23-летний Глеб Бакши стал вторым в истории чемпионом мира по боксу из Крыма, выиграв турнир в Екатеринбурге. Теперь его задача отобраться на Олимпийские игры, побороться там за победу и после этого начать профессиональную карьеру. В эксклюзивном интервью News.ru боксёр рассказал о самых сложных поединках, поддержке абсолютного чемпиона мира среди профессионалов Александра Усика, выборе между Россией и Украиной и желании перейти в профессионалы.


— Что вы почувствовали, вернувшись домой чемпионом мира? Как вас приняли в Крыму?

— Сейчас эмоции уже подутихли, но я понимаю, через что нам пришлось пройти. Чувствовал волнение, потому что не знал, как встретят. Никогда с таким не сталкивался. Вначале почувствовал огромный эмоциональный подъём, потом небольшое опустошение. Конечно, я доволен результатом и той безумной встречей, которую мне организовали. Это не описать словами — одни эмоции.

— По ходу турнира вы прибавляли с каждым поединком. За счёт чего удалось обрести уверенность и повысить качество бокса?

— У меня так всегда происходит, потому подготовка нацелена на то, чтобы поднимать уровень бокса в каждом следующем бою. Первый бой всегда трудный, но дальше пошло по нарастающей. В какой-то момент у меня уже не было сомнений, что всё будет хорошо и я обязательно справлюсь.

— Это произошло после четвертьфинала с кубинцем Арленом Лопесом? У вас тогда была уверенность, что рефери поднимет вашу руку?

— Я полностью выполнил план на этот бой. Знал, что кубинский бокс — это высший пилотаж, и надо было лишить его возможности играть в свою игру, как-то вывести из равновесия и заставить отойти от плана. Я должен был навязать ему драку и понимал, что в таком поединке я выиграю. Не знал, как оценят бой судьи, потому что иногда спортсменам с именем отдают предпочтение, но по бою я ощущал, что был точнее и победа должна быть за мной, но у судей могло быть своё видение, и не в моей компетенции его оценивать. Им виднее со стороны.

— Соперник по финалу филиппинец Эумир Марсиаль обладает мощным ударом и с ним-то зарубаться было нежелательно. Насколько сложно было найти к нему ключи?

— У нас был на него другой план. Я знал, что он обладает жёстким ударом. Это он показал в своих предыдущих боях. Мы с тренерами целенаправленно решили отдать ему первый раунд, чтобы он вымахался и где-то расслабился, но с самого начала второго раунда надо было не проспать момент и включиться. Я сам не ожидал, что отправлю его в нокдаун, но так получилось, что я хорошо попал и потом вышел на эмоциональный подъём. План сработал, и я безоговорочно забрал оставшиеся два раунда.



— Нокдаун стал переломным моментом?

— Возможно, но я на него не рассчитывал. Знал, что при любом раскладе буду прибавлять. Нокдаун стал хорошим бонусом, потому что безумно приятно в финале отправить на землю человека, который многих уронил на этом чемпионате. Это была яркая и красочная точка на этом турнире.

— Впереди у вас ещё отбор на Олимпийские игры. Сейчас есть понимание, где будет проходить квалификационный турнир и как будет построена к нему подготовка?

— Предварительно нам объявили план подготовки. Первый квалификационный турнир будет в марте в Лондоне. Будем воевать за олимпийскую лицензию, а если всё сложится хорошо, потом спрячемся и будем подводить себя к Олимпиаде. В ноябре мы должны поехать на Кубу и провести с кубинцами совместный сбор.

— На заре карьеры вам помогал другой знаменитый воспитанник школы «Таврия» Александр Усик. Сейчас вы поддерживаете с ним отношения?

— Я до сих пор представляю клуб «Таврия» и считаю Александра своим старшим товарищем и прислушиваюсь к его советам. Он поддержал меня перед полуфиналом, позвонил перед финалом и дал наставления, а потом поздравил с победой. Мы постоянно общаемся. Очень приятно, что человек с таким именем и регалиями не забывает свой город и своих ребят.

— После присоединения Крыма к России вы приняли российское гражданство. Украинская сторона не пыталась вас удержать и уговорить по примеру Усика выступать за Украину?

— У меня не было на тот момент никакого имени. Были разговоры о том, чтобы я остался украинцем, но я принял такое решение, потому что не мог бросить семью. Она для меня всегда будет на первом месте. Да, мне приходилось начинать пробиваться наверх с самого начала, но я не жалею об этом.

— У вас действительно получился долгий путь в сборную, начиная от спартакиады. Крымская прописка и спорный статус полуострова в этом не мешали?

— Были небольшие проблемы у крымчан с санкциями. Мы не имели права выступать в финале в первые пару лет. Потом всё улеглось, и слава богу. Эта ситуация закалила меня и дала безумную мотивацию, поэтому я только благодарен судьбе, что всё так сложилось.

— Сейчас какие условия для бокса в Крыму? Какую помощь регион оказывает вам в подготовке?

— Первые пару лет у нас был небольшой спад, но потом ситуация нормализовалась. Могу сказать, что бокс в Крыму всегда был, есть и будет. Крымская федерация в лице Сергея Михайловича Воронкова нас поддерживает. Всячески помогает глава республики и наш министр спорта. У нас большие амбиции и мы стремимся к новым вершинам. Думаю, что всё у нас будет хорошо. У нас много именитых спортсменов. Мне приятно стать вторым чемпионом мира после Александра Усика в истории Республики Крым. Мы чтим традиции и стараемся с каждым годом показывать результаты всё лучше и лучше. Молодёжь и юниоры тянутся за нами и также входят в состав различных сборных страны.

— Усика скоро ждёт дебют в тяжёлом весе. Он сможет справиться с по-настоящему крупными тяжеловесами?

— В Александре я не сомневаюсь. Я видел, с кем он спарринговал, как выступал в составе «Украинских Атаманов», где он боксировал в супертяжёлом весе. Он хорошо себя проявил, не проиграл в этой серии ни одного боя. С ним работает безумно сильная команда, которая сделает всё возможное, чтобы он провёл яркий и зрелищный дебют.

— У вас сейчас главная мечта — Олимпиада. Но что будет потом? Уже задумались о переходе в профессионалы?

— Конечно. Я не скрываю, что принял решение, что этот олимпийский цикл будет для меня последним. После него я обязательно перейду в профессионалы.

— Вы видели публикацию о том, как некие боксёры устроили дебош в отеле в ночь с пятницы на субботу во время чемпионата мира? Что вам известно об этом случае?

— Я первый раз слышу об этом случае, но могу сказать, что ни одного человека из сборной России там точно не было. Возможно, были какие-то боксёры, но не имеющие отношения к нашей команде. Мы весь чемпионат находились в спортивном режиме, и даже на следующий день после финальных поединков у нас было построение в восемь утра, где присутствовали все члены сборной. Мы всё время находились в гостинице на виду у тренеров, хотя и сами по себе не маленькие дети и прекрасно понимаем, что являемся лицом страны и не можем позволить себе ничего подобного ни при каких обстоятельствах.

Самое интересное — в нашем канале Яндекс.Дзен