Турция стремится к разработке ядерного оружия. В этом, по крайней мере, уверен авторитетный Бюллетень учёных-атомщиков. По мнению эксперта издания, последняя активность турецкого президента Реджепа Тайипа Эрдогана свидетельствует о том, что он изучает возможность заиметь собственные ядерные боеголовки несмотря на то, что в Турецкой Республике уже размещены американские атомные бомбы.


Всерьёз о ядерных амбициях Эрдогана заговорили после его выступления на Генассамблее ООН в 2019 году. В своей речи турецкий президент посетовал на то, что ядерные державы имеют неоправданное преимущество перед другими странами и не стесняются им пользоваться. Лидер государства заявил, что стратегическое оружие должно быть либо запрещено, либо разрешено для всех.

Несколько стран обладают ракетами с ядерными боеголовками, не одна и не две, — в том же году заявил Эрдоган, выступая перед внутренней аудиторией. — Но нам говорят, что мы не можем иметь их. Я не могу это принять. В мире нет развитой страны, которая не обладала бы ими.

Большинство экспертов считают опасения по поводу ядерного оружия в Турции преувеличенными. Они указывают на тот факт, что республика уже защищена американским «ядерным зонтиком» и является одним из пяти государств в Европе, где размещено ядерное оружие США. На авиабазе Инджирлик, как известно, хранится около 50 атомных гравитационных бомб B61, но сама Турция не имеет ни средств доставки, ни обученных для этого лётчиков. Кроме того, страна подписала и ратифицировала Договор о нераспространении ядерного оружия 1968 года.

Однако эксперт Бюллетеня учёных-атомщиков Джон Спакапан считает, что есть по крайней три причины беспокоиться по поводу ядерных амбиций Эрдогана. Во-первых, он сам намекал на то, что статус ядерной державы пойдёт Анкаре на пользу, повысив её вес в решении региональных конфликтов. Сегодня из всех ближневосточных держав только Израиль с молчаливого согласия Запада де-факто обладает ядерным оружием, что неизменно нервирует Турцию и даёт ей повод стремиться к выравниванию положения.

На фоне подобной риторики Анкара ввязалась в дорогостоящий и, как считают многие, совершенно ненужный проект строительства четырёх энергоблоков АЭС «Аккую» на южном побережье. Она возводится по проекту Росатома и по плану будет введена в эксплуатацию в 2023 году. Официально причиной для старта этого проекта Анкара называет попытку снизить зависимость от российского и иранского газа, но экономисты сомневаются в выгоде от «Аккую». Проект обойдётся стране дорого, а стоимость производимой энергии будет не такой уж низкой. Кроме того, тот факт, что Россия строит АЭС и обучает персонал для неё, не позволяет говорить о том, что таким образом Турция избавляется от энергетической зависимости. И учитывая низкие цены на газ в последние годы, этот вид топлива остаётся наиболее оптимальным для Турции, которая в будущем может заменить его на возобновляемые источники энергии — в стране подходящие климатические условия для солнечных батарей и ветровых электростанций.

Автор Бюллетеня учёных-атомщиков делает вывод, что раз экономическая выгода от «Аккую» не очевидна, за строительством АЭС стоят другие факторы. Так, развитие «мирного атома» может служить прикрытием для более воинственных планов, как это было в случае Ирана.

Вызывает беспокойство тот факт, что Турция может использовать атомную энергетику как прикрытие для приобретения технологий производства ядерных бомб, — поясняет Джон Спакапан. — Передача технологий уже происходит. С начала реализации проекта «Аккую» турецкие инженеры стали второй по численности национальной группой, изучающей ядерную физику в России, где до них побывали сотни иранских и северокорейских учёных.

И наконец, с 2018 года Турция активизировала связи с Пакистаном, который тоже может поделиться с ней необходимыми знаниями. Два года назад Анкара выиграла крупный контракт на строительство четырёх военных кораблей для Исламабада, став вторым поставщиком вооружения в Пакистан после Китая.

Турция стала проявлять большой интерес к ядерным технологиям в последние десятилетия, стремясь получить навыки обогащения урана и превращения его в плутоний — два важнейших компонента ядерного оружия, — добавляет эксперт Израильского центра национальной безопасности Ари Егози. — Стремительно развивающееся стратегическое взаимодействие между Турцией и Пакистаном даёт основания опасаться передачи технологий производства ядерного оружия Турции.

Эксперт Бюллетеня учёных-атомщиков, однако, не уточняет, какими последствиями грозит Анкаре попытка войти в ядерный клуб. Самоустранение США от ближневосточных дел и недавнее решение президента Дональда Трампа о выводе части войск из Германии действительно могут заставить Турцию задуматься о ненадёжности американского «ядерного зонтика». Но международная изоляция и тяжелейшие экономические санкции, с которыми столкнулись Иран и Северная Корея, говорят о том, что у ядерной пятёрки есть достаточно средств, чтобы сохранить эксклюзивность своего клуба. Стоимость членского взноса может оказаться непростительно высока для Анкары и перевесить все плюсы от обладания собственными ядерными боеголовками.

Добавьте наши новости в избранные источники