Цены на нефть резко выросли на фоне заявления президента США Дональда Трампа о якобы состоявшемся телефонном разговоре между российским лидером Владимиром Путиным и саудовским принцем Мухаммедом бен Салманом Аль Саудом. В Кремле, впрочем, сообщения о беседе опровергли. Тем не менее Трампу — нарочно или случайно — удалось поднять просевший нефтяной рынок. А это в первую очередь соответствует личным интересам американского лидера.


Вспышка коронавируса COVID-19 в США не единственный вызов, с которым приходится сталкиваться Трампу. Проблемой для экономики Соединённых Штатов остаётся и ситуация на нефтяном рынке, сложившаяся после фактического выхода России из ОПЕК+. Американская администрация пытается минимизировать убытки для местных нефтедобывающих компаний, и от того, насколько успешно ей это удастся, зависит судьба главы государства, всерьёз претендующего на второй президентский срок.

Компания Whiting Petroleum Corporation, являющаяся одним из ведущих поставщиков сланцевой нефти, активно добываемой именно в США, 1 апреля заявила о том, что подала в суд заявление о банкротстве. Несмотря на шутки в Сети, это не было первоапрельским розыгрышем: американские компании действительно ощутимо страдают от той ситуации, которая сложилась на нефтяном рынке после срыва сделки ОПЕК+.

По данным агентства Reuters, безубыточные цены на сланцевую нефть из США колеблются в районе от $39 до $48 за баррель. В то же время продукция части американских компаний уже упала в цене значительно ниже минимального порога. Так, например, нефть от West Texas Intermediate (WIT) в последние недели оценивается в среднем лишь в $25 за баррель. В общей сложности 22 независимые нефтедобывающие компании в США сократили свои расходы на текущий год на $20 млрд.

Аналитики задаются вопросом, сможет ли сланцевая индустрия Соединённых Штатов выстоять сразу перед двумя вызовами — сокращением производства в связи с эпидемией коронавируса и общим падением мировых цен на нефть. Тем временем одни из ключевых членов ОПЕК — Королевство Саудовская Аравия (КСА) и Объединённые Арабские Эмираты (ОАЭ) — готовятся заполонить европейские и азиатские рынки сырой нефтью. По данным агентства Bloomberg, КСА в своей добыче уже превысило отметку в 12 млн баррелей в сутки (по сравнению с 9,7 млн до срыва сделки ОПЕК+). Хотя многие эксперты и сомневаются в том, что королевство способно добывать такое количество сырья, Эр-Рияд уже начал использовать имевшуюся в запасе нефть и, очевидно, сможет за счёт этого несколько месяцев создавать иллюзию бесперебойных и масштабных поставок.

ОАЭ, в свою очередь, пообещали увеличить производство до 4 млн баррелей в сутки (против 3 млн до срыва ОПЕК+). Заявили о себе и другие игроки: Ирак ещё 31 марта заверил, что намерен и способен поставлять 4,8 млн баррелей нефти ежедневно.

Всё это ставит под угрозу нефтяную промышленность США. Дональд Трамп, долгое время отрицавший истинную угрозу коронавируса COVID-19, похоже, сумел обратить проблему эпидемии в свою пользу. Но если ему не удастся справиться с нефтяным кризисом, все остальные успехи нивелируются.

Трамп изначально позиционировал себя как защитник прав американских рабочих. Сейчас они стремительно теряют доходы как из-за вынужденного простоя в связи с эпидемией, так и из-за нефтяной конъюнктуры. До сих пор администрация Трампа не предпринимала каких-либо серьёзных действий, чтобы заставить Эр-Рияд прекратить ценовую войну. Но 31 марта президент США заявил, что в случае необходимости готов присоединиться к возможным переговорам Саудовской Аравии и России. Кроме того, по данным The Wall Street Journal, американский лидер в ближайшее время встретится с представителями нефтяной промышленности страны, чтобы обсудить возможную финансовую помощь. Совещание с руководителями ведущих нефтедобывающих компаний, как отмечается, назначено на 3 апреля.

Ещё 30 марта Трамп провёл телефонные переговоры со своим российским коллегой Владимиром Путиным, в ходе которых оба лидера согласились, что «нынешние цены на нефть не в интересах обеих стран», сообщает портал Oil Price. Американский президент также на днях побеседовал с саудовским принцем Мухаммедом бен Салманом Аль Саудом, после чего заявил, что три лидера «соберутся вместе».

Я никогда не думал, что скажу это: возможно, нам нужно увеличить цену на нефть, — цитирует Трампа телеканал Fox News. — Потому что мы должны. Сейчас цена очень низкая.

А 2 апреля, после очередной беседы с саудовским принцем, президент США заявил о том, что последний якобы провёл и телефонные переговоры с Путиным. Трамп также подчеркнул, что стороны якобы договорились о сокращении нефтедобычи до 10 млн баррелей в день.

В Кремле слова американского лидера о переговорах Путина и бен Салмана опровергли, но даже простого трамповского твита хватило, чтобы цена на нефть Brent за несколько минут подскочила на 40%, до $35,99. Правда, потом она снова стала демонстрировать умеренное снижение.

Озабоченность хозяина Белого дома легко объяснима: нефтяной кризис и эпидемия COVID-19 требуют от него реальных мер, а не популистских заявлений, на которых он «выезжал» несколько лет. В ситуации с коронавирусом президенту США удалось сохранить лицо: даже чрезмерно большое число заражённых в стране он умело списал на достижения американской медицины, а именно на систему тестирования. Однако в случае с нефтью обойтись лишь риторикой не удастся. Потеря рабочих мест, экономические убытки конкретных компаний — всё это приведёт к недовольству населения, что, конечно же, используют в своих целях оппоненты Трампа из числа американских демократов. Поэтому стабилизация ситуации на нефтяном рынке сейчас жизненно важна для лидера США.

Самое интересное — в нашем канале Яндекс.Дзен