На 97-м году жизни скончался Юсуф аль-Кардави — один из самых влиятельных и противоречивых современных исламских богословов, оставивший после себя 50 томов книг. Уже при жизни одни его называли едва ли не святым, а другие считали, что он идет прямой дорогой в огонь джаханнама-ада.

Окончив в 1953 году самую авторитетную в мусульманском мире школу — университет Аль-Азхар, египетский богослов прочно вошел в исламский и политический дискурс стран региона. Аль-Кардави был не просто формальной духовной фигурой, но чрезвычайно активным участником религиозной и политической жизни Ближнего Востока со второй половины двадцатого века. К его голосу прислушивались крупные религиозно-политические партии региона. Он был иконой мудрости и знания для египетской исламистской организации «Братья Мусульмане»*. Основанные в 1928 году, на два года позже рождения аль-Кардави, «Братья» время от времени и с переменным успехом привлекали к себе мусульман, предлагая исламскую политическую альтернативу каждый раз, когда светский или националистический курс светских политиков приводил к неудачам.

В середине XX века «Братьям» удалось привлечь и аль-Кардави. Выступавший против тогдашнего президента Египта Гамаля Абделя Насера аль-Кардави с 1949 по 1961 год не раз сидел в тюрьмах якобы за участие в убийствах политических деятелей Египта. Считается, что там его жестоко пытали, но он все равно не отрекся от идей «Братьев». Когда его спрашивали, чем его так привлекает эта исламистская организация, он отвечал, что она «не ограничивает роль ислама одной лишь духовной сферой, а несет свет Корана во все сферы личной и общественной жизни».

Впрочем, посвятить жизнь аль-Кардави хотел не одним лишь «Братьям-мусульманам». В 1961 году из-за гонений на организацию он перебрался в Катар, где подружился с тогдашним шейхом страны Ахмадом бин Али Аль-Тани. В дальнейшем аль-Кардави уже не принимал особо активного участия в деятельности «Братьев Мусульман» и даже несколько раз отказывался от официальных постов, сохраняя при этом статус неформального духовного лидера организации.

Премьер-министр Палестины в секторе Газа Исмаил Хания во время визита к шейху Юсуфу аль-Кардави в столице Катара Дохе, 3 февраля 2012 годаФото: Mohammed Al-Ostaz Apaimages/ZUMAPRESS.com/Global Look PressПремьер-министр Палестины в секторе Газа Исмаил Хания во время визита к шейху Юсуфу аль-Кардави в столице Катара Дохе, 3 февраля 2012 года

Хорошие отношения у богослова были и с палестинцами из освободительного движения ХАМАС. При посещении Газы, которую контролируют хамасовцы, аль-Кардави всегда мог рассчитывать на теплый прием.

Богослов не раз заявлял, что арабская община находится в перманентном состоянии войны с евреями Израиля, поэтому по исламу якобы дозволено убивать любого израильтянина — «законную цель в войне». Чтобы окончательно развязать палестинцам руки, аль-Кардави даже издал несколько религиозных предписаний — фетв, в которых оправдывал убийство евреев. Богослов уверял, что для борьбы с врагом допустимы все методы, в том числе массовые убийства с так называемыми поясами шахидов. Хотя самоубийство в исламе грех, он утверждал, что смертники не кончают с собой, а лишь погибают на пути джихада из-за «случайного последствия боевого задания». Те, кто не могли принять участие в джихаде, должны были помогать «палестинскому освобождению» как-то еще, например материально. Глава ХАМАС Исмаил Хания при встрече с аль-Кардави целовал ему руку и называл «великим имамом современного мира».

О, Аллах, забери врагов ислама. О, Аллах, забери коварных еврейских агрессоров. О, Аллах, посчитай их, а затем убей одного за другим и не пощади никого, — говорил аль-Кардави в 2009 году, в ходе одной из своих телепередач.

К слову, аль-Кардави был частым гостем на телевидении. Самой популярной оказалась программа «Шариат и жизнь» на катарском телеканале «Аль-Джазира» (телеканал назвал смерть богослова концом целой эпохи в современном исламе). Передачу смотрели более 60 миллионов зрителей, которые звонили уважаемому имаму, рассказывали о своих проблемах и получали советы, что им стоит делать дальше.

Обычный пример: женщина звонит в студию и грустно рассказывает, что муж решил привести в дом вторую жену. Задачей аль-Кардави было успокоить собеседницу и объяснить, что все делается по исламскому закону и от того, что муж будет делить ложе с еще одной женщиной, все только выиграют. Другой пример: в студию звонит девушка, которая некоторое время назад переехала в Европу и стала сомневаться в том, что хиджаб необходим, а богослов наставляет ее на истинный путь, уговаривая не рвать с исламскими традициями.

