Экспертные круги продолжают обсуждать ребрендинг, который совершили элитные подразделения сирийской разведки ВВС «Силы тигра», считающиеся опорой российского военного командования в Арабской Республике. Накануне они были переименованы и переданы под контроль центрального командования сирийской правительственной армии. Теперь отряды этого соединения, которыми по-прежнему командует генерал Сухейль аль-Хасан, называются 25-м подразделением Сил специального назначения.


Сообщается, что несмотря на изменение формата, генерал-майор аль-Хасан и другие офицеры останутся в составе соединения. Проправительственные источники трактуют этот шаг однозначно — полуофициальные «Силы тигра» получили особый статус. Сейчас 25-е подразделение находится в процессе наступления близ ключевого города аль-Таман (в последней удерживаемой противниками официального Дамаска провинции Идлиб). Если ему удастся взять контроль над населённым пунктом, то, скорее всего, оно будет переброшено в другое место — в долину Аль-Габ — для дислокации рядом с Республиканской гвардией. В настоящий момент она пытается отвоевать северную часть этого сельского района. Ранее «Силы тигра» понесли ощутимые потери в живой силе в боях за провинции Хама и Идлиб. Были данные, что 4-я дивизия под командованием Махера Асада, в которой растворились ряд проиранских формирований, ведёт переговоры с российскими военными, чтобы повысить своё участие в боях, что в итоге и произошло.

Саудовские СМИ считают важным контекстом переформатирования «Сил тигра» то, что сирийский президент Башар Асад принял решение распустить военное крыло ассоциации «Аль-Бустан», которое находилось в зоне ответственности его двоюродного брата Рами Махлуфа. Сообщается, что такие меры были приняты после того, как было принято решение (арабские наблюдатели неизменно связывают это с Россией) ограничить расширение продолжающегося найма в подразделения, спонсируемые ассоциацией. По данным Сирийской обсерватории по правам человека, ассоциация, вероятнее всего, продолжит свою работу в благотворительной сфере и сохранит свои кадры и руководство. Наблюдать за её деятельностью, как ожидается, будут администрация президента Сирии и Министерство социальных дел. Сама ассоциация в своём заявлении, размещённом в социальных сетях, утверждает, что благотворительный фонд «Аль-Бустан» был и остаётся частью сирийского общества.

tigerforces01/facebook.com

В экспертной среде полагают, что состоявшееся изменение формата «Сил тигра» может указывать на две противоречивые тенденции, которые, однако, укладываются в процесс реструктуризации сирийской правительственной армии. Речь, скорее всего, идёт о лишении разведки ВВС такого силового компонента, как «Силы тигра», что ослабляет эту самостоятельную структуру, и в итоге спецподразделение превращается в дивизию Сирийской арабской армии, то есть сухопутных войск, пусть и «элитную», заявил News.ru руководитель Центра исламских исследований Института инновационного развития Кирилл Семёнов.

Правда, до конца не ясны связи между разведкой ВВС и «Силами тигра». В связи с этим нельзя исключать, что на каком-то этапе подчинение «тигров» разведке ВВС стало очень условным. Тогда «превращение» в 25-ю дивизию может быть обычным закреплением фактического положения формирований аль-Хасана. Разведка ВВС в большей степени была ориентирована на Иран, а «Силы тигра» работали с Россией. Варианты могут быть и иные. Например, попытка лишить «Силы тигра» самостоятельности, в том числе — возможности проводить автономные операции в обход командования Сирийской арабской армии.

Кирилл Семёнов

руководитель Центра исламских исследований Института инновационного развития

Эксперт не исключает: возможно, это итог операций в провинции Хама, где автономные образования, не входящие в армию, но действующие под российской эгидой, — «Силы Тигра», 5-й штурмовой корпус, «Охотники за ИГИЛ» («Исламским государством», запрещено в РФ) — не смогли достичь нужного результата без вовлечения в операцию формирований Сирийской арабской армии, связанных с Махером Асадом и выступающих в качестве конкурентов «тиграм». Аналитик, впрочем, обращает внимание: многое говорит в пользу того, что вовлечение сил Махера Асада не было решающим и не сказалось на операции, в отличие от прекращения турецкой помощи повстанцам до самого блокирования Хан-Шейхуна.

Семёнов заключает, что нынешний ребрендинг может отражать два противоположных аспекта: или это шаг на пути к ещё большей самостоятельности «Сил тигра», ставших 25-й дивизией, вокруг которой уже может строиться пророссийский компонент Сирийской арабской армии, или наоборот — процесс подчинения этого соединения Сирийской арабской армии и лишения его возможности проводить отдельные операции. Последний вариант говорил бы о снижении российского влияния, уверен аналитик.