Саудовское издание Asharq Al-Awsat сообщило 16 августа со ссылкой на неназванный источник в сирийской оппозиции, лояльный Турции, что государства возглавляемой США так называемой международной коалиции по борьбе с ИГ (организация признана террористической и запрещена в РФ) прилагают усилия, чтобы лишить оппозицию поддержки Анкары. В обмен оппозиции обещают дать возможность сохранить контроль над территориями, на которых они действуют в настоящее время.

Также, по информации турецкой газеты Türkiye, страны Запада принимают меры для усугубления того, что турецкое СМИ охарактеризовало как «хаос» в Сирии. При этом участники международной коалиции уже якобы связались с сирийской оппозицией и довели до неё, что Турция намерена «предать» её сирийскому режиму.

Один из лидеров сирийской оппозиции, который провел встречу с представителями международной коалиции и пожелал сохранить анонимность, рассказал Türkiye, что если оппозиция захочет в будущем объединиться с районами, находящихся под контролем возглавляемых курдами Сирийских демократических сил (СДС/SDF), то США и их союзники окажут им всяческую поддержку, в том числе и для получения международного признания.

Оппозиция не верит Турции

Данные сообщения, безусловно, заслуживают внимания, особенно на фоне возможной нормализации отношений между Анкарой и Дамаском, что, естественно, заставляет поддерживаемые Турцией фракции сирийских повстанцев задуматься о собственном будущем под турецкой эгидой.

В частности, министр иностранных дел Турции Мевлют Чавушоглу в прошлый четверг напомнил, что в октябре прошлого года провел короткую встречу со своим сирийским коллегой Фейсалом Микдадом в Белграде на полях конференции неприсоединившихся стран, где сделал акцент на необходимости примирения сирийской оппозиции с Дамаском как единственного пути к достижению прочного мира.

Мевлют ЧавушоглуФото: Sha Dati/XinHua/Global Look PressМевлют Чавушоглу

В этом контексте следует иметь в виду, что в СМИ и соцсети периодически вбрасывается информация о планах интеграции группировок сирийской оппозиции, действующих под эгидой Турции, в так называемый шестой корпус правительственной армии, который должен войти в состав Сирийской арабской армии, пройдя соответствующий процесс примирения, как это случилось с 8-й бригадой пятого корпуса на юге Сирии. О том, что эта информация является несколько более чем просто слухами, может свидетельствовать заявление одной из крупнейших оппозиционных группировок северо-запада «Файлак аль-Шам», которая в марте 2019 года опровергла сообщения о возможном своем вхождении в шестой корпус.

Ещё одним фактором, который заставляет турецкую оппозицию искать возможные пути ухода из-под турецкого зонтика, является её неуверенность в итогах президентских и парламентских выборов в Турции в 2023 году. В случае поражения на них Реджепа Тайипа Эрдогана и его Партии справедливости и развития перспектива поддержки вооруженной сирийской оппозиции может стать еще более туманной.

В целом сирийская оппозиция на северо-западе страны крайне негативно смотрит на возможный процесс примирения с Асадом и в случае навязывания подобной повестки со стороны Анкары будет искать иные варианты продолжения своей деятельности. Как минимум это касается части фракций повстанцев.

Кроме того, оппозиционный Сирийский исламский совет, куда входят наиболее авторитетные религиозные деятели сирийской оппозиции, часто выступающий в качестве неформального «рупора» для трансляции «неудобных» мнений от имени всей оппозиции, в своем заявлении подверг критике слова Чавушоглу о том, что районы Тель-Рифаат и Манбидж, где Турция планирует провести военную операцию, могут перейти под контроль сирийского правительства в Дамаске и что это будет решением проблемы находящихся там курдских радикальных группировок, угрожающих Анкаре. По мнению сирийских исламских ученых, ни в коем случае нельзя дать возможности Асаду вернуть эти территории.

