5 марта члены Общественной наблюдательной комиссии (ОНК) Москвы собрались на внеочередное заседание. На нём они проголосовали за то, чтобы запустить процесс исключения из состава своей коллеги Марины Литвинович. Теперь этот вопрос должен рассмотреть совет Общественной палаты. Официальная причина такого решения — разглашение тайны следствия по делу Любови Соболь и неоднократные жалобы адвокатов и обвиняемых на Литвинович. NEWS.ru постарался разобраться, какими могут быть истинные мотивы попытки исключить её из ОНК.

Судьбу пока ещё действующего члена ОНК Москвы Марины Литвинович решит совет Общественной палаты. За то, чтобы правозащитница стала кандидатом на исключение, проголосовали 22 члена комиссии, «против» — семь. Литвинович говорит, что это голосование стало для неё полной неожиданностью, а также обращает внимание на ничем не мотивированную экстренность заседания, которое состоялось прямо в преддверии мартовских праздников.

Как только стало известно о намерении исключить Литвинович из ОНК, появились мнения о политической мотивированности такого решения. Коллеги-правозащитники утверждают, что она слишком активная и независимая и попала в новый созыв ОНК Москвы «по недосмотру». Глава правозащитной организации «Агора» Павел Чиков называет происходящее с Литвинович «расправой и окончательным распадом института общественного контроля над тюрьмами». Он говорит о том, что ОНК становятся всё более управляемыми и зависимыми, в том числе из-за того, что в последние годы принимались правила и нормы, затрудняющие правозащитную работу.

<...> И, наконец, был запущен механизм отзыва мандата. Именно то, что сейчас происходит с Мариной Литвинович — она самый яркий сегодня представитель ОНК — вымирающего вида активного (сотни посещений), публичного, бескорыстного и безапелляционного члена комиссии. Именно ради таких людей институт задумывался и создавался. Марине — безусловная поддержка, а молчаливому агрессивно-послушному большинству, в советском стиле учиняющему расправу над нелояльным общественным деятелем — однозначное осуждение, — написал он.

Фото: abstract2001/instagram.com

Голосование среди членов ОНК состоялось 5 марта, когда пройдёт заседание совета Общественной палаты, пока неизвестно. Литвинович в беседе с NEWS.ru рассказала, что пожаловался на неё другой член комиссии — Николай Зуев. Об этом было заявлено на собрании, подчеркнула она. По её словам, поводом для жалобы стало интервью Литвинович телеканалу «Дождь» в декабре прошлого года, речь в котором шла о деле Любови Соболь. Зуев посчитал, говорит правозащитница, что таким образом она разгласила данные предварительного следствия.

Члены ОНК друг на друга не пишут жалобы. Обычно заключённые, их родственники пишут. Но здесь это беспрецедентный случай, когда жалобу на одного члена ОНК подал другой член ОНК. Он обвинил меня голословно, не опираясь ни на какие документы. Это его мнение. И вот на этом основании решили меня исключить.

Марина Литвинович правозащитник, член ОНК Москвы

В то же время ответственный секретарь ОНК Москвы Алексей Мельников заявил NEWS.ru, что жалоба в отношении Литвинович — инициатива не Зуева, он лишь зачитал её текст во время заседания комиссии. По его словам, обращение пришло «по линии МВД из изолятора временного содержания». Мельников говорит, что оно поступило кому-то из членов ОНК на электронную почту, но не от имени ведомства, так как обычно подобные жалобы высказываются устно. Правозащитник подчеркнул, что «жалоба пришла извне».

Он добавил, что лично голосовал против инициации процесса исключения Литвинович из состава ОНК.

Я голосовал против, потому что там действительно, возможно, есть признаки нарушения закона. Но я как секретарь борюсь за то, чтобы у нас была хорошая статистика посещений. Литвинович — одна из активных членов ОНК. На заседании я просил снисходительно к ней отнестись, даже если было нарушение закона. Из тех, кто голосовал против, много тех, кто активно посещает. На заседании было 32 или 33 человека, семи не было, всего нас 40. Семь ходят слабо, три вообще не ходят.

Алексей Мельников ответственный секретарь ОНК Москвы

Мельников отметил, что подал представление в Общественную палату с просьбой исключить троих членов комиссии из её состава: речь идёт о тех, кто совсем не посещает места заключения, а также не присутствует на внутренних мероприятиях ОНК.

