Анфан террибль (франц. enfant terrible «ужасный ребёнок») нашей эстрады, Сергей Шнуров заявил, что его летний тур станет последним в биографии группы «Ленинград», и что он сам уходит со сцены. Конечно, в таком заявлении и, тем более, в сравнении самого себя с «прыгающим орангутаном» есть немалая доля артистического кокетства. Ведь было немало прецедентов, когда наши попсовые звёзды, как герой любимого анекдота Бориса Березовского, всё прощались, но никак не хотели окончательно уйти.


Но, скорее всего, Шнур не лукавит. Он оставляет сцену на пике своей популярности. Кто бы ещё мог за два концерта собрать под крышей «Олимпийского» население небольшого российского города. И что важнее — он обладает почти стопроцентной узнаваемостью в стране. Такой уровень — специфический капитал, который можно конвертировать во множество интересных продолжений артистической карьеры, включая и активное участие в политических процессах.

Собственно, на возможность такого поворота сам музыкант ненавязчиво намекает несколько последних месяцев, когда присоединился к узкой группе «пиитов», следующих старому принципу «утром в газете — вечером в куплете». Газету ныне заменяет интернет, но шнуровские тексты, мгновенно растекающиеся из его Инстаграма по многочисленным электронным изданиям и сайтам, всё активнее формируют настроения и отношение к явлениям нашей сумбурной общественной жизни. А это уже не клипы и песенки, а вполне себе политический фактор. Потребители ежедневной информации привыкают к шнуровским рифмованным блиц-экспромтам как к традиционной сводке новостей.

Сергей ШнуровСергей ШнуровAnton Belitsky/Global Look Press

Более того, возглавившая думский комитет по культуре Елена Ямпольская приглашает Шнурова в созданный ею общественный совет, объясняя скептикам свой выбор тем, что страна нуждается в оригинально и независимо мыслящих личностях. Понятно, что сама Ямпольская всеми силами стремится отмыться от своей прежней репутации консерватора и неосталинистки, а потому на новом поприще демонстрирует широту взглядов. Но сам факт присутствия Сергея Шнурова в стенах парламента без его обычной бравады и лексики на грани фола, а в галстуке и белой сорочке — это ли не заявка на рождение совершенно иного героя. И острая реакция на такой вольтфас эпатажного депутата Виталия Милонова выдаёт его то ли растерянность, то ли подспудную ревность.

Потому и нет ничего удивительно в том, что Шнуров отказывает своей старой знакомой Ксении Собчак в личном баттле, как бы она его задним числом не пыталась представить слабаком. Ясно было, что именно вечная кандидатка намеревалась попиариться за счёт рокера, а не наоборот. Особенно на фоне её альковных похождений.

Понятно, что Сергей Шнуров остаётся мастером мистификаций. И стадионный тур ещё впереди. Так что у него есть время для выбора своего дальнейшего пути. Но отлитое в рифмах его нежелание и впредь прыгать на потеху публики отнюдь не означает, что он перестанет быть публичной фигурой. Тем более, как писал де Голль, политика слишком серьёзное дело, чтобы доверить её политикам. Современной политике нужны свежие люди и острый взгляд дилетантов.