию Крыма, — цитирует его местное информагентство Anadolu.

Для России слова Эрдогана сюрпризом не стали — турецкий лидер неоднократно высказывался в подобном духе. Однако в украинской части Интернета заявление президента Турции вновь было воспринято как шпилька в адрес Кремля и демонстрация поддержки по отношению к Зеленскому.

Сам по себе этот случай не единичен: значительная часть государств в российско-украинском противостоянии заняли, с теми или иными оговорками, позицию Киева. Но большинство стран, декларирующих сейчас поддержку Зеленскому, используют тему Украины в собственных интересах, отметил в беседе с News.ru киевский политолог Алексей Якубин.

Именно в этом ключе стоит воспринимать, например, позицию Великобритании или прибалтийских стран. Они, конечно, любят выражать солидарность с Украиной, но это также соответствует их собственному внешнеполитическому курсу, направленному на противодействие России. Поэтому если говорить о союзниках Киева в противостоянии с Москвой, то их набор по факту не так уж велик. То есть, говоря о союзничестве с Украиной, мы ведём речь в основном о тех странах, которые уже имеют свои проблемы в отношениях с Россией, — они уже сделали российскую политику объектом критики, и украинская проблематика просто наложилась на это.

Алексей Якубин

украинский политолог (Киев)

Что же касается Турции, то она действительно демонстрирует высокий уровень сотрудничества с Россией, напоминает эксперт. Поэтому есть вероятность, что Зеленский использует хорошие связи с Эрдоганом для того, чтобы последний выступил своего рода посредником в диалоге с Путиным. Любопытно, что примерно такую же тактику пытался применить и бывший президент Украины Пётр Порошенко (к слову, схожий подход Киев использует в отношениях с Минском). Во-первых, у Турции действительно налажены тесные связи с Россией. Во-вторых, влияние Анкары в Черноморском регионе крайне велико.

При Порошенко были попытки, например, решить судьбу Олега Сенцова при посредничестве Эрдогана. Нечто подобное старается сделать и Зеленский. Он пытается выйти на связь с Путиным, надеясь, что турецкий лидер выступит в качестве медиатора. Что интересно, Зеленскому не мешает даже тот факт, что у Эрдогана сейчас не лучшие отношения с Трампом. Возможно, дело в том, что и у украинского лидера с американским коллегой пока не всё гладко, несмотря на планируемый визит в Вашингтон, — подчёркивает эксперт.

Очевидно, ни визит Зеленского в Анкару, ни заявление Эрдогана о Крыме не окажут существенного влияния на отношения Москвы и Киева: турецкий лидер сказал ровно то, к чему были готовы все стороны. Реальных же подвижек в разрешении ситуации в Донбассе стоит ожидать, судя по всему, не раньше, чем украинский президент проведёт встречу с американским коллегой. Именно после неё должно стать понятно, какую позицию займёт Киев на грядущей встрече «нормандской четвёрки», от которой и будет зависеть дальнейшее мирное урегулирование.