Чемпионат Росси по фигурному катанию — последний турнир 2021 года, но какой важный! В Санкт-Петербурге состоится один из основных этапов отбора на Олимпийские игры. Борьба ожидается ожесточённой. Причём не только в женской дисциплине. Мы обсудили с бывшей фигуристкой, а ныне хореографом и постановщиком Бетиной Поповой всех претендентов на поездку в Пекин. Кому достанется третья квота в танцах? Почему в Михаила Коляду нужно верить? В чём сила наших парников? И кто же в итоге у девушек станет олимпийской чемпионкой? Ответы на все вопросы — в интервью для NEWS.ru. Бегом читать!

Тарасовой и Морозову мешает опыт, Бойковой и Козловскому — психология

— Какие эмоции испытываете перед чемпионатом России? Это больше волнение или предвкушение какого-то масштабного события?

— Обычно всегда предвкушаешь такие турниры, но сейчас волнения больше. Тем более после ковидного сезона, когда было отменено большое количество соревнований. Все очень рады, что начали проводить турниры. Но сейчас, конечно, переживаний больше. Это самый ответственный старт в сезоне у всех. Я приеду в Питер к коротким программам. Буду сидеть на трибунах, умирать от волнения за всех, но особенно за Дашу с Денисом (Бетина работает с парой Павлюченко/Ходыкин в качестве хореографа. — NEWS.ru).

Дарья Павлюченко и Денис ХодыкинФото: Short program Komsomolskaya Pravda/Global Look PressДарья Павлюченко и Денис Ходыкин

— Раз уж мы начали говорить о парах, то давайте с них и начнём. Анастасия Мишина и Александр Галлямов набрали за два последних сезона приличный ход. И сейчас на чемпионате России они будут претендовать на самые высокие места. В чём главная особенность, изюминка этой пары? За счёт чего им удалось в короткий срок стать лидерами?

— Их главная изюминка заключается в стабильности. У них не всегда получались выступления на чемпионатах России, но все остальные старты они проходили успешно. В прошлом сезоне у них были две яркие, победные программы. За счёт своей дерзости, напора, силы они выстрелили.

— Переход к Тамаре Москвиной сыграл определяющую роль в их прогрессе?

— Тамара Николаевна — человек с невероятной энергетикой. Даже когда ты просто стоишь рядом с ней, это ощущается. Я восхищаюсь ею как человеком и как тренером. Как тренер — это невероятный масштаб личности. Ребята, естественно, это всё понимают и ощущают. Это то, что могло их зарядить. Поэтому они так сильно спрогрессировали.

— Самая опытная пара у нас — это Евгения Тарасова и Владимиров Морозов. Перед этим сезоном они перешли в группу Тутберидзе. На ваш взгляд, работа с Этери усилила пару? Вы видите кардинальные изменения?

— Для меня не произошло какого-то перевоплощения ребят. Единственное, в программах стала видна рука Дани Глейхенгауза (хореограф группы Тутберидзе. — NEWS.ru). В остальном — Женя и Вова верны себе. Это по-прежнему сильная и хорошая пара.

Евгения Тарасова и Владимиров МорозовФото: Dmitry Golubovich/Global Look PressЕвгения Тарасова и Владимиров Морозов

— Несмотря на победы в этом сезоне, Тарасова и Морозова продолжают испытывать проблемы со стабильностью. Казалось бы, это самая опытная пара, но срывы у Жени до сих пор происходят очень часто. Как с этим бороться? Опыт есть, мощный тренерский штаб есть, а вот стабильности — нет.

— Как раз в случае с Женей и Вовой опыт может играть с ними злую шутку. Там, где молодые и дерзкие не боятся совершать ошибки и идут сломя голову, ребята могут лишний раз перестраховываться. Наверно, поэтому оно так происходит. Технически они могут делать абсолютно всё. Раньше у ребят был, например, четверной подкрут, они его делали. На мой взгляд, им мешает большое количество мыслей. Они, будучи опытными, знают, какими последствиями может обернуться то или иное падение, поэтому, возможно, где-то осторожничают, напрягаются, и это в итоге выливается в не очень хороший результат.

— Говоря о паре Бойкова/Козловский, нельзя не отметить то, что они немножко пошли на спад. Ещё два года назад эта пара брала чемпионат Европы, сейчас им как будто недостаёт стабильности. С чем это связано?

