Президент Международной федерации футбола (ФИФА) Джанни Инфантино, выступая на конгрессе Азиатской футбольной конфедерации (АФК), наступил на любимую мозоль. Идея увеличить количество команд — участниц финальной части чемпионатов мира отнюдь не нова. Ещё в январе 2017 года Совет ФИФА утвердил расширение, начиная с 2026 года. Сейчас же Инфантино заговорил о внедрении нового формата уже на мировом первенстве в Катаре-2022. News.ru хватается за голову.

Кому это нужно?

О новом формате известно немного. Всё зыбко-расплывчато и находится в стадии обсуждения. Вместо нынешних восьми групп по четыре команды в финальной пульке будет 16 групп по три сборных. Две лучшие выходят в плей-офф.

Но основное изменение коснётся квотирования. Именно здесь заложен главный смысл реформы. В два раза увеличат своё представительство на чемпионатах мира Азия (с четырех до восьми), Африка (с пяти до девяти), а также Северная и Центральная Америка (с трех до шести). И это не учитывая возможности квалифицироваться через стыковые матчи.

Меньше выгадают от реформы Европа (с 13 до 16) и Южная Америка (с четырех до шести). Тогда как для Океании решение представляется революционным. Этот регион получит полноценную путёвку, которую не нужно будет отвоевывать у представителя Южной Америки.

Фото: Антон Сергиенко/News.ru

Таким образом, ответ на вопрос «Кому это нужно?» очевиден. С точки зрения ФИФА, реформа будет способствовать популяризации футбола во всем мире. А раз так — организация со своей целью справляется.

Для многих сборных второго-третьего эшелона попадание на чемпионат мира упрощается. Некоторые из будущих счастливчиков окажутся на мундиале впервые в истории. Это лавинообразно запустит процесс: больше внимания — больше аргументов перед спонсорами — больше финансирования — больше инвестиций — качественнее инфраструктура, уровень подготовки как тренеров, так и футболистов. Последние и вовсе получат необходимый опыт игры с сильнейшими.

Но тут не всё так просто.

Нам это нужно?

Популяризация футбола — это хороший лозунг, за которым удобно прятать собственную выгоду. Когда Инфантино баллотировался в президенты ФИФА, в предвыборной программе он говорил о 40 командах. Сейчас же — о 48.

Вот она, цена избрания в рулевые мирового футбола.

Избравшись благодаря поддержке целого ряда федераций и ассоциаций, Инфантино старается теперь не только для себя. Да, увеличатся затраты (на $325 млн), но возрастут и доходы ($640 млн). По информации AFP, чистая прибыль ФИФА за ЧМ-2026 составит $4,18 млрд против $3,54 млрд за ЧМ-2018.

Другое дело, что пострадает как продукт сам чемпионат мира. Уже сейчас он уступает по силе участников, а значит и по зрелищности чемпионату Европы и Кубку Америки. А новое квотирование грозит размыть уровень команд до неприличия и лишить происходящее смысла — определение сильнейшего сильнейшими.

Фото: Антон Сергиенко/News.ru

На групповом этапе с тремя командами, по сути, лишь один матч из трех будет привлекать внимание и иметь хоть какую-то спортивную составляющую. Понятно ведь, что при жеребьёвке одна сборная на предварительной стадии будет отдана на растерзание двум другим.

Да, для сильнейших путь до чемпионства останется тот же — семь матчей. Но уровень соперников на групповом этапе низок даже при 32 сборных. Чего уж говорить о турнире с 48 участниками.

Возникает и много сопутствующих проблем в плане организации. Подсчитано, что нагрузка на страну-хозяйку возрастёт в полтора раза. Это больший поток болельщиков, больший трафик, больше тренировочных баз и шесть матчей за один день вместо трёх-четырех.

На данный момент очевидно: решение ФИФА — политическое, финансовое, какое угодно, но не спортивное. Йозефу Блаттеру, чтобы понять это, пришлось покинуть кресло главы ФИФА из-за коррупции. Его преемник держит в руках то же золотое руно. Оно слепит глаза Инфантино и туманит разум: «Больше-больше».