Роскомнадзор объявил, что с 10 марта замедлил скорость работы Twitter на территории РФ. Это было сделано из-за бездействия соцсети в отношении запрещённого контента. В ведомстве заявили, что Twitter с 2017 года не удаляет детскую порнографию, контент, склоняющий к суициду несовершеннолетних, а также информацию о наркотиках. Руководитель «Роскомсвободы» Артём Козлюк рассказал NEWS.ru о том, как Роскомнадзор добивается замедления, насколько это эффективно и какую выгоду в этом видят для себя операторы мобильной связи.

Как Роскомнадзор будет добиваться замедления Twitter?

— Пока мало кто понимает, как Роскомнадзор через операторов связи будет замедлять Twitter, но я предполагаю, что это связано с законом о суверенном Интернете. Там есть посыл, что Роскомнадзор и его подведомственные учреждения имеют право давать указания на маршрутизацию трафика в случае угроз российской информационной инфраструктуре. Маршрутизацию можно трактовать как замедление и блокировку трафика. Этими угрозами можно считать и угрозы из западных социальных сетей.

Активизируется оборудование DPI — глубокого анализа пакетов, которое установлено у операторов связи, но внедрено далеко не у всех, так как оно дорогостоящее. Согласно закону о суверенном Интернете, деньги на это должно выделять государство, но это происходит не в полном объёме. Построение суверенного Интернета займёт ещё не один год.

— Что с этим оборудованием у «большой четвёрки» операторов мобильной связи (МТС, «МегаФон», «ВымпелКом» и «Т2 РТК холдинг». — NEWS.ru)?

— У «большой четвёрки» оно наверняка есть. Они применяли его ранее, правда, не в целях фильтрации трафика по указу Роскомнадзора, а, так сказать, в мирных целях. Однако с помощью этого оборудования можно выделять по сигнатурам тип трафика и вносить ограничения, замедление в его работу, это теоретически возможно. На сколько долгий период это можно сделать — вопрос открытый. Всё же это большая нагрузка на оборудование — фильтровать «тяжёлый» трафик, которым пользуется большое число людей. YouTube фильтровать тяжело, Twitter, наверное, чуть легче.

—​ Насколько меры по замедлению будут эффективными?

— Думаю, Роскомнадзор уверен, что на мобильных платформах замедление будет эффективным. На домашних компьютерах далеко не факт, что Twitter будет тормозить. В сетях Ростелекома — скорее да. У небольших домовых провайдеров — скорее нет. У меня пока Twitter не тормозит, но сообщения о том, что у кого-то не загружаются картинки, уже появились.

—​ Думаете, если у Роскомнадзора более-менее эффективно получится применять замедление, для Twitter это будет чувствительно и его администрация пойдёт на уступки?

— Не берусь судить за руководство Twitter. Не знаю, насколько для них будет чувствительна потеря российских пользователей. Насколько это будет тяжёлым репутационным ударом. Думаю, переговоры будут. Не секрет, что многие соцсети удаляют информацию или выдают информацию о пользователях, в том числе российским государственным органам. В большинстве случаев Twitter, Google и другие блокировать материал по политическим причинам не будут, потому что это сильный репутационный удар.

Блокировка по криминальным причинам более вероятна, когда речь идёт, например, о детской порнографии. По крайне мере, когда она в явном виде: дело в том, что у Роскомнадзора очень специфическое её определение. Например, ведомство считает детской порнографией мангу, хентай, комикс, а Twitter — скорее нет. Это всё камни преткновения. Соцсети стараются не удалять что-то, что не связано с hate speech (языком вражды) или с откровенными фейками. А если удаляют, то несут репутационные потери, которые могут сказаться на стоимости их акций.

—​ Вы можете припомнить в других странах меры, подобные тем, которые сейчас пытаются применить в Роскомнадзоре?

Фото: Сергей Булкин/NEWS.ru

— Были прецеденты, когда крупные сотовые операторы связи пытались внедрить тарифы, которые бы ограничивали использование мессенджеров без дополнительной платы. Иными словами, внести замедления в работу их, как они их называли, конкурентов. Они говорили, что мессенджеры отнимают их трафик и абонентов через свои системы и не платят им. Это была попытка нарушить сетевой нейтралитет путём нивелирования доступа к разным сервисам и ресурсам. Это была попытка замедлить работу WhatsApp, Viber, Netflix, чтобы пользователи или сами сервисы платили деньги операторам связи за доступ к ним. Однако пока на международном уровне есть консенсус, что сетевой нейтралитет надо поддерживать и нельзя давать приоритет какому-то отдельному виду трафика. Роскомнадзор сейчас наступает на принцип сетевого нейтралитета.

В последнем есть интерес и операторов мобильной связи. Они и в России неоднократно говорили сервисам, что неплохо бы вам платить или нам брать плату у абонентов за доступ к вашим сервисам, так как вы паразитируете на нашей инфраструктуре. Это была больше коммерческая история, сейчас же — политическая. Впрочем, мы не раз видели, как политические и коммерческие интересы сливались воедино. Не знаю, есть ли договорённость у государства с «большой четвёркой», что, мол, мы вам в будущем дадим возможность по своему усмотрению замедлять трафик, но такое исключать нельзя.