— У любого спортсмена идёт карьера по волнообразной линии. Бывают подъёмы, спады на протяжении всей карьеры. Возможно, какой-то небольшой спад в начале сезона у ребят был, но сейчас они снова набирают обороты. Тамара Николаевна — опытный специалист, очень хороший тренер. Она знает, как подвести ребят в оптимальной форме к чемпионату России. Пара очень хорошая, и не раз это доказывала, в том числе на международных стартах. Возможно, как-то психологически мог повлиять на них прогресс одногруппников (Мишина/Галлямов). Пришли ребята, которые быстро выстрелили. Это могло психологически немного надломить. Впрочем, это всё в прошлом. В этом сезоне у них с этим проблем нет.

— Чего не хватает паре Павлюченко/Ходыкин, чтобы добиться так называемого лоска?

— У всех разное понимание понятия лоска. Для кого-то это вытянутые ножки, для кого-то это идеально исполненные параллельные, для кого-то — стопроцентное попадание в музыку. Но в целом это всё сводится к внешнему опрятному виду, эстетическому моменту. У Даши с Денисом есть свои физиологические особенности. У них разное соотношение роста и веса. Из-за этого создать идеальные параллельные линии просто невозможно, потому что разные рычаги: длинна рук разная, длинна ног разная. Мы, конечно, работаем над вычищением линий, но в то же время мы понимаем, что это не наш козырь. Поэтому берём больше техническими и акробатическими моментами. Думаю, даже на сегодняшний день Даша и Денис могут бороться за самые высокие места.

Дарья Павлюченко и Денис ХодыкинФото: Komsomolskaya Pravda/Global Look PressДарья Павлюченко и Денис Ходыкин

Уличный танец спутал планы нашим лидерам

— Наименьшая интрига в расстановке сил у нас в танцах. Как минимум, с первым и вторым местами всё понятно. Поэтому давайте обсудим программы ведущих танцевальных дуэтов (Синицина/Кацалапов и Степанова/Букин). Как вам постановки? Не все в восторге от уличных танцев ребят.

— Ведущие танцевальные пары не стали экспериментировать в этом сезоне, а решили обратиться к тому, что наработано, хорошо известно и понятно. Немного уличный танец спутал их планы. Это не совсем органика наших ведущих пар. Они пытались сделать всё возможное, чтобы в их исполнении уличный танец выглядел конкурентоспособным. Мне больше, наверное, нравится уличный танец Саши с Ваней.

— А в чём преимущество этого танца над танцем Вики и Никиты?

— В этом танце чуть больше современной подачи, музыкальности, что ли. У Никиты и Вики больше катания в программе. Понятное дело, что катание — это основа основ в танцах, но хотелось увидеть побольше современных движений. Саша и Ваня работают не только ногами и руками, но и корпусом. По мне, они более ограничено смотрятся в этом стиле танца, они его больше чувствуют.

— С третьей квотой всё решено? Она достанется Дэвис/Смолкину?

— Такой исход вполне возможен. Но нужно отметить, что Диана и Глеб сильно прибавили в этом сезоне. Они не уступают своим конкурентам.

Не нужно Коляду просто так сбрасывать со счетов

— Наша мужская одиночка — это боль?

— Я бы не назвала это болью. Были моменты, когда мальчишки показывали очень классные прокаты. Да, не было такого, что обе программы шли без ошибок, на одном дыхании, но это Олимпийский сезон. Им психологически тяжело. Недавно вышло интервью Алексея Ягудина, в котором он сказал, что наши парни не рассчитывают на медали на Играх. Понятное дело, что ребята не читают все подряд интервью, но давление всё рано ощущают. Я бы сказала, что наша мужская одиночка — это нервы.

— Но Ягудин ведь прав?

— Я бы так не сказала. Не нужно Коляду просто так сбрасывать со счетов. Если он не откатал чисто на этапах Гран-при, это совсем не значит, что он откатает также на Олимпиаде. Олимпиада — это такой старт, на котором может произойти всё что угодно.

— Но ведь очевидно, что Миша психологически не очень устойчив. С Игр в Пхёнчхане каких-то кардинальных изменений в этом отношении не произошло...

— После того турнира Миша полностью изменил свою жизнь, он отказался от многих вещей ради своей цели. Сейчас он не распыляет свою энергию на всё подряд. Он провёл очень большую работу у себя в голове. Я верю в то, что он сможет проявить себя в Китае.

Михаил КолядаФото: Dmitry Golubovich/Global Look PressМихаил Коляда

— Олимпийские надежды вы связываете только с Мишей, или молодые ребята тоже могут выстрелить?

