В Екатеринбурге, видимо, проведя активные следственные мероприятия, выяснили, наконец, кто покушается на вызывающий массу противоречивых оценок Ельцин-центр, кто бьёт стёкла в атриуме и на стеклянной крыше всего здания, которое и так подвергается всевозможным нападкам со стороны лиц, скептически оценивающих вклад покойного в развитие страны. Уже ведь краской мазали белоснежную статую первого президента. Да так, что пришлось убрать её вовнутрь. А тут стёкла бьют, как в плохом водевиле. Может, рука недовольного Никиты Михалкова дотянулась?


Но, слава богу, в очередной раз выяснилось, что хулиганят вполне себе аполитичные существа — вороны. Что просто вьются над Центром и время от времени бомбардируют его камнями. Известное развлечение пернатых.

Так, в девяностых случился аналогичный конфуз с только что отреставрированным зданием Гостиного двора, что на Ильинке. Мэр Лужков тогда даже собственноручно рассказ написал — «Тайна Гостиного двора». И тоже авторитетные комиссии мозги себе свернули, пытаясь понять, кто же это подкладывает свинью под успешно осуществлявшуюся мэрией реконструкцию исторических московских зданий, кто варварски бьёт стекла на крыше. Не иначе как оппозиция. Может, даже коммунистическая. А выяснилось, не поверите, — всё те же вороны. Причина — их «бомбометание» при пикировке на крышу. Одно слово — вороны. Что с них возьмёшь!

Хотели что-то взять и с бакланов, которых вице-губернатор Санкт-Петербурга Игорь Албин заподозрил в порче только что сданного футбольного стадиона. Мол, всего-то в шесть раз превысили изначальную смету сооружения. Хотели бы заморозить прочие расходы, так бакланы бессовестные не дают. Идея настолько овладела массами, что на «Крестовском» даже указатели повесили в форме безжалостных птиц. Такой в Питере тотем появился.

Так что на бессознательных птиц всегда можно и происки врагов повесить, и смету дополнительную. К слову, в Екатеринбурге приобретают некие отпугиватели ворон. Может, всему коллективу просто регулярно исполнять «Чёрный ворон, ты не вейся надо мной!»? Вроде и Борис Николаевич эту песнь жаловал...