Таким образом, у многих фракций сирийских повстанцев, несмотря на их декларируемую зависимость от Анкары, есть сомнения, связанные с действиями Турции в Сирии. Кроме того, некоторые из оппозиционных сирийских деятелей раньше уже указывали на то, что Анкара не может являться надежным партнером, в отличие от Вашингтона, и что сирийские группировки не должны поддерживать турецкие планы в Сирии. Такой подход присущ в большей степени оппозиционным формированиям, состоящим из представителей племен востока страны, чьи «исконные» территории сейчас находятся под контролем поддерживаемых США SDF.

Отношение части представителей племен Восточного Евфрата к турецким операциям в Сирии еще в августе 2019 года выразил их соплеменник и известный ближневосточный аналитик д-р Хассан Хассан:

«Ни один сириец не должен поддерживать захват Турцией районов, в настоящее время поддерживаемых США. Турция занимает центральное место в политике России на северо-западе и не смогла остановить Россию или предотвратить эти атаки. Как бы то ни было, экспансия Турции в другие части страны — плохая идея для всех... Говорят: курды передадут эти районы режиму Асада. Посмотрите, кто обычно передает районы режиму Асада. Намеренно или нет, но именно Турция является ключевым фактором успеха России», — выразил опасения за судьбу оппозиционных районов, связанных с Турцией, Хассан Хассан.

Башар АсадФото: СоцсетиБашар Асад

Кто предаст первым?

Именно так называемые восточные группировки, состоящие из представителей племен Восточного Евфрата, являются наиболее «слабым» звеном турецкого влияния в оппозиционной Дамаску Сирийской национальной армии. Между восточными племенами и протурецкими фракциями неоднократно вспыхивали боестолкновения. В итоге это привело к вмешательству в их конфликт Турции, которая переформировала неспокойные группировки, распределив их по дивизиям и бригадам СНА.

Тем не менее начавшаяся в 2021 году фрагментация СНА вновь привела к обособлению восточносирийских фракций в её рядах.

В начале 2022 года в рамках СНА было создано Движение за освобождение и строительство под руководством полковника Хуссейна аль-Хаммади, куда вошли группировки из восточных сирийских племен: «Ахрар аш-Шаркия», «Джейш аш-Шаркия», 20-я дивизия и восточный филиал «Сукур аш-Шам» (организация признана террористической и запрещена в РФ). Нельзя исключать, что в случае неуверенности этих фракций в продолжении их поддержки Турцией они смогут договориться с американцами о переходе под их эгиду и возвращении на территории провинции Дейр-эз-Зор, контролируемые Сирийскими демократическими силами — там располагаются их племенные территории. Это могло бы привести к укреплению «арабской составляющей» в SDF, к чему, собственно, стремились американские основатели оппозиционного альянса в момент его возникновения.

В то же время предложения, касающиеся переориентации оппозиционных сил от Турции к США, могли быть сделаны международной коалицией на встрече с представителями тех фракций СНА, которые до недавнего времени были получателями военной помощи со стороны Вашингтона в качестве непосредственных участников этой самой коалиции. Впрочем, эта не мешало им числиться в рядах протурецкой СНА и вести боевые действия против своих же союзников по коалиции. Например, в рамках СНА действуют такие подразделения, как «Дивизия аль-Мутасим» или «Дивизия аль-Хамза». Они были сформированы при активном участии американцев специально для борьбы с ИГИЛ и вошли в состав коалиции.

В отличие от неудачного проекта создать с нуля 30-ю дивизию Свободной сирийской армии (ССА), полностью лояльную американцам и состоящую только из полностью проверенных и обученных американцами же бойцов, процесс развертывания более крупных соединений из ранее существовавших группировок ССА для борьбы с ИГ шёл успешно. В «Дивизию аль-Хамза», которая разворачивалась с апреля 2016 года в анклаве на границе с Турцией, вошли пять группировок ССА. Они получили американское вооружение, а многие офицеры прошли переподготовку с участием американских инструкторов.

«Дивизия аль-Мутасим» была также включена в американскую программу помощи, как наиболее последовательный противник «Ан-Нусры» (организация признана террористической и запрещена в РФ) и ИГ. Она была развернута из одноименной бригады при помощи США.

Кроме этих двух дивизий получателем американской помощи и участником коалиции в СНА является и 51-я бригада.