Вообще, аль-Кардави особенно любил обсуждать темы, связанные с мусульманами на Западе. Для них он даже написал отдельное руководство «Дозволенное и запрещенное в исламе», где объяснял, как жить во враждебном для ислама мире.

Египетский богослов Юсуф Аль-КардавиФото: Nmkuttiady/wikipedia.orgЕгипетский богослов Юсуф Аль-Кардави

При этом страны Запада вроде США или Великобритании не разрешали аль-Кардави въезд из-за его высказываний, но он считал, что и так знает все что нужно о европейской цивилизации.

Ислам завоюет Европу, не прибегая к мечу и сражениям. Европа несчастна из-за материализма, из-за философии распущенности и по причине аморальных соображений, которые правят западным миром. Они больны корыстью и баловством. Европе пора проснуться, найти выход и другого спасателя, и спасательной шлюпки, кроме ислама, она не найдет, — говорил богослов.

Как бы это парадоксально ни звучало, во многом всенародная любовь мусульман к аль-Кардави объясняется тем, что он был публичным примером того, что приверженность исламу и его ценностям не имеют ничего общего с насилием и варварством исламистских террористических организаций. Дело в том, что, несмотря на агрессивные высказывания против Израиля, сам аль-Кардави считал себя умеренным верующим, который хотел избавить ислам от консервативного застоя. Так, он выступал против женского обрезания и считал, что парни и девушки могут учиться вместе. Консервативные мусульмане даже в шутку называли его «сейид халяль», то есть «господин халяль» (халяль — дозволенное в исламе), так как он порой разрешал даже то, что в исламе запрещено.

Конечно, с одной стороны, он призывал убивать евреев, но с другой — писал научные работы, в которых крайне критически относился к насилию, которое применяло ИГ* и «Аль-Каида»* якобы для распространения ислама. После терактов 11 сентября аль-Кардави даже издал фетву, согласно которой мусульмане США были обязаны идти в армию и служить в Афганистане. Правда, через год он отозвал это предписание и извинился за него.

Впрочем, к концу жизни, ссылаясь на «изменившиеся обстоятельства», аль-Кардави совсем отошел от тем террористов, джихадистов и прочих радикалов, а вместо этого стал изучать светские темы, вроде изменения климата или демократии с точки зрения ислама.

Я выступал против экстремизма и экстремистов еще четверть века назад. Я увидел в них угрозу для религии и Земли, для человека и общества. Я направил свое перо, язык и мысль, чтобы призывать к умеренности и отвергнуть преувеличения и небрежность как в области фикха (исламской юриспруденции) и фетв, так и в области проповеди ислама, — писал он.

Палестинцы посещают траурную палатку бывшего председателя Международного союза мусульманских ученых шейха Юсуфа аль-Кардави в городе Газа Фото: Ashraf Amra/Keystone Press Agency/Global Look PressПалестинцы посещают траурную палатку бывшего председателя Международного союза мусульманских ученых шейха Юсуфа аль-Кардави в городе Газа

В последние годы аль-Кардави почти полностью исчез из общественной жизни и сфокусировался на издании собрания своих сочинений в 50 томах. Теперь, после смерти богослова его оппоненты, а таких хватает даже в суннитской среде, опасаются, что его «яд навсегда останется пятном на исламской общине». Они считают, что именно с одобрения аль-Кардави террористические организации перестали сторониться самоубийственного истишхада-мученичества за веру и взяли его на массовое вооружение. В это же время последователи богослова горько оплакивают потерю и говорят, что теперь некому будет отстаивать исламские идеалы и дело освобождения Палестины. Как бы то ни было, и те и другие, узнав о смерти известного богослова, повторяют одну и ту же фразу «инна лилляхи ва инна илейхи раджиун», что переводится как «воистину, мы принадлежим Аллаху, и к Нему мы вернёмся».

Шейх Юсуф аль-Кардави был общепризнанным учёным, носителем фундаментальных исламских знаний, — отмечает российский востоковед Кирилл Семёнов. — Труды, книги и суждения этого человека были масштабными, некоторые из них вызывали дискуссии, но критика всегда сопровождает творческий и профессиональный путь таких великих фигур.


* ИГ, «Аль-Каида», «Братья Мусульмане» террористические организации. Деятельность в РФ запрещена.