Прошла неделя с момента, как появилась информация о намерении Владислава Суркова уйти в отставку. Идут дни, а подвешенный статус то ли ещё помощника президента, то ли уже счастливого медитирующего отставника остаётся без изменения. Словно образы постмодернизма, столь близкого Владиславу Юрьевичу и как политику, и как литератору, сыграли уже с ним некую злую шутку.


Причём он сам поставил себя в положение героя, заблудившегося в тумане неопределённости. Ведь его помощник Алексей Чеснаков продолжает утверждать, что от своего решения погрузиться в нирвану вместо досужих геополитических забот «вечный помощник» уже не отступится. Но решение всё равно лично принимает глава государства, который со своим вердиктом, резолюцией на заявлении, нарочито тянет. И красивый жест Суркова оборачивается каким-то фарсом. Уже и коллегам-журналистам становится скучно.

Сначала появилась информация, что помощник ждёт аудиенции у самого Владимира Путина. Потом вдруг пошли сообщения, что в напряжённом графике президента специальной встречи с Сурковым не запланировано. Нет специального окна. Мол, у лидера страны, да ещё в напряжённый момент начала серьёзных и масштабных политических реформ, есть дела поважнее, чем открывать путь Суркову к вершинам просветления. Между тем в нашей византийщине такая финальная встреча крайне важна для дальнейшей политической судьбы некогда идеолога принципа суверенной демократии и автора понятия «глубинный народ». Одно дело — прощальное рукопожатие, выражающее понимание. Другое — сухая резолюция на бумаге. Недаром президент обычно встречается с уходящими в отставку губернаторами, благосклонно принимает покидающих правительство министров и вице-премьеров, давая понять, что ценит их работу, общий вклад и готов сотрудничать с ними и дальше, в иных качествах. А тут гулкая тишина и молчание первого лица государства.

Все знают, насколько президент ценит именно свою команду, группу преданных ему лично и его идеям соратников. А потому уход кого-то по своим каким-то соображениям может восприниматься как откровенное дезертирство. А Владислав Юрьевич не просто собрался вроде как уйти, но с помощью своего близкого сотрудника разыграл чистую мелодраму с такой пикантной деталью, как предпочтение погружения в состояние медитации служению Отечеству. Мы уже не говорим о том факте, что о самой отставке было объявлено ещё до отмашки Кремля. Словно такой уход многолетнего сотрудника, допущенного к высшей степени секретности, может зависеть исключительно от его изменчивого настроения, мимолётного каприза. Такой вот вышел чистой воды постмодернизм. Тут, как говорится, или вы часть проблемы, или вы часть решения.

Так что, похоже, для начала глубокого погружения в состояние медитации пока нет оснований.

Самое интересное — в нашем канале Яндекс.Дзен