Минфин США опубликовал полный так называемый кремлёвский список, в который вошло немало лиц, и так находящихся под штатовскими санкциями. В самом списке 210 фамилий: 114 чиновников и 96 бизнесменов, чьё состояние превышает один миллиард долларов.

В списке, в частности, фигурируют премьер Медведев, вице-премьеры Мутко и Шувалов, глава президентской администрации Вайно, спикеры обеих палат парламента Володин и Матвиенко, пресс-секретарь президента Песков. А также Авен, Греф, Фридман, Потанин, Дерипаска и даже глава сети «Магнит» Галицкий.

Во всяком случае, очевидно, что включение в такой роковой реестр отнюдь не означает автоматического применения неких репрессалий. Скорее всего, список — это нечто вроде крючка, на котором наших бизнесменов собираются подвесить. А дальше персонаж оказывается под постоянным психологическим давлением. Он будет знать, что за ним следят, анализируют его действия и в какой-то момент могут применить некие санкции. Тем более что основания для таких демаршей будут максимально размытыми. Надо будет демонстрировать лояльность в отношении США.

Впрочем, эксперты, с которыми удалось обсудить этот вопрос, уверены, что никаких антикремлёвских демаршей попавшие в список предпринимать не будут. И тем более все разговоры о бунте элит и даже попытке переворота выглядят полной утопией. Скорее всего, усилится олигархическая эмиграция, всё больше нуворишей предпочтут перейти в разряд нерезидентов, проводя вдали от родных осин более 183 дней в году.

Соответственно, усилятся просьбы о разного рода бюджетных компенсациях. По примеру Фридмана многие поспешат публично разорвать деловые связи с предприятиями нашего ОПК и госкорпорациями. В результате наши власти будут поставлены перед выбором: либо усиливать процесс национализации, ужесточая свой контроль над экономикой, либо наоборот максимально расширить экономические свободы. Создавая льготные условия для деловых кругов.

Фото: АГН «Москва»/Андрей Любимов

Как спасти военный экспорт

Примечательно, что уже сегодня по московскому времени Госдеп заявил, что пока не планируется введение новых санкций против российского ОПК, поскольку и так, по словам официального представителя Белого дома, удалось сорвать некие наши сделки на миллиарды долларов. Однако речь может пойти о давлении на иностранных партнёров российского ОПК.

Иными словами — против компаний, закупающих наше оружие или пользующихся сервисными услугами наших оборонных предприятий. А санкции могут быть самыми разными — от блокировки любых попыток воспользоваться кредитной линией американских банков до вообще запрета использовать доллар в качестве расчётной единицы.

Понятно, что это всё из серии недобросовестной конкуренции с целью осложнить продвижение российской военной техники на мировые рынки.

С другой стороны, и нашим предприятиям американцы грозят репрессалиями за, по их выражению, чересчур значительное сотрудничество с российским ОПК. Понятие «значительное», как водится, специально чересчур расплывчато для того, чтобы в Штатах его могли трактовать, как им заблагорассудится. Но считается, что речь может идти о заказах, превышающих 300 миллионов долларов.

Впрочем, у нас на этот счёт уже приняты значительные превентивные меры.

Во-первых, отныне все закупки Минобороны, ФСБ, СВР строго засекречены и официально отнесены к категории гостайны.

Во-вторых, тендеры на военные закупки будут объявляться. А вот победители в них будут опять-таки засекречены.

В-третьих, выбран банк для специализированного обслуживания предприятий ОПК. Как сообщалось, им должен стать Промсвязьбанк.

Поединок «санкции — ответные меры» продолжается.

Александр Беляшин, политолог, редактор экономического портала ASPmedia24, специально для News.ru:

Фото: facebook.com/abelasin

Конечно, такие американские вычурные санкции могут осложнить ход нашего военного экспорта. Тут явно прослеживается озабоченность тем, что мы стали вторгаться на их традиционные рынки: в Турцию и, может, в Эмираты. Но и здесь можно найти вполне легальный способ обойти все подобные рогатки. Ведь договоры на поставки могут заключаться с государственными министерствами и ведомствами. Например, с Министерствами обороны Турции, Алжира. Вряд ли Штаты рискнуть применять санкции против министерств и официальных институтов. Это уже был бы явный перебор.