Весь Калининград гадает о мотивах Фазиля Бахрамова, который вечером 15 февраля на улице Баранова застрелил Вадима Янголенко и его жену Дарью Ефимову, после чего покончил с собой. Стрелок оставил дома предсмертную записку, в которой, по утверждению СМИ, содержались слова «ты меня достал». Между погибшими и убийцей были напряжённые отношения как минимум с 2015 года, когда Фазиль и Вадим подрались на Центральном рынке, где оба торговали. Именно на выходе с него Бахрамов спустя пять лет убил супругов. Источники сообщают, что их многолетняя ссора подогревалась порядками, царящими на рынке, где постоянная неуверенность в сохранении своего торгового места сталкивала людей между собой. Именно этим, а также вероятными связями владельца рынка в правоохранительных органах можно объяснить то, как быстро была отброшена первоначальная трактовка мотивов преступления. Согласно ей, двойное убийство было совершено именно на фоне экономического конфликта. В его истинных причинах разбирался NEWS.ru.


Подмена версий

Центральный продовольственный рынок — самый крупный в Калининграде, на нём работают 1,5 тыс. продавцов. Бахрамов торговал яблоками, супруги — овощами, причём они арендовали место ещё с начала нулевых годов. Публично, общаясь с журналистами, многие — но отнюдь не все — торговцы рынка списывают произошедшее на личный конфликт, а Фазиля характеризуют как склочного и психически неуравновешенного человека, при том, что он легально владел оружием, а значит, как минимум проходил психиатрическое освидетельствование. Действительно, ещё в 2015 году Бахрамов и Янголенко подрались из-за парковочного места. Последний сломал Бахрамову нос. Против Янголенко было возбуждено уголовное дело по части 1 статьи 115 УК РФ «Причинение лёгкого вреда здоровью». Вскоре оно было закрыто за примирением сторон.

Бахрамов взял компенсацию в размере 45 тыс. рублей и не стал настаивать на привлечении оппонента к уголовной ответственности, конфликт был исчерпан. В постановлении указано место инцидента: улица Черняховского, дом 15. По этому адресу находится Центральный рынок города, где впоследствии и произошло убийство. Первое, что приходит в голову, когда речь идёт о вражде между торговцами, — их на это толкнула конкуренция.

На следующий день после трагедии, 16 февраля, «КП-Калининград» так и написала: «предварительная версия — Бахрамов решился на убийство из-за того, что хотел получить торговое место». Соседи Янголенко и Ефимовой по Центральному рынку на условиях анонимности признались изданию, что те жаловались администрации на Фазиля Бахрамова.

Известно, что у преступника был конфликт интересов со своими жертвами из-за возникших претензий, возможно, на фоне торговли. Даже судились три года назад в суде общей юрисдикции. К нам жалоб ни от одной из сторон не поступало, поэтому управляющая компания к этому отношения не имела, не вмешивалась,сообщил «Комсомолке» директор рынка Сергей Званок.

Тем не менее уже на следующее утро эту информацию начали самым настойчивым образом опровергать, синхронно и с разных сторон, в первую очередь сам Званок. Комментируя расстрел семьи, директор рынка сообщил федеральным СМИ, что исключает версию бизнес-конфликта между сторонами.

Мы провели своё разбирательство. Совершенно исключаем версию о том, что это произошло из-за того, что они не поделили торговое место, убитая семейная пара очень давно его арендует, всё закреплено официальными договорами. Человек, который стрелял в них, на рынке просто помогал своей жене, которая торгует как наёмный работник в ИП. Это однозначно серьёзный личный конфликт, — рассказал он РИА Новости в начале дня 17 февраля.

В тот же день было также отдельно распространено заявление от имени «предпринимателей Центрального продовольственного рынка» за подписью почему-то всё того же главы управляющей компании Сергея Званока. В нём в первых же строчках снова опровергалось, что убийство супругов Янголенко связано с разделом торговых мест.

Обеспокоенность гендиректора имиджем предприятия понятна. Сергей Званок управляет двумя активами калининградского бизнесмена, гражданина России и Канады Юрия Дмитриева — городским рынком и строительной компанией «Грандстрой». У Дмитриева, помимо того, есть несколько других строительных фирм, торговые центры, рестораны и прочий бизнес, вплоть до кинопрокатного. Это одна из самых влиятельных финансовых групп в регионе. Достаточно сказать, что одну из компаний Дмитриева — ООО «Строительно-инвестиционная корпорация» — возглавляет экс-руководитель управления Следственного комитета по Калининградской области Сергей Бондаренко. На этом посту он в 2018 году сменил всё того же Сергея Званока.

Вероятно, на этот факт нужно обратить особое внимание и сопоставить его с позицией регионального СК. Ещё до расследования дела, опять-таки 17 февраля, местный Следственный комитет выдал пресс-релиз, где указал, что «давний конфликт между мужчинами сложился из-за ссоры на бытовой почве на автомобильной парковке из-за неудачно припаркованной машины», тем самым дав понять, что версия бизнес-конкуренции не рассматривается. Кстати, следствия как такового, скорее всего, не будет: если родственники убийцы не станут возражать, дело подлежит закрытию по причине смерти лица, подлежащего привлечению к уголовной ответственности.

