Бронзовый призёр чемпионата России — 2015 по боевому самбо в весовой категории до 82 килограммов Николай Поташник в эксклюзивном интервью News.ru рассказал, как выбыл из спорта на полтора года и как психологически удалось вернуться на ковёр.


Полтора года назад вы порвали связки колена, перенесли операцию. Как проходило восстановление?

— Курс реабилитации на целый год, который был разделён на этапы. Бегал, занимался. Это, на самом деле, очень трудоёмкий процесс.

Не боялись не вернуться на ковёр?

— Боялся, потому что моя травма достаточно распространённая и многие после разрыва связок не возвращаются в самбо. Я очень сильно переживал, это же повторная травма — первый раз в 2016 году, мне также сделали операцию, но я плохо прошёл курс реабилитации. Меня хватило только на один спортивный сезон, затем я снова порвал связку. Во второй раз травма оказалась более серьёзной, и процесс восстановления проходил сложнее как физически, так и психологически. Где-то в чертогах разума закралась мысль, что я снова не смогу вылечиться до конца и если вдруг травмируюсь вновь, не смогу точно продолжать заниматься любимым делом и придётся уходить на пенсию.

Как сумели психологически перебороть себя?

— Мне очень сильно помог тренер, который каждый день понемногу заставлял заниматься и увеличивал нагрузку раз за разом. Некогда было себя жалеть. Кроме того, мне попался замечательный врач, который объяснил в подробностях, что нужно делать для правильного восстановления, чтобы не произошло подобного вновь.

Как себя чувствуете сейчас? Беспокоит ли травма?

— Отлично. К счастью, травма не беспокоит, и надеюсь, не будет.

После травмы вы впервые приняли участие в турнире, который считается репетицией перед чемпионатом мира (Кубок президента Республики Татарстан. — News.ru). Каково это — выйти после серьёзной травмы и сразу взять золото?

— Эмоционально я очень рад. У меня было огромное желание вернуться. Всё это время, что я лечился, мне хотелось выйти на ковёр, почувствовать вкус соревнований. Очень много накопил энергии, физически стал сильнее. Это очень помогло.

Ранее вы не побеждали Ованеса Абгаряна, с которым встретились на турнире. Как это произошло?

— Всегда, когда кому-то проигрываешь, появляется сильнейшее желание стать лучшей версией себя и одолеть соперника. Мне, по правде говоря, не удавалось раньше побеждать Ованеса, но я думаю, это хороший знак.

За полтора года в самбо произошли поправки. После получения временного признания Международным олимпийским комитетом что-то в тренировках изменилось?

— Нет, мы как тренировались, так и продолжаем. Зачем менять систему тренировок, если она приносит результаты? У нашей команды огромные спортивные результаты, мы прекрасно развиваемся, приносим практически регулярные победы нашей стране. И самое главное — мы относимся друг к другу с понимаем во всём мире. Самбо — это семья. Никто никому не завидует. Это очень важно. Надеемся в дальнейшем получить постоянное признание МОК и включение самбо в программу Олимпийских игр.

Вы готовили сборную Марокко по боевому самбо к чемпионату мира — 2015. Как это получилось?

— Когда я взял мастера спорта в 2009 году, карьера пошла на спад, серьёзных достижений почти не было. В 2015-м я поехал на чемпионат России в Красноярск, занял третье место и после этого поехал на Кубок России в Кстово, где нас отбирали на Кубок мира. На обоих турнирах я стал первым, после чего Международная федерация самбо предложила мне на две недели поехать в Марокко, чтобы подготовить национальную сборную к чемпионату мира. Я не стал отказываться от такой возможности и примерно через неделю был в Касабланке. Очень тепло меня там приняли, несмотря на отсутствие тренерского опыта. Я волновался, что не смогу справиться, но в итоге быстро адаптировался.

Но Марокко не единственный ваш зарубежный опыт. Вас трижды приглашали в Испанию. Как-то помог опыт, приобретённый в Северной Африке?

— Конечно. Я впервые оказался в Испании через год, в 2016-м, и чувствовал себя увереннее, если брать в расчёт то, что в Марокко меня отправили спонтанно. В Испанию ехал уже со знанием дела, умением выстраивать занятия. Когда я только прилетел, то мне сразу бросилось в глаза и показалось странным, что борьбой занималось мало молодёжи, в основном тренировались только сотрудники правоохранительных органов. Они владели техникой, но научились новым действиям как в стойке, так и в партере. Причём довольно быстро.

Чем отличался ваш первый визит в Испанию от последнего? Был ли виден прогресс?

— Уровнем развития. За два года (с 2016-го по 2018-й. — News.ru) самбо в Испании очень выросло. Я даже шутил, что они могут меня больше не приглашать, потому что учить нечему.

А как обстояли на тот момент дела с привлечением молодёжи в самбо?

— Я на тренировках встречал ребят из России, которые учились в университетах Испании. И молодёжь появилась, стала проявлять интерес к самбо. Просто в Испании очень развит футбол, и большинство родителей не придают значения боевым секциям. Но если в 2016 году я вообще не видел детских групп по самбо, то в 2018-м ситуация изменилась. Самое главное — детям нравится.

Отличаются ли иностранные спортсмены от российских?

— Отличается уровень самбо. Это наш национальный вид спорта, и понятно, что составить конкуренцию очень сложно. Но и марокканцы, и испанцы это смогут сделать, потому что ребята как губка впитывают информацию и быстро развиваются.

Самое интересное — в нашем канале Яндекс.Дзен