Морские беспилотники в будущем могут стать неотъемлемой частью ордера охранения авианосца ВМС США и тем самым совершить прорыв в концепции боевых действий на воде. Однако в ближайшей перспективе задачи дронам ставятся более скромные — борьба с минами и подводными лодками, под которыми, очевидно, подразумеваются российские субмарины.


Надводный беспилотный корабль среднего водоизмещения (MDUSV) стал первым дроном, успешно преодолевшим в автономном режиме маршрут Сан-Диего — Пёрл-Харбор и обратно. На борту беспилотника Sea Hunter («Морской охотник») не было ни одного члена экипажа, за исключением кратковременного пребывания техников с сопровождающего судна — для проверки работы силовой установки и электроники, уточняет портал Naval News. Испытание — часть расширенного этапа тестирования корабля Управлением военно-морских исследований (ONR) Минобороны США, который продолжается с конца 2016 года.

Sea Hunter спроектирован по схеме «тримаран» и построен оборонной компанией Leidos. В начале 2016-го ходовые испытания беспилотника были завершены, после чего специалисты проверили гидлокатор пятого поколения, способный заблаговременно обнаруживать, классифицировать и избегать препятствия на пути следования, и возможность длительной автономной работы корабля.

Длина Sea Hunter составляет 132 фута (чуть более 40 м). Корабль обладает относительно большой автономностью плавания — от 60 до 90 суток. На нём установлены несколько радаров, оптико-электронная система для круглосуточного сканирования забортной обстановки, станция РЭБ, мощный гидроакустический комплекс, система, в автоматическом режиме определяющая тип засечённой подлодки и сравнивающая её с имеющейся базой данных, а также система связи, позволяющая передавать данные через орбитальную спутниковую группировку и авиацию — морские патрульные разведывательные БЛА MQ-4C Triton, дальние патрульные самолёты Boeing P-8 Poseidon и противолодочные вертолёты Sikorsky SH-60 Sea Hawk.

Ранее предполагалось, что после завершения испытаний в открытом море беспилотник встанет на боевое дежурство, однако сейчас американские ведомства сообщают, что в течение 2019 года Sea Hunter продолжит выполнять тестовый пакет миссий, а затем ему придёт на смену (или расширит серию) более совершенная версия — ONR заключило с Leidos контракт на $43,5 млн на разработку Sea Hunter II, который сейчас строится в Миссисипи. В конструкции и «начинке» корабля будет учтены пожелания, сделанные изначальным заказчиком — Агентством по перспективным оборонным научно-исследовательским разработкам (DARPA) — и ONR, а именно по повышению автономности плавания и расширению списка миссий.

Первоначально американскими СМИ озвучивался следующий принцип работы «Морских охотников»: надводные беспилотники будут сопровождать авианосные ударные группы (АУГ), сканировать водное пространство, оперативно передавать информацию надводным и подводным кораблям ордера охранения и летательным аппаратам, оснащённым полным арсеналом противокорабельного и противолодочного оружия. В отличие от организации взаимодействия боевой техники с дронами на земле АУГ полностью контролируют эфир вокруг себя, и представить, что беспилотнику кто-то перебьёт связь, практически невозможно.

Однако если эта задача и будет поставлена, то, скорее всего, новой версии Sea Hunter. Несмотря на заявления разработчиков, что тестируемый беспилотник сможет выдерживать семибалльный уровень волнения моря, длина в 132 фута указывает на его невысокую мореходность и существующие ограничения в применении при волнении больше трёх-четырёх баллов. Кроме того, корабли охранения авианосца оснащены гидроакустическими станциями, с помощью которых контролируют пространство вокруг АУГ на достаточное расстояние как над слоем скачка, так и под ним. Слой скачка — слой в толще морской воды, плотность, солёность и температура которого резко отличаются от характеристик выше- и нижележащих слоёв. Это то, что даёт возможность субмарине противника использовать его в качестве «жидкого грунта». Поэтому для отслеживания информации под слоем скачка с корабля опускается буксируемая гидроакустическая станция на глубину более 50 метров.

Sea Hunter (макет)Sea Hunter (макет)Office of Naval Research/flickr.com

Наиболее реальный круг задач, на который может быть ориентирован беспилотник, — поиск мин и дизель-электрических подлодок (ДЭПЛ) в прибрежных водах, отмечает The Maritime Executive. Именно в охоте на ДЭПЛ Sea Hunter может стать «военно-морским питбулем», от которого подводной лодке противника будет крайне тяжело отделаться, если он сядет ей на хвост. Чтобы избавиться от него, экипажу ПЛ придётся или покинуть район боевого дежурства, или попытаться уйти с помощью тактических приёмов (оперативного зигзага, маневрирования на глубине и т.д.), или уничтожить преследователя.

Таким образом, учитывая технические характеристики тестируемого Sea Hunter, беспилотник вряд ли будет использоваться для охраны американского побережья. Очевидно, его задачи — обнаружение китайских или, что более вероятно, российских ДЭПЛ. Тем более что в октябре 2018 года 13 стран Североатлантического блока (Бельгия, Дания, Германия, Греция, Италия, Нидерланды, Норвегия, Польша, Португалия, Испания, Турция, Великобритания и США) подписали соглашения о совместной разработке и использовании морских беспилотных аппаратов. Тем более что, например, британские ВМС последнее время не скупятся на вбросы об угрозе, которая исходит от российского подплава. Увеличение военного бюджета требует соответствующего информационного шума, а угроза эта вряд ли новая — новыми могут быть более совершенные в техническом плане подводные лодки, с воздухонезависимыми энергетическими установками, и методы борьбы с ними.