Есть много кошмарных историй женщин, которые попали под напускное очарование боевиков террористической группировки ИГИЛ (запрещена в РФ), а затем с трудом сбежали из халифата. Они успели испытать все радости «праведной» жизни и до сих пор не могут забыть о пережитых ужасах. Однако некоторые романтичные особы по-прежнему ведутся на любовные признания исламистов.

Охота на езидских девственниц

В эпоху расцвета ИГИЛ (2013–2016 годы) хоть и было много женщин, которые отправились к исламистам добровольно, но большинство в халифате все же являлись насильно захваченными или обращенными в ислам рабынями. Тяжелее всего пришлось езидским женщинам. Езиды — курдская этническая группа, которая по игиловской трактовке ислама является «дьяволопоклоннической» и должна быть полностью вырезана. По той же игиловской трактовке женщин-езидок можно обращать в сексуальное рабство, чем боевики после прихода к власти и занялись с особенным рвением.

Одна из езидских девушек, превращенная в рабыню игиловцев, рассказывает, что сначала езиды пытались скрыться от ИГИЛ в горах на северо-западе Ирака, но позднее, когда все припасы кончились, спустились обратно, сдавшись радикалам. Судьба мужчин тут же оборвалась, а женщин погрузили в автобусы и повезли вглубь территорий, занятых «халифатом».

Когда автобусы подъехали к одному из занятых игиловцами городов, женщинам сказали, что это их последний шанс принять ислам. Согласился ли кто-то — неизвестно, зато известно, что вскоре после этого в автобус зашли радикалы, чтобы выбрать себе рабынь. Об этом рассказывает одна из находившихся в том автобусе, 16-летняя деревенская езидка. В течение нескольких месяцев она успела «выйти замуж» за четырех разных боевиков. Каждый из них давал ей имя на свой вкус. Она успела побывать Умм Азизой, Умм Халид и Умм Рукья. Интересно, что такие имена у арабов обычно даются матерям и буквально переводятся как «мать того-то». Позже она и впрямь родила девочку, которую назвали Хибба, а ее мать-рабыня стала Умм Хибба. Так она и осталась «матерью Хиббы», девочки, которую она родила от хозяина-террориста. Умм Хибба и ее дочь живы и сегодня, им удалось вернуться в родные места после поражения игиловцев. Однако возвращение принесло ей мало радости — родные и односельчане прокляли ее, потому что она сожительствовала с игиловцами, хотя и против своей воли. Дело в том, что езидская община крайне закрыта, до сих пор даже ученым, например, мало что известно об их религии. Когда игиловцы брали в плен езидок, некоторые матери даже просили своих несовершеннолетних детей заняться сексом друг с другом, чтобы девочки не лишились девственности от неезидов. Плюс матери надеялись, что таким образом они смогут уберечь дочерей от бандитов, для которых девственницы представляли наибольший интерес. По этой причине езидская община официально отказалась признавать ребенка от игиловца. Умм Хибба так и живет в ненавидящей ее семье, а если кто-то из местных пытается ей помочь, то ему начинают угрожать за помощь «игиловской подстилке». И езидок с подобной судьбой тысячи.

Изнасилования и ненависть близких: жизнь женщин в ИГИЛ и после Фото: AP/TASS

БДСМ по методике ИГИЛ

Несмотря на все ужасы, которые пришлось и все еще приходится переносить езидками, их положение, как бы странно это ни звучало, еще можно назвать привилегированным. Хоть им и не всегда рады, но по крайней мере на официальном уровне езидская община принимает их обратно, а в Ираке им выдаются репарации и предоставляются различные льготы. Совершенно иной жизнью после ИГИЛ живут арабские женщины и мусульманки в целом.

На севере Ирака есть приют, в котором живут арабки, которых точно так же похищали, пытали и насиловали игиловцы. Эти женщины называют себя «невидимыми жертвами ИГИЛ», так как от них, в отличие от езидок, полностью отказались как семьи, так и государство. В ранее упомянутую иракскую программу включили лишь езидов, христиан и другие меньшинства. Мусульманки не могут претендовать на ежемесячные выплаты, медицинские и психологические услуги и жилье, в отличие от, например, езидок.

В убежище собрались жертвы народного поверья, согласно которому если женщина была в плену у ИГИЛ, то она автоматически стала членом группировки. И если езидки сумели закрепить за собой статус жертв, поэтому в обществе к ним относятся более-менее с сочувствием, то мусульманки в качестве таковых не признаются.

«Мусульманские женщины, которые были взяты ИГИЛ в рабство, не нашли места, чтобы вернуться, они все еще живут в тени общества, и никто не признает и не уважает их», — рассказывали живущие в приюте.

Об ужасах жизни при ИГИЛ подробно рассказали как раз эти женщины из приюта. Они видели, как исламисты привязывали женщин к потолочным вентиляторам вверх ногами и избивали палками. Девушки пытались воззвать к религиозным чувствам их насильников, призывая бояться Бога на что игиловцы отвечали «проститутка» и реагировали серией еще более сильных ударов.

