Главный тренер сборной России по самбо Дмитрий Трошкин в преддверии чемпионата мира, который пройдёт в ноябре в Сеуле, в эксклюзивном интервью News.ru рассказал, как проходит подготовка к главному старту сезона, с какими сложностями столкнулись спортсмены и как развивался процесс временного признания самбо олимпийским видом спорта.


«Чемпионат мира пройти на одной ноге невозможно»

Чего ждёте от сборной на чемпионате мира в Сеуле?

— Любой спортсмен и тренер ждёт от соревнований победы, иначе не было бы смысла готовиться. Но надо отдавать себе отчёт, что это чемпионат мира, где все соперники очень серьёзные.

Где будет проходить основной этап подготовки и как обстоят дела с составом?

— До 27 октября каждый будет работать самостоятельно, а после мы соберёмся в Новогорске, где проработаем с каждым спортсменом и вес, и основных соперников. 5 ноября стартуем в Сеул.

По составу у нас всё традиционно: 70 процентов — прежние, опытные ребята, а 30 — молодые. В некоторых весовых категориях как раз пришло новое поколение, у которых уже есть опыт международных встреч. А в двух категориях мальчишки из Чебоксар — Александр Фёдоров (62 кг) и Александр Бондарев (68 кг) — в связи со следственным разбирательством по допингу, к сожалению, не успевают заявиться на этот чемпионат мира. Таким образом, на турнир от России вместо них поедут в весовой категории 62 кг Тагир Тагиров из Дагестана, который был минувшей весной на чемпионате Европы в Испании и занял третье место, а в 68 кг — Михаил Воробьёв, он завоевал серебро на этом же европейском турнире. Думаю, мы сделали правильный выбор.

Какие вопросы возникли по допингу?

— Там достаточно сложная история. Это не употребление запрещённых веществ, а превышение нормы употребления медицинских средств. То есть врач училища олимпийского резерва порекомендовал спортсменам восстановительные лекарства. И под такой совет попали около 70 человек из разных видов спорта. Он прописывал восстановительные капельницы, объём которых не должен был превышать 50 мл, а он, грубо говоря, давал рекомендацию на введение 100 мл. И эта история продолжалась больше двух или трёх лет. Соответственно, когда определённые структуры обратили внимание на то, что врач даёт неправильные рекомендации, спортсменов попросили дать объяснения. После этого начали заниматься уже с врачом, провели следственные действия, даже дело уголовное завели. А полгода назад все объяснения, которые ребята писали, приобщили — и на всех 70 человек открыли дела по нарушению антидопинговых правил. Сейчас идёт разбирательство, наши ребята по срокам никак не попадают на турнир.

Дмитрий ТрошкинДмитрий Трошкинsambo.ru

Могут ли они пострадать из-за ошибки врача?

— Они могут и должны быть оправданы, но поезд уже ушёл. Это трагедия для каждого спортсмена — стать чемпионом России, завоевать путёвку на чемпионат мира, отдать лучшие годы своей жизни на подготовку и не поехать из-за ошибки врача.

Тем не менее Россия остаётся ведущей державой в самбо, но кто будет главным конкурентом на ЧМ?

— Конкуренты у нас остаются прежние — страны постсоветского пространства и дальнего зарубежья: Грузия, Белоруссия, Монголия. Также, если смотреть по последним чемпионатам мира, медали доставались и французам, и нашим заокеанским коллегам из Южной Америки. Сборную Украины ни в коем случае нельзя недооценивать, они всегда боролись за высшие награды.

В любом случае легко не будет.

— А как же! Чемпионат мира пройти на одной ноге невозможно, но мы надеемся на хорошие выступления и мужской, и женской команды — это наша цель. Хоть мы и родоначальники этого вида спорта, на лидеров всегда настраиваются ещё сильнее. Это раньше, во времена СССР, когда мы выезжали на чемпионаты мира, можно было ставить десятку, которая завоевала бы все чемпионские титулы, потому что и стран было не так много, и мы, действительно, были на голову выше. Сейчас — это Россия, которая гораздо меньше Советского Союза, плюс страны постсоветского пространства, где самбо осталось традицией, продолжают расти и развиваться. Теперь сложнее завоевывать медали. Если в начале 2000-х на чемпионате мира выступало около 40 стран, то сейчас на последних турнирах были представлены свыше 90. Уровень конкуренции в борьбе за золото изменился — он постоянно возрастает.

«После прилёта в Монголию пошли спать — потом ходили с квадратными головами»

В июле наша сборная ездила на соревнования в Монголию. Расскажите подробнее.

