Сотрудники американских спецслужб проникли в здание закрытой резиденции генерального консула России в американском Сиэтле. Эти действия в Москве ожидаемо расценили как недружественные, а в Госдепе США их посчитали вполне оправданными. Но не есть ли действия властей Штатов очередным «пробным камнем» для проверки способности РФ находить ответы на неожиданные вызовы? Об этом — в материале News.ru. 


Вломились среди бела дня

Вечером в среду посольство России в США опубликовало в Twitter видеоролики, на которых было видно, как американцы пытаются проникнуть в здание резиденции. Всего было три поста с небольшой разницей во времени, все три видео сопровождались одним и тем же текстом: «Американские спецслужбы продолжают незаконно проникать на территорию генконсульства РФ в Сиэтле». Можно было видеть, как при ярком солнечном свете и в присутствии телекамер какие-то по-граждански одетые люди неторопливо производят свои манипуляции. 

Создавалось ощущение, что читателей блога заставляли следить в режиме онлайн за ситуацией. Только для чего? Не ожидали же работники посольства, что на защиту российской дипсобственности моментально придут разгневанные люди.

Напомним, генконсульство России в Сиэтле было закрыто 2 апреля по указанию властей США, решивших таким образом проявить солидарность с Великобританией, которая обвинила Москву в причастности к отравлению бывшего полковника ГРУ Сергея Скрипаля в Солсбери. 24 апреля, в соответствии с требованиями, сотрудники консульства покинули все занимаемые помещения и на 11 машинах выехали в Вашингтон. Но сами здания принадлежат Российской Федерации, и без явных причин американские власти не должны нарушать законы о частной собственности. 

Сожаления в ответ на издевательство

Официальный представитель МИД РФ Мария ЗахароваNews.ru/Сергей Булкин

Официальный представитель МИД РФ Мария Захарова

Официальный представитель МИД РФ Мария Захарова назвала действия властей США «государственным рейдерским захватом». 

«Этот прекрасный день омрачён американскими действиями — очень неконструктивными, очень недружественными, я бы сказал даже, антироссийскими», — прокомментировал ситуацию посол РФ в США Анатолий Антонов. «Сегодня американские власти сорвали замок со здания, где проживал генеральный консул России в Сиэтле. Они пошли в нарушение всех международных конвенций, всех договорённостей. Кроме печали и горести этот жест ничего не вызывает», — заявил дипломат. 

Заведующий консульским отделом посольства России в Вашингтоне Николай Пукалов заявил, что «российская сторона оставляет за собой право на адекватные ответные действия». Не забыв при этом повторить мысль, что «они нарушают не только международное право своими грубейшими действиями, но и своё собственное законодательство, защищающее право частной собственности». 

В ответ официальный представитель Госдепартамента США Хизер Нойерт с потрясающей простотой заявила, что проникновение в здание резиденции генконсула действительно было, но его не надо понимать как «вторжение». Просто «официальные представители Государственного департамента прошлись по недвижимости в Сиэтле, чтобы удостовериться, что она была освобождена». 

Неужели в Госдепе думали, что в подвале и на чердаке здания кто-то продолжает прятаться? Есть вполне чёткие правила поведения дипломатических работников. Попросили освободить здание — освободили. Вроде бы никто не обещал, что представители России намерены держать осаду.

Но Нойерт решила не ограничиваться этими абсурдными заявлениями. Оказывается, проникновение в здание резиденции надо воспринимать ещё как «просто твёрдый и законный ответ на продолжающееся возмутительное поведение России». 

Стоит ли напоминать, что дипломаты защищены специальными договорами? И какими бы ни были отношения между государствами, официальных представителей той или иной страны надо уважать. Когда говорят, что писаные законы были нарушены ради политического момента, то фактически открыто постулируется полное неуважение. Мол, и чего вы сделаете? Войной на нас пойдёте?

Миролюбивый фон ситуации

В ответах российской стороны на откровенную провокацию чувствуется некоторая неопределённость. Что значат слова российского посла о «недружественных действиях», которыми был «омрачён прекрасный день»? Как понимать заявление сотрудника посольства Пукалова, что Россия «оставляет за собой право на ответные действия»? 

Но вызывает недоумение общий фон информационных сообщений от российских дипломатов, на котором происходили все эти события. В беседе с журналистами посол Анатолий Антонов выразил надежду, что «здравый смысл возобладает и мы вернёмся к нормальным российско-американским отношениям, потому что перед нами стоят серьёзнейшие проблемы в области двустороннего взаимодействия, в области укрепления региональной и глобальной безопасности».

В Twitter российского посольства после трёх вышеупомянутых видео почти за сутки больше не появилось ничего. А перед постами возмущения — дежурные сообщения о премьере в посольстве 1 мая фильма «Собибор», об участии посла в возложении венков в память о боевом братстве советских и американских солдат в годы Второй мировой, предупреждение о вышедшей из Аризоны бактериальной инфекции. На сайте посольства РФ в США об инциденте вообще ни слова. На главном сайте МИД России к утру четверга на заглавной странице были только заявления о ситуации в Никарагуа, событиях на Мадагаскаре, ситуации в Армении и другие в том же духе. 

МИД РФNews.ru/Сергей Булкин

МИД РФ

Наверное, в российском внешнеполитическом ведомстве решили не нагнетать страсти. Мол, лучше вспомнить о том, что Вашингтону всё равно придётся сотрудничать с Москвой по вопросам «региональной и глобальной безопасности».

