Предполагаемые действия российского спецназа в сирийской провинции Идлиб, которая по-прежнему остаётся в руках оппозиционных официальному Дамаску формирований, продолжают обсуждаться в экспертной среде. Антитеррористические рейды, которые приписывают российским силам специального назначения, проходят, по данным местных источников, против боевиков «Ахрар аш-Шам». С этой группировкой российская сторона пыталась наладить диалог. Сообщения — в том случае если они правдивы, — могут указывать на то, что судьба последнего крупного оплота мятежников уже решена.


Волну обсуждения вызвало сообщение о гибели 16 боевиков группировки «Ахрар аш-Шам». Рейд, который стал роковым для членов этого соединения, местные СМИ приписывают российскому спецназу. Согласно имеющейся информации, подразделение совершило нападение на позиции боевиков между городами Касабийе и Хурш-Абдин (южная часть Идлиба). Источники, связанные с «Ахрар аш-Шам», подтвердили журналистам потери среди своих бойцов. По их словам, одним из боевиков, убитых в ходе предположительно российского рейда, был влиятельный полевой командир Басиль аль-Хатиб, который также известен под именем Абу Дахда. Ликвидацию полевого командира Джайша ан-Насира и двух сопровождавших его охранников на северо-западе Хамы также приписывают российским силам. Однако то, зачем россиянам понадобилось вмешиваться в ситуацию в провинции «на земле», остаётся под вопросом. У наблюдателей разные варианты.

Ещё в середине июля на фоне вооружённых столкновений в южных районах провинции Идлиб и в северной части Хамы на северо-западе Сирии западные агентства указывали на то, что российское военное командование разместило в этой местности свои силы специального назначения. Цитируя источники в сирийской оппозиции, Reuters обращало внимание на то, что российские силы якобы были развёрнуты после того, как сирийские правительственные войска не смогли провести успешную наступательную операцию против противников Дамаска. Тогда Министерство обороны России, как и ожидалось, отвергло причастность российских «сухопутных войск» и «спецназа» к боевым действиям в провинции Идлиб, назвав сообщения фальшивкой. Единственное, в соответствии с российско-турецкими соглашениями 2017 года, российская военная полиция может блюсти безопасность по периметру согласованной зоны деэскалации Идлиб.

ИдлибИдлибXinhua/Global Look Press

Присутствие российской военной полиции и советников в Сирии, которое признаётся официально, как правило, обеспечивает прикрытие для действий других сил. Российские военные, как неоднократно писал News.ru, занимаются перестановками внутри сирийской правительственной армии и силовых ведомств. Отчасти это связано с борьбой против коррупции, а отчасти — с желанием предотвратить разрастание иранского влияния, считают эксперты. Боевые действия в Алеппо демонстрируют, что в военных операциях могут принимать участие как российские военные советники, так и, вероятно, различные соединения российской армии, например, военные инженеры. Хотя официальных данных на этот счёт нет. Когда в декабре 2017 года президент Владимир Путин объявил о «победе» в Сирии и выводе российских войск, за исключением «советников», было очевидно, что точку в российской кампании в Сирии ставить рано.

Считается, что конечная цель России в рамках сирийского конфликта — загнать в угол формирования сирийской оппозиции и заставить их вступить в переговоры с правительством страны, отправив по пути «перевоспитания». Этот процесс происходит параллельно с предполагаемым вмешательством РФ в состав руководства сирийской армии и силовых ведомств Арабской Республики.

Впрочем, сообщения об участии российского спецназа в Идлибе могут указывать на разные тенденции. Уверенные наступательные операции правительственной армии в районе Идлиба и жёсткие стычки с турками отчасти свидетельствуют, что судьба провинции уже определена. Для Турции мятежный анклав не представляет собой большой значимости и рассматривается, вероятно, только как инструмент большого размена. Более ценны для официальной Анкары только северные части Сирии, которые прилегают к турецкой границе. Вероятно, какая-то часть провинции отойдёт правительственной армии. Какая-то — будет отдана отфильтрованной оппозиции. Не исключено, что задача РФ как международного гаранта сейчас — создать буфер между двумя зонами.