— При Советском Союзе вообще было принято каждый год в эту страну ездить, потому что там живут одни из лучших борцов в мире. Это и сейчас осталось некой традицией. В Монголии любят борьбу, тем более там президент — чемпион мира по самбо. В этом году мы поехали на Кубок мира, следили за новыми правилами — стенка на стенку, как и раньше, но со смешанными составами — по три мальчика и три девочки. Интересный, кстати, формат. Наша сборная по итогам турнира заняла первое место в таблице. Но монголы — очень сильные конкуренты.

Как спортсмены переносят акклиматизацию? Всё-таки Азия, где пройдёт и мировой чемпионат, — не Европа.

— Расстояния действительно большие. По своему опыту скажу так: лучше или выступать сразу после прилёта, или две недели побыть там и тогда выступать. Но в Азии нет тренировочных баз, где мы могли бы две недели готовиться. Этот вопрос, правда, уже более или менее решён для олимпийцев, которым будущим летом выступать в Токио, — ребята на острове Русском возле Владивостока будут готовиться. Географически же это одна зона.

ВладивостокВладивостокСергей Булкин/News.ru

Мы же летим в Сеул из Новогорска. Чемпионат мира длится три дня. В первый день всегда легче выступать, второй и третий — гораздо сложнее из-за акклиматизации. Но большинство стран находятся в аналогичной ситуации. Справляемся с акклиматизацией в основном благодаря разрешённым препаратам — адаптогенам. Употребляешь за несколько дней до перелёта, спишь лучше. Главное, как прилетел — не заснуть. Необходимо бороться со сном, иначе, если сдаёшься, то мучаешься впоследствии от головной боли.

Правила не нарушают? Или бывает, что всё-таки ребята засыпают после прилёта?

— Бывает. Вон, когда в Монголию прилетели, все пошли спать, а потом ходили с квадратными головами (смеётся). Но спортсменам всё равно полегче это даётся — они молодые, организм проще переносит смену часовых поясов.

«На Олимпиаде может быть только спортивное самбо, боевое не подходит под концепцию МОК: меньше крови и агрессии»

Самбо как вид спорта получил временное признание МОК. Сложно ли проходил процесс?

— Безусловно. Здесь нужно сказать отдельные слова благодарности Василию Борисовичу Шестакову (президент Международной федерации самбо. — News.ru). Но надо признать — работал весь коллектив: и Европейская федерация, и Всероссийская, — каждый внёс свою лепту в это большое дело. Проделана колоссальная работа, мы участвовали во всех мультимедийных мероприятиях, на всех пресс-конференциях, наш вид спорта был представлен практически на каждом мультиспортивном соревновании: и на Универсиаде, и на Всемирных играх, и на Европейских (после первых Игр-2015 в Баку вид спорта был представлен и на вторых Играх-2019 в Минске. — News.ru), и на Азиатских (в 2018 году в Джакарте. — News.ru) — как видите, у нас охвачены все континенты. Сделано всё, но есть определённый протокол, который не позволяет включить самбо в программу Олимпиад как можно быстрее.

К тому же надо отдавать себе отчёт, что мы — Россия, и если посмотрим, что сейчас происходит в мировом спорте, как перед олимпийским годом снова поднимают истерию антидопингового скандала, становится не по себе. А помимо этого, мы ещё российский вид спорта продвигаем на Олимпийские игры. Естественно, нашим зарубежным коллегам это не нравится. Они ведь и так с Россией борются. Никто не хочет видеть российский вид спорта на Олимпиаде, потому что, понятно, львиную долю медалей на ближайших Играх можем завоевать именно мы. Соответственно, политически очень тяжело пролоббировать включение самбо в олимпийскую программу.

Так что наше участие в Токио-2020, понятное дело, откладывается. Хотя с МОК мы решили, что самбо будет представлено в Русском доме, где мы будем знакомить всех желающих гостей и жителей японской столицы с нашим видом спорта. Уже отработаны модели подобных мероприятий на Европейских играх, что очень привлекало людей, — многие приходили, смотрели, участвовали в мастер-классах, знакомились с самбо. Думаю, в Японии будет то же самое. В этой стране вообще есть тяга к единоборствам. А дальше, в 2024 году у нас Париж. Поэтому с нынешнего года хотим уделить большое внимание турнирам категории «А» в Париже, которые проходят ежегодно в апреле. Надо напрячься, потому что после Франции в 2028 году летняя Олимпиада будет в Америке, а там российский вид спорта, сами понимаете, ещё тяжелее будет продвигать. Поэтому на ближайшие восемь лет нам предстоит огромная работа.

