Вчера мы подробно останавливались на катастрофических последствиях для сенатора от Дагестана в случае, если бы он решил не возвращаться в Ниццу для продолжения своего участия в следственных действиях по его делу. Понятно, что он мог подвергнуться не только конфискации немалого залога в 40 миллионов евро, но и объявлению в международный розыск, фактическому запрету на въезд на Запад и плохим перспективам на завершение его судебного процесса в целом.

В то же время для французской юстиции невозвращенец Керимов стал бы просто подарком, поскольку упростил бы ведение следствия, а сам факт невозврата в срок оказался бы важным аргументом в пользу признания сенатора виновным.

Естественно, что, наоборот, возвращение в срок не только создало бы прецедента для дальнейших возможных поездок Керимова в Россию. Но и психологически укрепило бы позиции защиты в лице очень известных адвокатов: раз клиент не собирается скрываться, значит, он верит в судебный успех.

К тому же эти обстоятельства важны и для обширного бизнеса Керимова. Недавний срыв сделки по покупке китайцами десяти процентов его семейного предприятия — компании «Полюс золото» — явно прозвучал как сигнал недоверия международного бизнеса. Никто ведь не может предположить, как пойдут дела у миллиардера, если он проведёт ещё полгода в изоляции на Лазурном Берегу и к тому же будет признан виновным в отмывании денег и крупной неуплате налогов.

Формально ведь за такие преступления виновному может грозить тюремное заключение сроком до семи лет.

Поэтому сенатору важно всеми средствами демонстрировать оптимизм и уверенность в своей правоте.

Его встреча со спикером верхней палаты Валентиной Матвиенко, если судить по скупому комментарию пресс-службы сената, вылилась в уверения Керимова в собственной невиновности и готовности в судебном порядке снять с себя все обвинения. Известно, что Матвиенко была в числе тех видных российских деятелей, которые готовы были гарантировать, что Керимов из России прилетал бы в любой момент по вызову прокурора для продолжения следствия. И, видимо, сенатор её не подвёл. Хотя Матвиенко могла бы и поинтересоваться, почему член верхней палаты позволил себе улететь по частным делам в Ниццу, хотя у сенаторов не было каникул и они напряжённо в тот момент работали.

Да и вообще: не продолжает ли он совмещать законодательную деятельность с руководством своей бизнес-империи? Но сейчас, видимо, не до таких выяснений.