Республика Карелия стала лидером по числу зарегистрированных преступлений экстремистской направленности. Сказать, что новость удивительная — ничего не сказать. Северный регион, граничащий на западе с анекдотично «травоядной» Финляндией, а на юге с Ленинградской областью, которая, согласно тому же составленному по данным Генпрокуратуры и Росстата рейтингу стала абсолютным аутсайдером. News.ru попытался разобраться в истоках этой статистической «аномалии»


Первая мысль при знакомстве с цифрами сводной статистики, согласно которой в Карелии показатель зарегистрированных экстремистских преступлений составил 19,9 на 100 тысяч жителей, (при среднем показателе по России 5,1 на 100 тысяч) — бред, ошибка. Да, был прогремевший в далёком 2006-м году на всю Россию конфликт русского и кавказского населения в Кондопоге. Но потому ведь и прогремевшая, что слишком уж «разрывал шаблон» получившийся контраст. Тогда, в нулевые, весь экстремизм в сознании обывателя существовал исключительно в южных республиках, а прибывавшим из северокавказских регионов гостям столичные правоохранители уделяли особое внимание. Это уже гораздо позже, в десятые, Чечня станет по факту самым безопасным регионом России, но тогда…

Тихий омут

«Результат действительно выглядит достаточно необычно, — соглашается политолог, генеральный директор Некоммерческого партнёрства „Институт политических исследований“ Сергей Марков, — поскольку логичнее было бы представлять на лидирующих позициях такие этнически сложнососоставные регионы вроде Кабардино-Балкарии или Карачаево-Черкессии (Кабардино-Балкария оказалась на третьем месте, — прим. ред.). Но у лидерства Карелии в рейтинге зафиксированных экстремистских преступлений есть своя основа — прежде всего, приходится говорить о заметная депопуляция этого региона, а проще говоря, о постепенном вымирании там русского населения и заполнении образующегося вакуума другими этническими группами. В том числе с юга России. Возникает проблема их общежития с другими этносами — та, которой нет в том же Краснодарском крае, Ставропольской и Ростовской областях, где культура совместного быта разных народов формировалась на протяжении веков».

Задержание подозреваемогоGlobal Look Press/Russian FSB press service

Задержание подозреваемого

По мнению политолога, случившийся межнациональный конфликт в Кондопоге был явно недооценён местными и федеральными властями, достаточные уроки из него извлечены не были, а ведь в основе конфликта лежал не просто этнический фактор, но также и далеко не самая благоприятная экономическая ситуация, спровоцировавшая высокий уровень безработицы, подкреплённый распространением асоциального образа жизни значительной доли местного населения (включая повальное пьянство), отдельным провоцирующим фактором стал высокий уровень коррупции в регионе, когда, по некоторым данным, этнические преступные группировки буквально скупали местные правоохранительные органы.

Впрочем, говоря о нынешнем лидерстве Карелии в рейтинге вспоминаешь не Кондопогу, а совсем свежие уголовные дела. В июне сотрудники прокуратуры Костомукши привлекли к ответственности местного 30-летнего жителя, которые перепостил у себя на страничке в соцсети несколько материалов, ранее признанных российскими судами экстремистскими и попавшими в соответствующий список Минюста. На днях стало известно ещё об одном открытом уголовном деле в отношении молодой карельчанки, которая ещё в апреле разместила у себя на странице посты, призывающие, по мнению правоохранителей, к экстремистской деятельности.

Борьба со следствием

На самом деле, карельские правоохранители со всей душой взялись за выявление нарушителей антиэкстремистского законодательства в киберпространстве и, вероятно, это обстоятельство также повлияло на статистику. Но тут важно вспомнить слова секретаря Совета безопасности Николая Патрушева, который ещё в 2015-и году с опорой на располагаемые им данные заявил о неких явных признаках влияния националистических и реваншистских общественно-политических организаций Финляндии на население республики Карелия.

На этом фоне попадание республики в лидеры рейтинга регионов по числу регистрируемых преступлений экстремистской направленности можно считать логичным.

Эстремистская литература, найденная у задержанных Global Look Press/Russian FSB press service

Эстремистская литература, найденная у задержанных

Тем более, что, так уж сложилось, выявлением вероятных фактов экстремизма в этом регионе занимались и занимаются люди не случайные. Региональное управление МВД в республике возглавляет генерал Дмитрий Сергеев — сокурсник премьер-министра Дмитрия Медведева, который слывёт одним из родоначальников антиэкстремистского тренда. А его предшественник генерал Василий Кукушкин в начале «нулевых» возглавлял МВД Ингушетии, что всякому знающему контекст того времени скажет о многом.

Но пока статистика сухо фиксирует следствия того самого недостатка культуры общежития, о чём справедливо сказал выше наш эксперт. Администрация региона может гордиться тем, что её правоохранители рьяно работают в направлении пресечения случаев экстремизма, тогда как куда предпочтительнее выглядят примеры тех регионов, той же Чеченской республики, где сама профилактика такого рода преступлений — вопрос чести.