В том же духе высказался и глава региональной организации «Союз предпринимателей рынков» Павел Черных, который решительно заявил, что «никакого дележа места не было», а Бахрамов, по его данным, обещал убить семью Янголенко ещё во время судебного разбирательства 2015 года. Откуда глава крупной общественной структуры может знать о деталях ссоры пятилетней давности двух мелких торговцев, он не уточнил. Это может объясняться просто: допустим, Черных сам держит торговые точки на том же рынке. Но в этом случае он находится в некоторой зависимости от его администрации. Да и сам Союз предпринимателей зарегистрирован в здании рынка — по адресу: улица Черняховского, 15.

Драка за выкуп

Такое упорное опровержение версии, на которой ранее никто особенно и не настаивал, само по себе наталкивает на некоторые подозрения. Тем более что всех, кто так назойливо навязывает преступлению бытовые мотивы, можно в той или иной мере заподозрить в некоторой заинтересованности. Объяснить столь жестокое убийство только лишь бытовой ссорой пятилетней давности, тем более закончившейся примирением в суде, довольно тяжело.

Между тем информация о том, что в преступлении был и бизнес-мотив, неизбежно просачивалась. По утверждению издания «Ласточка», о том, что калининградские бизнесмены не поделили места на Центральном рынке, на стене аккаунта Дарьи Ефимовой в соцсети «ВКонтакте» написала ещё 15 февраля её подруга. Вскоре страница убитой была удалена.

Соседи Фазиля по торговым рядам в публичном общении отрицают, что убийцу толкнул на преступление экономический интерес. Приватно же они рассказывают совсем другое. NEWS.ru удалось поговорить с одним из предпринимателей, торговавших на Центральном городском рынке Калининграда. По его словам, торговцы якобы боятся говорить журналистам правду из-за того, что «директор рынка грозит отбирать торговые места, пугает людей».

Я на рынке очень долго работаю. Когда Фазиль это сделал, я не поверил — он был очень тихий. Это сейчас про него всякое говорят. Никакой агрессии от него не было. У них были пять лет назад какие-то суды. Но выиграл-то суд Фазиль, который стрелял. То есть мстить ему было уже не за что, он получил деньги от Янголенко по мировому соглашению, — рассказывает Иван (имя изменено по просьбе собеседника).

Правда, эта характеристика несколько расходится с информацией о том, что Фазиль Бахрамов ещё в апреле 2019 года якобы угрожал Вадиму Янголенко расправой. Как утверждает портал «Клопс», 4 апреля прошлого года Бахрамов в нецензурной форме угрожал ему, провоцируя конфликт, и даже следил за ним на автомобиле. Об этом Янголенко написал заявление в полицию, в нём он опять-таки называет своего оппонента «невменяемым человеком». Однако в возбуждении дела было отказано.

Как бы ни говорили, что он псих, он убил не просто случайных людей, а именно тех, с кем у него конфликт, — объясняет торговец. — Заработать нормально можно только на точках этого рынка, в центре города. А творится тут такое, что господи боже. Руководство рынка сталкивает людей. Они продают торговые места, потом устраивают аукционы незаконно: собирают четыре-пять человек на одно торговое место — кто больше даст, тот и берёт. Люди думают, что виноват тот, кто покупает их место, а не тот, кто отнимает у них его. На место Бахрамова был аукцион наверняка, а Янголенко хотел его выкупить. Шёл такой разговор, что Янголенко хотел забрать его место. Они оба стоят рядом в главном ряду.

Иван описывает следующий порядок. Аукцион проводится с периодичностью до 11 месяцев. Разыгрывается само право продления аренды — кто больше заплатит; стоимость же ежемесячной выплаты остаётся фиксированной. Однако со стартовой цены стоимость выкупа поднимается настолько, что составляет сразу несколько месячных арендных выплат. При этом, утверждает он, эти деньги не проходят через кассу.

Слова Ивана частично подтвердили родственники Фазиля Бахрамова — его сын и брат, с которыми удалось связаться NEWS.ru. По словам брата Фазиля, ссора между убийцей и одной из жертв, начавшись как бытовая, переросла в бизнес-разборки. Он также утверждает, что у Фазиля никогда не было проблем со психикой.

Первая проблема началась в 2015 году, когда Янголенко избил его, — рассказывает родственник убийцы. — А ведь он боксёр и моложе Фазиля лет на 20. А мой брат пожилой, 63 года, и у него сахарный диабет. Брат мне рассказывал, что Вадим повалил его на землю, начал пинать, думал, что убьёт его. А драка возникла из-за того, что брат поставил машину, чтобы выгрузить яблоки. И Янголенко подошёл к нему с фразой «Эй, чурбан, а чё ты так машину поставил?». Брат объяснил, что после того как разгрузит яблоки, машину уберёт. А в ответ Янголенко завалил его одним ударом в лужу, в грязь — как раз был дождь. После этого суд был, брат суд выиграл. Янголенко выплатил 45 тысяч, и было примирение сторон. Но оскорбления со стороны Янголенко всё равно не закончились. Каждый раз при встрече из машины он открывал окно и ругался матом на брата. И начал угрожать, что заберёт торговые точки Бахрамова и выкинет его с рынка. И это всё на протяжении пяти лет продолжалось.

