Россия настроена на вовлечение стран Персидского залива в разрешение сирийского конфликта на своих условиях. В случае если монархии восстановят отношения с Дамаском, это укрепит позиции Башара Асада, а у Москвы появится дополнительный рычаг давления на Иран. Но многочисленные противоречия и давление США затрудняют выход Асада из дипломатической изоляции.


4 марта по итогам переговоров в Дохе с катарским коллегой Мухаммедом бен Абдель Рахманом аль-Тани глава МИД РФ Сергей Лавров заявил, что не исключает расширения числа наблюдателей в рамках так называемого астанинского формата (Россия, Турция и Иран). На вопрос журналистов, обсуждалась ли с главой МИД Катара идея создания каких-либо рабочих групп по урегулированию сирийского конфликта, Лавров ответил отрицательно, усомнившись в необходимости таких механизмов.

«Есть общепризнанный астанинский процесс, в котором правительство и вооружённая оппозиция при посредничестве России, Турции и Ирана ведут достаточно успешно диалог. Уже есть зримые осязаемые результаты. В этом процессе в качестве наблюдателей участвуют представители ООН, Иордании, раньше участвовали США, но потом они решили отказаться от присутствия на соответствующих встречах в Астане. Но мы не исключаем, что могут появиться и дополнительные наблюдатели в этом процессе», — сообщил глава МИД РФ.

Шефу российской дипломатии ещё предстоит провести переговоры с руководством Саудовской Аравии, в ходе которых сирийский кризис также станет одной из главных тем. С учётом того, что слова министра были сказаны на встрече с главой МИД Катара, вполне вероятно, что российская сторона рассматривает возможность частичного включения стран Персидского залива, которые долгое время выступали против официального Дамаска, в формат переговоров под эгидой «сирийского триумвирата». Впрочем, вовлечение Катара в какую-либо формулу, которая даже частично даёт шанс на легализацию режима сирийского президента Башара Асада, выглядит сомнительно с учётом того, что Доха, по сравнению со своими соседями по региону, занимает наиболее непримиримую позицию в отношении Дамаска. Катар не хочет восстанавливать дипломатическое присутствие в сирийской столице, хотя подобное решение уже приняли свыше десяти арабских государств. На пресс-конференции с Лавровым министр иностранных дел эмирата заявил, что его страна выступает за политическое урегулирование и не видит ему альтернативы. Естественно, речь идёт о том, чтобы сделать практически проигравших в войне повстанцев полноценными участниками политического процесса.

Мухаммед бен Абдель Рахман аль-Тани и Сергей ЛавровМухаммед бен Абдель Рахман аль-Тани и Сергей Лавровflickr.com/mfarussia

Мухаммед бен Абдель Рахман аль-Тани не стал отрицать, что он обсудил с российским коллегой и ситуацию на севере Сирии. Страны Персидского залива — в первую очередь Саудовская Аравия и ОАЭ — пытаются нарастить присутствие в районах, подконтрольных вооружённым курдским формированиям. Курды и местные арабские племена рассматриваются как один из факторов противодействия растущему влиянию Турции и угрозе со стороны проиранских формирований. Но в то же время Катар, который выступает в одном тактическом блоке с Турцией, не может не рассматривать закрепление Эр-Рияда и Абу-Даби на севере Сирии как угрозу.

Тем не менее важнейшим вопросом, который стоит сейчас перед Россией в связи с сирийским конфликтом, остаётся дипломатическая реабилитация сирийского режима. Москва призывает власти арабских стран восстановить полноценные дипломатические каналы с Дамаском. Это необходимо с точки зрения России для того, чтобы минимизировать иранское влияние на сирийские политические и социальные институты. Решение ОАЭ заново открыть дипмиссию в сирийской столице, принятое в конце прошлого года, породило ожидания, что их примеру последуют и другие арабские страны.

«Прежде всего Москва хочет, чтобы страны Персидского залива восстановили дипломатические отношения с Дамаском, как ОАЭ. Плюс хочет, чтобы Сирию вернули в Лигу арабских государств. Также видна большая заинтересованность в их участии в восстановлении Сирии. Но тут много преград. Это и иранское присутствие, и вовлечённость Турции, и возможность попасть под санкции США», — отмечает News.ru руководитель Центра исламских исследований Института инновационного развития, эксперт Российского совета по международным делам Кирилл Семёнов.

Также не исключено, что страны Лиги арабских государств не спешат давать Асаду шанс, поскольку опасаются недовольства США. Как сообщают источники The Washington Post в администрации американского президента, Белый дом оказывает на своих ближневосточных союзников давление, чтобы они не предпринимали необдуманных решений на этот счёт. В противном случае США могут применить по отношению к ним односторонние санкции.

В связи с этим скорый выход Асада из дипломатической изоляции на региональном уровне можно поставить под сомнение, хотя ближневосточное турне Лаврова продолжается и необходимо посмотреть, о чём министру удастся договориться с властями Саудовской Аравии, Эмиратов и Кувейта.