Российский боец полусреднего веса Муслим Салихов после годового перерыва проведёт свой очередной бой в UFC с бразильцем Франсиско Триналдо. В эксклюзивном интервью NEWS.ru он рассказал о своей цели в спорте, желанном сопернике из топ-10, продвижении ушу-саньда на мировом уровне и предложениях Хабибу Нурмагомедову вернуться в бои.

«Тромб после коронавируса мешал тренироваться»

— Какое у вас настроение и самочувствие за несколько дней до боя?

— Всё хорошо, всё проходит по плану. Только что заселился в гостиницу, сделали тест на коронавирус, целый день провожу на карантине. Дальше можно будет двигаться.

— Насколько Лас-Вегас сейчас отличается от своего привычного состояния до пандемии? Действуют ли какие-то ограничения?

— Нет сейчас никаких ограничений. Даже масочный режим отменили. Лас-Вегас полон людьми, их даже больше, чем обычно. В другие годы, когда я был тут, было меньше людей, а сейчас огромный поток, так как многие не могут выехать за границу и предпочитают отдыхать на территории Америки, поэтому сейчас здесь большой наплыв туристов.

— До этого ваши бои дважды срывались из-за коронавируса и его последствий. Насколько удалось восстановиться после этой болезни и что было самым сложным при возвращении формы?

— Восстановился полностью, чувствую себя хорошо. Я просто не уследил вначале, сразу начал тренироваться, из-за чего пошли осложнения. Надо было дать время себе восстановиться, но я бы не сказал, что были тяжёлые последствия. Опасным был сгусток крови в лёгком — тромб. Поэтому важно было сдерживать себя и постоянно контролировать, тренируясь очень легко, не спарринговать. Даже когда делаешь лёгкую работу, всё равно немного увлекаешься.

— Победив Сантьяго Понсиннибио — бойца из топ-15, вы могли войти в рейтинг UFC. Как относитесь к тому, что вам сейчас дали менее статусного оппонента — бразильца Франсиско Триналдо?

— В случае победы над Понсиннибио я бы попал в топ-15. У него выиграл китаец Ли Цзинлян и сразу попал на 12-ю строчку. Был хороший шанс, но значит, суждено мне пройти по более сложному пути. Этот соперник тоже очень известный, хоть он никогда не дрался в нашем весе до 77 кг. Он легковес. Мне не важно, что думает об этом бое UFC, мне важно выходить и делать своё дело. Уже после боя буду думать о результатах. Сейчас настраиваюсь на бой и хочу добыть пятую подряд победу и сделать большой шаг вперёд.

— Ему 42 года, что является солидным возрастом для вашего веса. У вас будет преимущество в скорости и физической подготовке?

— Все топовые бойцы близки к 40 годам, поэтому я не думаю о возрасте. У него хорошая генетика, он крепкий мужик. Большой роли возраст не будет играть.

— Кто из топов полусреднего веса вам наиболее интересен как соперник?

— Все интересны, со всеми хочется драться и попасть наконец в когорту лучших. По стилю самый интересный Вандербой Томпсон. У него — карате, у меня — ушу. Будет интересно сравнить стили, чьё кунг-фу лучше.

— Этот бой стал бы хорошим подарком для ценителей восточных единоборств?

— Столкновение стилей всегда интересно.

«Наш бой с китайцем стал бы большим событием»

— Многие бойцы продвигают в UFC бразильское джиу-джитсу, россияне делают акцент на самбо. Насколько вы себя в UFC позиционируете как носитель техники ушу-саньда?

— За меня многие фанаты этого вида единоборств болеют во всём мире, отправляют сообщения в разных соцсетях. Я тоже чувствую за это ответственность и хочу показывать свой стиль в лучшем виде как самый титулованный в этом спорте атлет. Мне хочется показать именно стиль ушу-саньда, который я долгое время тренирую, он у меня в крови.

— Насколько в Китае популярны ММА в сравнении с их традиционными видами единоборств?

— MMA сейчас очень популярны и набирают большие обороты после того, как они стали проводить там турниры. Теперь китайцы знают не только свои внутренние промоушены, такие как Kunlun Fight, но и UFC. Китайцев интересует только то, что происходит внутри их страны. Они всегда болеют за своих спортсменов, неважно, с кем они дерутся. Но всё равно любовь к своим видам спорта, таким как ушу, у них остаётся на первом месте. ММА сейчас вытесняют все остальные виды спорта. В мире сейчас это единоборство номер один, но в Китае по-прежнему в наибольшем почёте ушу.

— Когда можно ждать появления топовых китайских бойцов, которые смогут оспаривать пояса UFC?

— Могу сказать, что у мужчин наилучшие шансы в лёгких весах — до 57 и до 61 кг. Есть Су Мудаэрджи, с которым мы вместе тренировались. Он проводил сборы у нас в Дагестане, но сейчас из-за ограничений не может выезжать. Он проиграл первый бой в UFC, но потом стал выезжать к моему тренеру Магомеду Гаджиеву и выиграл несколько боёв. Я тоже связан с Китаем и тренировался у них. Су может стать одним из топов в весе до 57 кг, стать одним из главных бойцов, если будет и дальше так работать. Пусть чаще приезжает в Дагестан и тренирует борьбу.

— Как оцените китайца Ли Цзинляна, который уже зарекомендовал себя в вашем весе?

— Я его давно знаю, и в Китае давно ждут нашего боя и всегда о нём спрашивают, хотел бы я с ним подраться. Он крепкий и подвижный спортсмен. У него неплохое джиу-джитсу, чёрный пояс. В стойке он также подвижен и хорошо себя показал, нокаутировав сильного соперника Понсиннибио. Для всех фанатов в Китае наш бой стал бы большим событием, так как у нас обоих большая фанатская база.

— У России есть топовые бойцы в каждом весе, кроме полусреднего. Что вам нужно, чтобы заполнить эту вакансию, считаете ли вы себя лучшим полусредневесом России?

— Не могу говорить, что кто-то сейчас сильнее или слабее, но я знаю, что должен быть в топ-15, потом — в топ-10, а затем — в топ-5. Я буду туда стремиться и думаю, что смогу это сделать. Но оценивать других не хочу. Многие ребята тоже на подходе, в частности Рамазан Эмеев и Абубакар Нурмагомедов, который хорошо показал себя в последнем бою и будет дальше хорошо двигаться. Я стремлюсь стать лучшим и с помощью Всевышнего готов сделать это, главное, чтобы не было никаких травм.

— Лига АСА предложила Хабибу Нурмагомедову $6 млн за прощальный бой. Насколько его может заинтересовать это предложение?

— Дело не в деньгах. Он человек слова и сказал, что не будет драться, какие бы деньги не предложили. Наверное, люди хотят так продвинуть свою лигу, но он несколько раз сказал, что железно не будет выступать, но эта тема почему-то двигается. Он решил жить более приятной жизнью и готовить своих учеников. Почему бы не дать ему делать это спокойно, раз он это заслужил. На его решение не повлияют никакие деньги, тем более озвучивались более крупные гонорары, и он намного больше зарабатывал в UFC. Об этом нет даже смысла говорить.

— Так может, с этой целью Рамзан Кадыров называл его продуктом UFC и пытался как-то разжечь в нём азарт сразиться с бойцами его лиги?

— Если Хабиб сказал, что завязал, я думаю, он уже не будет драться, так как он человек слова. Те, кто его не знает, возможно, и думают, что он хочет вернуться, но я лично уверен, что он закончен. Мужчина сказал — сделал. Может, когда-то он сильно заскучает и захочет вернуться, но пока он точно не скучает. У него ещё много интересных дел.