Есть шансы, что самбо будет представлено уже на Олимпиаде-2024 в Париже?

— Всё может быть. Ведётся планомерная работа. Есть определённый протокол, который при всём желании нельзя перепрыгнуть. Надо пройти все этапы. Пока из графика не выбиваемся.

Сергей Савостьянов/ТАСС

Какую программу на Олимпийских играх вы бы хотели видеть после окончательного признания?

— На Олимпиаде разговор идёт только о спортивном самбо — мужском и женском, потому что тенденция олимпийского движения и МОК — меньше крови и агрессии. Поэтому с боевым самбо мы вписаться в программу Олимпиады не можем. Боевое самбо ближе к ММА. Но Международному олимпийскому комитету очень импонирует, что женское самбо так же активно развиваются, как и мужское. Мы сохраняем гендерный признак.

Будет ли представлено самбо на Всемирных играх — 2021?

— Думаю, что да. Мы стараемся участвовать во всех мультиспортивных соревнованиях. Этот вопрос согласуем с ОКР. У нас сейчас, например, большая работа ведётся в Африке, где пройдут юношеские Олимпийские игры, и мы работаем с ОКР, чтобы самбо там тоже было представлено.

«Наш вид спорта — основной поставщик бойцов ММА»

Количество людей, занимающихся самбо в России, сопоставимо с численностью спортсменов в дзюдо и спортивной борьбе?

— Нет, дзюдо занимаются больше, и в чемпионатах мира больше стран принимают участие, потому что начиная с 1964 года дзюдо является олимпийским видом спорта. И, естественно, преференции выше — любой олимпийский вид спорта лучше финансируется. Самбо же — наш национальный «продукт», который мы сами должны распространять. А без поддержки государства это невозможно. Дзюдо выходило на мировую арену до включения в программу Олимпиад с помощью государства, которое направляло тренеров во все страны мира, получало дотации от Японии как родоначальницы этого вида спорта. Японцы организовывали национальные федерации по всему миру, после чего шёл самостоятельный рост вида спорта в каждой стране. Вложение делало государство. Нам сейчас очень тяжело. Помимо того что наша Международная федерация работает и с Олимпийским комитетом, должна быть помощь от государства. Но мы потихоньку движемся вперёд. То, что мы получили временное признание МОК, — огромное достижение. Самбо в регионах России сразу по финансированию на строчку выше поднялось, потому что признание МОК даёт надбавку и тренерам в зарплатах, и спортсменам, и персоналу, и федерациям.

Есть ли конкуренция с ММА после признания смешанных единоборств официальным видом спорта?

— Нет. Самбо немного недооценивают, хотя мы — основные поставщики спортсменов в смешанные единоборства. Как практика показывает, большинство бойцов выходит из боевого самбо. Тот же Фёдор Емельяненко, который начинал со спортивного самбо, потом стал четырёхкратным чемпионом мира по боевому, а затем начал участвовать в других сферах единоборств, став звездой первой величины. Необходимо показывать и помнить, как начинают ребята.

Почему периодически у спортсменов не получается в смешанных единоборствах?

— Всё очень просто. Есть ударные моменты, техника — не у всех это получается.

Опять же, есть отличия между боевым самбо и клеткой — здесь у нас куртки, которые позволяют делать захваты и проводить броски, а в ММА их нет. Значит, немного другая специфика поединка, есть куча нюансов. Кто-то может их учесть и преодолеть, кто-то — нет. Тот же Сергей Харитонов из смешанных единоборств — боксёр по первой специальности, но он приезжал к нам на сборы, мы отрабатывали с ним некоторые моменты в борьбе лёжа, и нам казалось, что всё будет достаточно просто. Но когда соперник находится в партере с босыми ногами, без борцовок, некоторые приёмы не проходят.

Сергей Лантюхов/News.ru

Насколько психологически сложно возвращаться в спорт после травм?

— Сложно. Но многое зависит от рода травмы: одно дело — лёгкое растяжение или мениск, другое — разрыв крестообразной связки колена. Понятно, что наша медицина далеко продвинулась, но человек — существо непредсказуемое. Кого-то психологически травма может сломать, кого-то, наоборот, мобилизует. Второе происходит даже в большинстве случаев. Спортсмены просто хотят доказать себе, что могут вернуться и стать сильнее. Травма заставляет собраться, взять себя в руки. Да и ребята, которые попадают в команду, — лучшие из лучших. Например, бывали случаи, когда спортсмены в схватке ломали ребро, выигрывали, затем шли бороться дальше, снова выигрывали, а к вечеру место удара воспалялось и ребята попадали в зону риска, поскольку ребро могло войти в лёгкое. Такие моменты часто случаются. Но в самбо очень «духовитые» люди. Их не останавливают травмы.