Деятельность Общественной наблюдательной комиссии регулирует ФЗ № 76 «Об общественном контроле за обеспечением прав человека в местах принудительного содержания и о содействии лицам, находящимся в местах принудительного содержания». Согласно ему, поводов для прекращения полномочий члена ОНК существует около десятка. Например, если правозащитник сам изъявил желание покинуть комиссию, если он имеет непогашенную судимость, если у него есть близкие родственники, которые находятся в СИЗО или в колонии. Также закон предусматривает прекращение полномочий, если человек не выполняет обязанностей члена ОНК, в том числе не посещает места заключения, или же если был грубо нарушен Кодекс этики.

Литвинович говорит, что обвинить её в неисполнении обязанностей невозможно: она посещает арестантов чаще остальных. Нарушение же Кодекса этики ей не вменяли. Правозащитница также отмечает, что закон об ОНК предусматривает недопустимость разглашения данных предварительного следствия, однако максимальная санкция за это — предупреждение от следователя. С другой стороны, согласно части первой статьи 14 закона, поводом для исключения из комиссии может стать нарушение законодательства при посещении мест заключения, а разглашение данных следствия под это подпадает.

Как рассказал NEWS.ru бывший член ОНК Москвы, а ныне вице-президент российского подразделения Международного комитета защиты прав человека Иван Мельников, у членов ОНК и раньше отзывали мандаты и случай Литвинович не первый. Однако впервые участнику комиссии вменяют разглашение данных следствия: в основном раньше из комиссии исключали людей, которые очевидно игнорировали общественную работу и не посещали арестантов. К этой мере прибегают крайне редко, добавил он.

Фото: abstract2001/instagram.com

Эксперт также посетовал, что ОНК становится всё менее и менее независимой структурой, независимым правозащитникам всё труднее туда попасть. Например, самому Мельникову не удалось войти в новый созыв ОНК в 2019 году, несмотря на многочисленные рекомендации от уполномоченных по правам человека и активную работу в предыдущие три года. Поводом для отказа в членстве стало несоответствие документов НКО, от которой он выдвигался.

Правозащитник считает, что общественный контроль — это эффективный инструмент, благодаря которому условия в местах заключения и жизнь арестантов значительно улучшились в последние годы. Его эффективность, говорит он, заметили даже немецкие коллеги, которые хотят внедрить у себя на родине похожий институт.

Недавно с коллегами, с членами СПЧ, с ФСИН, с депутатами Госдумы мы говорили с немецкими правозащитниками, членами парламента, членами уголовно-исполнительной системы. Они очень интересуются нашей темой (общественным контролем за колониями и СИЗО. — NEWS.ru), хотят себе этот опыт перенять, мы добились определённого положительного результата. И мы не должны это сейчас упустить, но мы делаем всё, чтобы всё пало прахом. Когда у нас западные страны хотят перенять опыт, а мы делаем такие показательные вещи.

Иван Мельников вице-президент российского подразделения Международного комитета защиты прав человека

ОНК Москвы отреагировала на заявления коллеги и резонанс в СМИ и опубликовал официальное заявление. В нём утверждается, что Литвинович неоднократно нарушала Кодекс этики членов ОНК и закон об ОНК, а также на неё неоднократно поступали жалобы «со стороны адвокатов, обвиняемых, подозреваемых и органов власти».

Марина Алексеевна в своих публичных комментариях манипулирует общественным мнением, намекая на политизированное решение в отношении её персоны, однако, например, умалчивает о своём предыдущем нарушении, которое связано с навязыванием адвоката гражданину, обвиняемому в государственной измене (ст. 275 УК РФ), — сказано в заявлении.

Литвинович, в свою очередь, активно занимается кампанией в свою защиту. Так, она создала петицию против своего исключения из ОНК, которую на данный момент подписали уже более 15 тысяч человек, а также привлекла внимание СМИ к данной проблеме. Кроме того, по её словам, поддерживающие её люди пишут письма в Общественную палату. Она надеется, что это поможет совету ОП прислушаться к её позиции и принять взвешенное решение. Правозащитница говорит, что будет судиться с Общественной палатой в том случае, если её всё же решат исключить из комиссии. Также Литвинович заявила о желании поучаствовать в выборах в Госдуму, если она будет освобождена от обязанностей общественного наблюдателя.

В подготовке материала также участвовала Марина Ягодкина.