— Они могут и должны выстрелить. Я возлагаю большие надежды на Марка Кондратюка, Макара Игнатова, Женю Семененко и Андрея Мозалёва. Они все всё умеют и могут себя проявить.

— Как вы отнеслись к решению вернуть «Белого ворона» (прошлогодняя произвольная программа Михаила Коляды)?

— Алексей Николаевич — гений фигурного катания, профессор. На мой взгляд, он поступил совершенно правильно. Он понимал, что если оставить «Ворона» на два сезона, то она приестся как зрителям, так и самому Мише. Эта программа могла его эмоционально исчерпать. Поэтому они посоревновались какое-то время с новой программой, а затем вернулись к «Ворону». Это стратегически верно рассчитанный шаг.

О травмах в группе Тутберидзе знают, потому что их каждое действие разглядывают под микроскопом

— Травма Косторной — конец Олимпийским надеждам?

— Пропустить отбор на Олимпиаду — это всё, беда, ничего уже не исправишь. Но люди восстанавливаются после травм, возвращаются. Конечно, у нас принято считать, что девочки очень рано заканчивают. Но мы можем всегда смело и радостно смотреть на Лизу Туктамышеву и понимать, что можно кататься долго. У неё тоже были тяжёлые периоды в карьере, но она через всё это прошла. Алёна тоже сможет вернуться, если захочет.

— Все приводят в пример Лизу. Но разве Лиза — это не исключение из правил?

— Нет. Лиза — это как раз закономерное следствие работы с грамотным тренером. С тренером, который сделал так, что спортсменка может прыгать тройной аксель и четверные прыжки в любом возрасте. Это нормально, что в таком возрасте можно кататься.

Елизавета ТуктамышеваФото: Dmitry Golubovich/Global Look PressЕлизавета Туктамышева

— В этом сезоне действительно немало травм, и это касается не только группы Тутберидзе. С чем это связано?

— Это олимпийский сезон. Все пытаются усложняться. На тренировках тратят большее количество нервов, что в итоге вытекает в различные травмы. В этом плане олимпийский сезон очень страшный и непредсказуемый.

— В таком случае насколько обоснованы претензии к Этери Тутберидзе? Разве травмы происходят только в её группе?

— Не имеет никакого значения, к какому тренерскому штабу ты принадлежишь. В первую очередь сам спортсмен ответственен за своё здоровье. Твоё тело — твой инструмент, ты должен к нему прислушиваться. Если ты не способен за ним следить, то ты должен об этом сообщить тренерам. Травмы получали все и всегда. Во всех группах и во всех видах. Будет не совсем корректно говорить, что травмы — это норма. Но это точно неотъемлемая часть спорта. Почему мы знает о травмах в группе Тутберидзе? Потому что к этому тренерскому штабу приковано огромное внимание, каждое их действие разглядывается под микроскопом. В других группах мы не знаем, какие травмы есть, потому что за ними никто пристально не следит. В «Хрустальном» очень высокий уровень подготовки, который подразумевает высокий риск различных повреждений. Фигуристы, выполняя те или иные элементы, должны понимать, на что они идут.

Лиза показала, что её есть, за что любить

— Щербакова является одной из главных претенденток на поездку в Пекин. Как вы оцените её форму в этом сезоне?

— Аня находится в состоянии постоянного преодоления. У неё невероятно сильный характер. Да, что-то не получилось на старте сезона, но очень хочется верить, что к чемпионату России она подойдёт в оптимальной форме. У неё сильная новая короткая программа. Вообще программы в этом сезоне очень ей подходят по образам.

— Смена короткой — верное решение?

— Да. Единственное, я не согласна с мнением, что восточные мотивы из предыдущей короткой не шли фигуристке. К тому моменту, когда мы видели эту программу, она была ещё сырой. Я думаю, к середине сезона она довела бы её до нужного состояния. Аня — фигуристка, которая умеет работать в разных образах. Она классная артистка в этом плане. Я думаю, что восточную тему она смогла бы раскрыть. Но вообще, это правильно, когда в олимпийском сезоне отказываются от риска и стараются выбирать что-то наиболее привычное и выигрышное. В новом образе она выглядит взрослее, и это ей очень играет на руку.

Анна ЩербаковаФото: Dmitry Golubovich/Global Look PressАнна Щербакова

— Лиза выдаёт отличный сезон, и наконец её оценки соответствует прокатам. Можно ли говорить, что судьи наконец полюбили Лизу?