Хотя в настоящее время «Дивизия Хамза» может считаться одной из наиболее лояльных Турции, история говорит, что для ее руководства нет проблем в случае необходимости поменять «покровительство». Тем более эта группировка пытается играть во все более фрагментирующуюся СНА самостоятельную роль, выйдя в июле из всех внутренних альянсов в рамках этой оппозиционной армии.

Аль-Баба-яга против: мир Турции и Асада не устраивает сирийскую оппозициюФото: ahmad fallaha via imago-images.de/Global Look Press

В поисках альтернативной Сирии

Вместе с тем озвученные в статье Asharq Al-Awsat заявления представителей коалиции по борьбе с ИГ относительно гарантий сохранения территориального контроля оппозиции в провинциях Идлиб, Алеппо и Хама звучат сомнительно, поскольку неясно, как они намерены реализовывать этот контроль. США никогда не ставили задачи по непосредственной вооруженной поддержке оппозиции в ее противостоянии с правительством, если это не касалось Восточной Сирии. Достаточно вспомнить отказ США и коалиции по борьбе с ИГИЛ поддержать SDF в Африне, так как эти районы находились вне зоны ответственности коалиции.

Динамика противостояния России и Запада на фоне украинских событий может заставить Вашингтон идти на новые шаги по созданию очередных антироссийских фронтов. В связи с этим в США могли возникнуть идеи использовать сирийскую оппозицию для более активных действий в Сирии. В то же время Анкара отказывается использовать повстанцев в качестве элемента борьбы с Россией и открывать «новый фронт» и, напротив, начинает процесс нормализации отношений с Дамаском.

Впрочем, пока у США нет необходимых рычагов воздействия на всю сирийскую оппозицию. Однако переманить часть протурецких группировок под собственный «зонтик» — с этой задачей Вашингтон может попробовать справиться.

Собственно, прокурдские Сирийские демократические силы (SDF) создавались в 2015 году Соединенными Штатами в качестве альтернативы протурецким и просаудовским альянсам. В SDF должны были войти многочисленные оппозиционные группировки Свободной сирийской армии (ССА). Предполагалось, что эти группировки в координации с курдскими формированиями Отрядов народной самообороны (YPG/ОНС) должны были вести боевые действия против ИГ, формируя на «освобожденных территориях» новую, «альтернативную» Дамаску Сирию, которая и была изображена на гербе и знамени SDF, а не ограничиваться нынешними районами контроля, возглавляемыми курдами из Автономной администрации севера и востока Сирии.

В число сооснователей SDF вошли прежде всего оппозиционные группировки ССА, ранее объединенные в командование «Вулкан Евфрата» на востоке Сирии. Это, например, «Армия революционеров», «Армия революционеров Ракки», «Лива аль-Джихад фи Сабил Аллах» (организация признана террористической и запрещена в РФ) и другие. Однако впоследствие американцы не смогли добиться нужного баланса между фракциями сирийской оппозиции и курдскими ОНС в рамках SDF, позволив представителям леворадикальных курдских сил играть лидирующую роль в этой организации.

Были попытки укрепить арабскую составляющую альянса, например в 2018 году. Тогда, по некоторым данным, были предложения со стороны Саудовской Аравии вывести группировки «Джейш аль-Ислам» (организация признана террористической и запрещена в РФ) из пригорода Дамаска — Восточной Гуты — на сирийский северо-восток. Однако проект был тогда отвергнут из-за оппозиции курдских левых радикалов, не желавших усиления исламской составляющей в альянсе. Да и сами американцы к этой идее по включению исламистов в прокурдские SDF отнеслись достаточно прохладно. Таким образом, «Джейш аль-Ислам» переехал вместо сирийского северо-востока на север в зону турецкой операции «Оливковая ветвь» и вместо SDF вошел в состав СНА, превратившись из просаудовской в протурецкую фракцию.

Тем не менее при нынешнем раскладе сил на сирийском северо-востоке и при должном внимании Вашингтона к этому вопросу нельзя исключать, что Соединенные Штаты попытаются реанимировать идею по превращению SDF в более широкую оппозиционную коалицию без курдского доминирования для использования альянса в качестве «альтернативной Сирии», как для противостояния с Дамаском, так и для оказания давления на Турцию и Иран.