Россия и Турция продолжают бесконечные дебаты в отношении сирийской оппозиции и контролируемой ей провинции Идлиб. В интересах Москвы снизить издержки от военной операции, которая смешает повстанцев с радикалами, договориться с Анкарой и привлечь зарубежные инвестиции, имитируя политический процесс и заявляя о необходимости реформ. Однако Дамаск не хочет мириться с альтернативным центром силы — он продолжает подавлять оппозицию под предлогом борьбы с терроризмом и имитировать политическую деятельность «довоенного характера», объясняя гражданский конфликт исключительно «внешним заговором».

Глава МИД Турции Мевлют Чавушоглу, министр обороны Хулуси Акар, руководитель Национальной разведывательной организации (MIT) Хакан Фидан 24 августа посетили Москву для обсуждения двусторонних отношений и региональных вопросов, включая события в Сирии. Проведение военной операции в Идлибе по уничтожению террористов может спровоцировать поток беженцев и навредить доверию Турции и России в работе по данному государству, заявил Чавушоглу на совместной пресс-конференции по итогам переговоров с российским коллегой Сергеем Лавровым: «Поэтому нам необходимо работать над тем, чтобы сохранить то, что мы сделали, и думать, какие усилия можно ещё предпринять в этой связи». От лица Турции Чавушоглу пообещал «ликвидировать террористов, которые орудуют в этом регионе», где находятся около «3 млн гражданских лиц». Кроме того, глава турецкого МИДа анонсировал встречу президента РФ Владимира Путина и его турецкого коллеги Реджепа Эрдогана в Иране, «которая может состояться в ближайшее время».

Сергей Лавров и Мевлют Чавушоглу провели вторые переговоры менее чем за две недели — 14 августа они встречались в Анкаре, Сергей Шойгу и Хулуси Акар беседовали в Москве неделю назад — 17 августа. После нынешних межведомственных переговоров чиновников неожиданно принял президент России Владимир Путин — общение в таком составе Кремлём заранее не анонсировалось. Российский лидер обратил внимание на свои регулярные контакты с президентом Турции, а также отметил «всё более глубокую кооперацию в сфере экономического взаимодействия, в решении ряда вопросов, связанных с региональной проблематикой».

Фото: kremlin.ru

По итогам 10-го раунда переговоров в астанинском формате, который был проведён в Сочи, спецпредставитель президента РФ по сирийскому урегулированию Александр Лаврентьев предупредил, что, несмотря на переброску проправительственных войск к Идлибу, речи о проведении широкомасштабной операции в этом районе не идёт. «Поэтому мы призвали умеренную оппозицию активно взаимодействовать с турецкими партнёрами, с Россией, чтобы угроза не только в адрес российских военнослужащих на авиабазе Хмеймим, но и в адрес сирийских правительственных войск на линии соприкосновения полностью отсутствовала, — отмечал он. — Тогда отпадет необходимость проведения каких-то операций против боевиков».

Очередные переговоры — диалог по контролю территории оппозицией и фактически её отступлению, и чтобы не терять престиж, Эрдоган не хочет лишний раз оказываться в центре обсуждения вопросов Идлиба, считает проживающий в Анкаре эксперт Российского совета по международным делам Тимур Ахметов. Но турецкой стороне нужны гарантии, что её интересы не будут нарушены под предлогом борьбы с терроризмом.

«Турецкая сторона хотела бы получить гарантии того, что возможная операция не будет выходить за рамки уничтожения настоящих радикальных групп — зачистка затруднена попаданием под огонь протурецких формирований оппозиции, — говорит Ахметов. — Хотя представители Турции публично говорят о невозможности проведения операции, они не могут ни остановить её подготовку, ни самостоятельно уничтожить радикалов для снятия напряжённости. Визиты турецких чиновников направлены именно на согласование действий против радикалов среди оппозиции».

Ситуация в районе Идлиба усугубляется тем, что режим Башара Асада стремится любыми способами установить контроль над районом, отмечает News.ru руководитель Центра исламских исследований Института инновационного развития Кирилл Семёнов. Турция заняла жёсткую позицию и не собирается отдавать регион Дамаску: в интересах Анкары оставить эту зону под контролем оппозиции и сохранить там военное присутствие — в рамках Астанинских соглашений вооружённые силы Турции установили сеть наблюдательных пунктов в зоне Идлиба, напоминает эксперт.

«Возможно, Турция сделала России какие-то конкретные предложения относительно возможной военной операции сирийского режима в Идлибе и дальнейшей судьбы "Хайят Тахрир аш-Шам (ХТШ)", где растворилась запрещенная в РФ "ан-Нусра", — предполагает эксперт. — Присутствие турецких войск в Идлибе по достигнутым в Астане договорённостям, по некоторым данным, должно закончиться в сентябре. Возможно, турецкая сторона предложила Путину продлить эту договорённость». Москва, очевидно, пытается сдерживать реваншистские амбиции Дамаска и Тегерана в Идлибе и является сторонницей паритета с Турцией в Сирии, отмечает Семёнов, поэтому в Кремле стараются заморозить ситуацию.

Турецкая бронетехника в провинции Идлиб (Сирия)Фото: Global Look Press/ZUMAPRESS.com/Depo PhotosТурецкая бронетехника в провинции Идлиб (Сирия)

Следующий 11-й раунд переговорного процесса намечен на ноябрь. При реальном желании сторон конфликта трёх месяцев достаточно, чтобы установить долгосрочное функционирование зоны Идлиб, в реконструкцию которой, скорее всего, выразят желание вложиться страны Запада, отмечает эксперт по Сирии Антон Мардасов. «Однако сможет ли Дамаск смириться с центром альтернативной силы — большой вопрос, ведь до следующего раунда астанинского процесса вполне хватит времени, чтобы подготовить и даже начать новую военную операцию, — говорит эксперт. — Она спутает все карты, но продемонстрирует самостоятельность сирийского режима, которому её так не хватает».

Присутствие в Идлибе радикальных формирований, с одной стороны, мотив для Дамаска провести операцию против радикалов и под её предлогом ослабить фракции объединившейся умеренной оппозиции, с другой — повод для Турции сохранять присутствие в суннитских районах Сирии и возвращать туда беженцев со своей территории, отмечает Мардасов. «Для подавления радикальных отрядов возможны некоторые комбинации в Идлибе с выводом части подразделений повстанцев на север Алеппо, но это довольно ограниченная территория, и подобный сценарий вызовет хаос в провинции, — говорит он. — Скорее всего, проправительственные силы будут давить, чтобы Турция форсировала процесс противостояния среди умеренной и радикальной оппозиции и, в конце концов, согласилась сдать логистические пути — основные автомобильные трассы в провинции».