«При Союзе турниры по самбо выглядели „колхозно“»

Сильно ли изменилось самбо, если сравнивать с СССР?

— Тяжело судить. В те времена был очень высокий уровень — советская система подготовки в любом виде спорта была почти безупречна. Машина, одним словом. Понятно, что после распада страны мы сделали гигантский скачок назад, многие школы закрылись. Из остатков выросли росточки, которые постепенно восстановили школы на местах. По большому счёту самбо в репутационном плане сейчас стало интереснее и красивее, потому что и форма у спортсменов стала яркой и привлекательной, и шоу на турнирах стараемся делать, и СМИ наш вид спорта освещают. При Союзе такого не было, всё как-то «колхозно» проходило, если так разобраться. Смотришь на старые фотографии и думаешь, что народ вокруг ковра как на базаре сидит. Сейчас цивильно, красиво: трибуны, флаги, кричалки.

Датикашвили Малхаз, Кузьмин Валентин/Фотохроника ТАСС

А борьба... Те школы, которые сейчас есть, показывают достойный уровень. У нас много спортсменов, которые стали семи-, восьми-, одиннадцатикратными чемпионами мира. При Союзе такого не было, максимум — пятикратные. По уровню конкуренции советское самбо показывало высокий уровень, но, к сожалению, нельзя сделать схватку между борцами из прошлого и настоящего и сравнить. Я думаю, что сейчас растут достойные самбисты. Мы не подводим наших предков — великие ветераны приходят на турниры, смотрят и остаются довольны. Где-то пытаемся регулировать правила, чтобы зрителю было всё более понятно. Раньше никто о публике не думал. Сейчас, конечно, тяжелее в самбо молодёжь затягивать — в СССР же не было азиатских видов спорта. Если раньше тренер прошёлся по школам — у него за спиной целый табор детей, которых он сам каждый месяц отсеивает, то сейчас, к сожалению, не так. А тут под боком ещё и «восточники». А детям прикольно, насмотрятся по телевизору «кия-кия!» и идут в секции карате, тхэквондо и других подобных видов единоборств. Так что всё равно есть нюансы, которые присущи нынешнему времени.

Ну, всё равно кажется, что популярность самбо постепенно растёт.

— Работаем над этим вопросом. Всё-таки не так много видов единоборств в вузах, где есть специализация. Большое дело — знать элементарные вещи, чтобы не загубить ребёнка, а научить и воспитать здорового человека. Никто же не хочет отдавать своё чадо в руки не пойми кого, все хотят работать со специалистами. Самбо как раз об этом. Это одно из наших достояний.

Приходится ещё выдерживать конкуренцию между командными и индивидуальными видами спорта?

— Думаю, да. У нас в стране что развито? Футбол, хоккей — а это больше, чем спорт. Это бизнес, рынок. Там спортивная составляющая второстепенна. А у нас другое. Нам важен социальный статус, у нас преобладает патриотическая окраска. В России здравый президент — мастер спорта по дзюдо и самбо, который прекрасно понимает, как сейчас популярны индивидуальные виды спорта, в том числе и самбо. В 2017 году он издал указ о развитии самбо в России. Мы к этому очень долго шли, столкнулись с кучей бюрократических моментов. Провели массу совещаний, где на бумаге на несколько лет расписано, какие соревнования под этот указ мы будем проводить. Что-то вычёркивали, что-то оставляли. Но то, что вышел такой указ — это праздник. Ни в одном виде спорта такого нет. И ни в одном виде спорта нет такой семьи, как у нас, когда даже после завершения карьеры, где бы ты ни находился, кому бы ты ни позвонил, любой человек тебе всегда поможет. В этом наше большое завоевание.

«Самбо в школу» — что это за проект? И каковы его перспективы?

— Хорошие. Проект принят на государственном уровне, в нём участвуют около 700 школ по всей России, за счёт этого мы надеемся получить пополнение из числа детей в наш вид спорта. Мы учим, в первую очередь, двум необходимым вещам — страховке, или умению правильно упасть, и освобождению от захвата. А уже потом, если кому-то понравится, то при школе есть секция самбо, где уже можно заниматься с тренером. Плюс эти занятия воспитывают патриотизм. Самбо — это наша гордость.

Самое интересное — в нашем канале Яндекс.Дзен