Женщины из приюта признаются, что игиловцы часто устраивали оргии, переходя от одной женщины к другой, попутно заставляя несовершеннолетних детей этих женщин смотреть на все это действо, прежде чем сделать то же самое с ними.

Одна из женщин в приюте по имени Умм Дия, которую по возвращении в свою деревню заклеймили «падшей» и избили, говорила информагентству Al-Jazeera, что из-за травмы, полученной после постоянных изнасилований, ее дочь утратила способность разговаривать.

«Я тебя стыжусь, я больше не хочу тебя, ты отдала свое тело боевикам ИГИЛ», — говорил муж Умм Дии, избивая ее.

Умм Дия уверена, что ее дочь еще можно спасти, но средств для лечения у нее нет.

По словам другой жертвы, суннитки Хадижи из сирийского города Ракка, игиловцы все до одного были жестоки по отношению к женщинам. Другого обращения она просто не встречала. Ее игиловский муж имел трех жен и всех троих систематически избивал. Она рассказывала, что однажды во время «милой» семейной поездки со всеми своими женами он с радостью сказал, что хочет им кое-что показать, и повез их смотреть публичные казни. В первом случае мужчину привязали к стулу и сбросили с самого высокого здания в городе, а во втором женщину закидали камнями до смерти.

Часть женщин из приюта на севере Ирака все же смогли вернуться в свои дома, где они формально продолжают быть женами своих мужей из доигиловской жизни. Но на практике бывшие мужья и презирают их, и спокойно берут себе новых «чистых» жен, а жертвы халифата лишь выполняют функцию домашней слуги.

Изнасилования и ненависть близких: жизнь женщин в ИГИЛ и после Фото: Nikolas Joao Kokovlis/ZUMAPRESS.com/Global Look Press

Женские батальоны пыток

Часто боль женщинам причиняли не мужчины, а другие представительницы прекрасного пола. Существовали целые женские отряды, которые должны были следить за исполнением исламских предписаний. Эта структура назывались «Бригады аль-Ханисы» в честь арабской поэтессы времен раннего Ислама. Каждое утро автобус с карательницами выезжал с игиловской базы, а еще до заката они арестовывали от 10 до 40 нарушительниц предписаний Аллаха.

Совершать настоящие преступления кто-либо кроме игиловцев просто боялся, но кого-то арестовывать было надо, и чтобы попасть в игловский автозак, хватало неправильно надетого платка. Эти бригады арестовывали, пытали и убивали за курение сигарет или за кормление ребенка грудью где-либо, кроме как дома. Также арестовывали женщин с маникюром и вырывали им ногти. С тем же успехом в нарушении исламских канонов обвиняли беременных, которые неслись в больницу для родов и не успевали надеть платок. Их арестовывали и везли в участок, а уже сами роды проходили под пытками.

Случалось и такое, что женщины из карательных отрядов во время патрулирования встречали нарушительницу, которую они могли знать лично. В таких случаях остальных просили сделать вид, что ничего не заметили. Однако зачастую такая доброта оборачивалась тем, что на пожалевшую писали донос, а затем пытали и убивали в пример остальным.

Некоторые женщины шли в батальон по принуждению, а другие просто получали от происходящего удовольствие. Женщина, известная по кличке Хажер, которая командовала одним из отрядов, признавалась, что не испытывает какого-либо сожаления за содеянное, а также отмечала, что самыми жестокими были мусульманки, приехавшие на джихад из стран Запада.

В халифат по доброй воле

В эти батальоны, как правило, входили не плененные женщины, а те, кто в той или иной мере самолично разделял идеи «Исламского государства». Как правило, это женщины, которые сами прониклись идеями халифата или просто поехали вслед за своими наглядными. Они даже сейчас вспоминают эпоху халифата с теплотой.

Одна из таких женщин — Нур Мухаммад говорит, что не смогла бросить своего любимого мужа и отправить его одного в Сирию, поэтому последовала за ним. Там, по ее словам, он баловал ее всем, что она хотела, так как знал, что в любой день может умереть. Нур вспоминает эти дни с теплотой и признается, что ей даже нравились его новые длинные волосы.

Судьбы у бывших невест ИГИЛ сложились по-разному. Одни были убиты еще в первые месяцы пребывания в халифате. Другие, теперь уже овдовевшие жены игиловцев, приговариваются к смертной казни только сейчас. Некоторые из них даже после оглашения приговора не раскаиваются в своих взглядах и ни о чем не жалеют. Есть и те, кто продолжает жить в палатках в специальных лагерях для жен боевиков. Там много девушек из Европы, вроде Шамимы Бегум, которая покинула Британию в возрасте 15 лет. Шамима уже многие годы просит прощения у Лондона и ведет переговоры с правительством Британии, чтобы ей разрешили вернуться. А пока родина решала, впустить ли ее, Шамима оставалась в одном из лагерей и постоянно делилась с мировыми медиа о том, как она «себя ненавидит». Правда, в настоящее время Шамима находится в бегах, так как после очередного интервью другие жены боевиков ИГИЛ не выдержали медийности своей подруги и пообещали ее убить.
В этой крайне неблагополучной среде, где на регулярной основе происходят убийства, растут и дети игиловцев, которые обещают, что знамя халифата снова поднимется.