Очень похоже на ситуацию, когда хулиган на улице вовсю пихает кулаками интеллигента, который всё пытается убедить себя, что дело закончится благополучно, и ищет для хулигана здравые аргументы. 

Заметим, что так, как сейчас, американцы по отношению к конкретному представительству в Сиэтле никогда себя не вели. Первый консул России появился в этом городе в 1914 году. В 1917-м его полномочия формально прекратились, но по факту он продолжал выполнять свои обязанности вплоть до 1933 года, пока не были установлены дипломатические отношения между СССР и США. То есть консулу не мешали работать даже тогда, когда пославшее его государство вообще не признавалось как субъект международных отношений. 

Ситуация повторилась

Посол Анатолий Антонов, комментируя ситуацию в Сиэтле, справедливо заметил, что то же самое наблюдалось в 2017 году, когда закрывалось российское генконсульство в Сан-Франциско.

31 августа США потребовали от России закрыть за два дня консульство в Сан-Франциско и торговые представительства в Вашингтоне и Нью-Йорке. Нойерт тогда иронично заявила, что в США при этом надеются на улучшение отношений с Россией. Глава МИД РФ Сергей Лавров обсудил ситуацию со своим тогдашним американским коллегой Рексом Тиллерсоном и пообещал ему внимательно изучить претензии США и выработать реакцию на них.

Глава МИД РФ Сергей Лавров на встрече с Рексом ТиллерсономGlobal Look Press/ZUMAPRESS.com/Glen Johnson

Глава МИД РФ Сергей Лавров на встрече с Рексом Тиллерсоном

А уже 3 сентября МИД России заявил о захвате российских дипломатических объектов. «Расцениваем произошедшее как откровенно враждебный акт... Призываем американские власти одуматься и немедленно вернуть российские дипломатические объекты», — говорилось в официальном заявлении внешнеполитического ведомства.

2 октября помещение генконсульства было взломано американскими спецслужбами, внутри произвели обыск. «Заявляем решительный протест против очередной враждебной акции США. Резервируем за собой право на ответ», — было сказано в заявлении МИД РФ.

Как на захват диппредставительств отвечали раньше

На самом деле, возможностей ответить на нарушение неприкосновенности дипломатов не так много. Залог успеха — сопротивление самих работников посольств и консульств и авторитет пославшей их страны в мире.

На протяжении предыдущих десятилетий посланники Москвы несколько раз сталкивались с бесцеремонным обращением.

Серьёзным инцидентом такого рода можно считать случай 12 мая 1927 года в Лондоне. Тогда британские полицейские ворвались в здание советского торгового представительства, где в нарушение международных договорённостей начали обыск. Сотрудников представительства, пытавшихся оказывать сопротивление, жестоко избили. Целью полицейских были документы, якобы похищенные советской разведкой. Никаких бумаг найти не удалось, даже для предъявления обвинений конкретным лицам. Чтобы сохранить лицо, Великобритании пришлось разорвать дипломатические отношения с СССР, которые были восстановлены через два года. 

Нападение на представительство произошло после требования британского министра иностранных дел Джозефа Чемберлена прекратить советскую помощь китайскому Гоминьдану. В ответ Советский Союз начал строить воздушные эскадрильи и танковые колонны с говорящим названием «Наш ответ Чемберлену».

Харбинru.wikipedia.org

Харбин

27 мая 1929 года, когда СССР уже рассорился с Гоминьданом, китайские полицейские ворвались в помещение советского консульства в Харбине. Они около шести часов производили обыск и применили физическое насилие к вице-консулу. Изъятые документы, якобы свидетельствующие о связях китайских коммунистов с Коминтерном, стали основанием для требования передать в китайскую собственность Китайско-Восточную железную дорогу, которой тогда совместно владели Китай и Советский Союз. Китайцы таким недружественным актом добились только военного ответа. Красная армия быстро разгромила китайские войска, которые попытались взять под контроль железнодорожную инфраструктуру.

Самым большим испытанием для дипломатов стало начало войны с Германией. 22 июня 1941 года сотрудники советского посольства в Берлине в одночасье оказались на вражеской территории. В посольстве сразу начались обыски, а дипломатов десять дней жестоко избивали и заставляли подписывать различные документы, от них требовали выдать военные секреты. Однако представители СССР держались стойко и в ответ на издевательства только молчали. Германия была вынуждена отправить дипломатов домой.

Когда одновременно нацисты пришли обыскивать генконсульство Советского Союза в Париже, дипломаты отстреливались, пытаясь выиграть время для уничтожения секретных документов.

С похожим столкнулись представители СССР в консульстве в болгарской Варне. После ряда провокаций оно было закрыто 20 сентября 1942 года, а открыто уже после Победы и поражения Болгарии в войне.

Это наиболее вопиющие случаи нарушения международных договоров, когда их инициировали официальные власти государств. Случаи, когда дипломаты страдали от разъярённой толпы или незаконных формирований (можно вспомнить убийство Грибоедова в Персии в 1829 году), лежат в иной плоскости.

Но когда российские диппредставительства подвергались вторжению со стороны официальных органов, государство могло ответить. Но самое главное — таких случаев практически не было. Поэтому вызывает особую тревогу частота нарушений международного права, с которой сталкиваются российские дипломаты в США в наши дни.