— Я бы сказала, что Лиза показала, что её есть за что любить. Она в последнее время стабильно катается. Также она смогла улучшить свою компонентную составляющую. Лиза не из тех спортсменов, которые стараются выезжать на том, что у них есть. Наоборот, она не стоит на месте, постоянно совершенствуется. Её работу наконец увидели судьи, поэтому и баллы стали выше. Судьи увидели в ней стабильную, конкурентоспособную фигуристку.

— Можно ли сказать, что на нынешние высокие оценки Лизы в какой-то степени повлиял предыдущий сезон, а точнее — её выступления на чемпионате мира, командном турнире?

— Я бы не сказала, что эти турниры стали определяющими. Они также стали неким итогом проделанной работы. Если Лиза в потоке, если она почувствовала драйв, она будет до конца в этом драйве. В каком-то смысле эти турниры дали ей хорошее подспорье на этот сезон, уверенность в себе, в собственные силы. Поэтому мы сейчас видим такое хорошее катание.

— Мы с октября не видели Сашу Трусову. Два месяца без постоянной соревновательной практики могут обернуться для неё проблемой? Или, наоборот, в какой-то степени передышка может только положительно сказаться на её форме?

— В случае Саши всегда важнее всего спокойствие. Во всём. И то, что она пропустила, это может стать для неё положительным моментом. Она смогла выдохнуть и в максимально спокойной режиме, планомерно подготовиться к турниру. На мой взгляд, для неё это время без турниров и лишней нервотрёпки было в плюс.

— Майя из всех претенденток на поездку в Пекин имеет меньше всех шансов?

— Шанс есть у всех и всегда. Олимпийский сезон непредсказуем. Однако, мне кажется, что было бы нерационально отправлять Майю на Игры. Потому что она пока совсем неопытная фигуристка и в плане исполнения четверных прыжков, и в плане всего остального. Лучше сделать акцент на других девочках, а у Майи всё ещё впереди.

— Если вдруг Майя замёт третье место на ЧР, но тренерский совет решит отправить в Пекин другую девочку, это будет справедливо?

— Если это будет обосновано, то да. Тренерский совет принимает решение не пальцем в небо. Они многое анализируют, сравнивают соревнования. Если понадобится, возможно, они проведут ещё один дополнительный отбор.

— Камила Валиева — будущая олимпийская чемпионка?

— Хочется сказать, что да. Я знаю, что в нашем виде спорта не стоит надевать на кого-то медаль заранее. Так много с кем поступали. На Юлю Липницкую надевали медаль, и она была достойна победы в индивидуальном турнире. Так же, как и Медведева в своё время. У нас все девчонки всегда достойны. Поэтому даже не хочу отвечать на этот вопрос. Пусть оно случится само, без лишних прогнозов.

Камила ВалиеваФото: Dmitry Golubovich/Global Look PressКамила Валиева

— Елена Радионова сказала нам в интервью, что она не испытывает грусти и сожаления от того, что кто-то из этого талантливого поколения не доедет до Игр. Мол, это спорт — выживает сильнейший. А у вас нет сожаления от того, что кто-то из девчонок останется за бортом?

— Конечно, есть. Очень большое сожаление. Я вообще всегда недоумевала от того, что только три квоты. Откуда взялась эта цифра? Почему именно три? Вот, например, выиграла у нас какая-нибудь фигуристка чемпионат мира. Она — лучшая в мире, она едет на следующие соревнования. Но при этом у нас есть ещё целая толпа из лучших фигуристок. В итоге получается, что до больших турниров доезжает только часть лучших, остальные лучшие останутся дома. То есть на условных Играх фигуристки будут соревноваться не со всеми сильнейшими. Это странная ситуация, когда чемпионат страны сильнее, чем чемпионат мира и даже Олимпиада. На Играх, правда, хотелось бы увидеть всех девочек. Все достойны.

Кстати, в связи с этим всё больше подтверждаемся мысль о том, что Олимпиада — это катализатор. Должно повезти с тем, что именно в эти четыре года ты попал, именно на отборочном турнире ты выстрелил. Это история очень тесно связана с везением. Кому-то везёт больше, кому-то — меньше. У той же Алёны был чемпионат мира, который она совершенно точно могла выиграть, но его отменили. Поэтому если кто-то не попадёт на Олимпиаду, это будет связано не с тем, что кто-то плохо тренировался, а с тем, что не повезло. Три квоты — это очень мало. Нужно больше квот!