Если верить торговцу, с которым общался NEWS.ru, теоретическая возможность отобрать торговые точки имелась. Для этого стоило только предложить лучшую цену на аукционе за арендное место. Если такие угрозы действительно были, то для того чтобы взорваться, Фазилю могло хватить стечения двух обстоятельств — окончания действия очередного договора с рынком и, например, плачевной финансовой ситуации, которая не позволила бы ему выиграть состязание с конкурентом.

Они оба торговали одним и тем же товаром — овощами, — рассказал NEWS.ru сын Фазиля Бахрамова. — И у отца цены были дешевле. И Янголенко предъявлял к нему претензии: «Чего цены сбиваешь?» Я слышал показания моей мачехи, она говорила, что после драки 2015 года Янголенко при встрече не упускал случая оскорбить отца. То, что Янголенко действительно угрожал отобрать его торговые точки, я слышал это со слов мачехи и нескольких продавцов рынка. И ещё: это трагедия, и мы никого не оправдываем.

Кроме того, сын убийцы пояснил, что следствию должно быть прекрасно известно о мотивах преступления: Фазиль оставил в своей квартире две предсмертные записки, где всё объяснил. Начиналась одна из них обращением «дорогие калининградцы». Более того, родственники накануне почуяли неладное, но никакого погрома в доме, перед тем как пойти убивать, Фазиль не устраивал, хотя так утверждали некоторые СМИ.

Моя мачеха позвонила мне и рассказала, что отец прощается с ней, — рассказал сын Фазиля. — Я сразу выехал к дому, где он живёт, машины не было у дома, в квартире тоже его не было. И зная то, что у него оружие и он со всеми попрощался, у нас появились опасения. Я потом вспомнил его обидчика — Янголенко, и попытался его предупредить. Позвонил общим знакомым и попросил номер Янголенко, но номера телефона его не нашли. Потом мы с мачехой вдвоём пришли в полицию и объяснили ситуацию. Начали уже давать показания на его розыск, и в этот момент зашёл дежурный: «Отбой, нашёлся — трагедия состоялась».

По ком звонит Званок

В распоряжении NEWS.ru оказалась внутренняя переписка чиновников правительства Калининградской области, конкретно между экс-губернатором Николаем Цукановым и бывшим министром промышленности Дмитрием Чемакиным. Из неё следует, что ещё десять лет назад торговцы Центрального рынка обращались к губернатору с жалобой на администрацию, рассказывая про эти самые аукционы. Правительство получило в прокуратуре разъяснение, согласно которому такая практика противоречит нескольким законам, включая антимонопольное законодательство, поскольку само по себе право на аренду не может быть предметом торгов. Однако прокуратура затруднилась как-то отреагировать, в связи с этим Чемакин предлагает главе региона «дать правовую оценку действиям прокуратуры», учитывая, что «третий год подряд безрезультатно ведётся рассмотрение многочисленных обращений предпринимателей на руководство управляющей компании ООО «Центральный продовольственный рынок».

Также нашему изданию удалось ознакомиться с обращением в администрацию президента от калининградского предпринимателя, который в 2010 году писал, что на Центральном продовольственном рынке торговцы, которые работают на одном месте по десять и более лет, вынуждены платить шестизначные суммы, чтобы их торговые места не перешли новым арендаторам.

NEWS.ru поговорил с Татьяной Богдановой, которая ранее работала на Центральном рынке. Она утверждает, что ещё два года назад там происходил конфликт между торговцами, который чуть не привёл к поножовщине. Его она склонна связывать именно с обострённой конкуренцией вокруг торговых мест. Она утверждает, что аукционы на рынке действуют с 1998 года.

Татьяна БогдановаТатьяна Богданова КАЛИНИНГРАД - НОВОСТИ - КАСКАД ТВ/youtube.com

Пришёл Званок и сразу ввёл длительную аренду и аукцион за место. Как проводились аукционы: всех сажают и говорят, что это место стоит, допустим, 150 тысяч, но при этом не озвучивается, сколько ты на этом месте проработаешь, — рассказала Богданова. — То есть на аукционе ты только выкупаешь место, а потом продолжаешь платить ежемесячную аренду дополнительно. Причём я 150 тысяч сказала к примеру, а палатки, на самом деле, на аукционе доходили до полумиллиона. Чеков никаких за аукцион не давали. Расценки за разные торговые места различались. В мясном ряду место за прилавком длиной полтора метра стоило 50 тысяч на аукционе. В колбасном — 300–500 тысяч. У рыбников тоже такая цена. Год все торговали тихо-мирно после покупки мест на аукционе. Но потом начались безобразия. Человек купил место, торгует 3-4 месяца, потом Званок приглашает к себе в кабинет, а там уже сидит другой, его человек. И разговор такой: «Вот у меня есть новый покупатель на твоё торговое место. Или ты платишь ещё 500 тысяч, либо я ещё сейчас перепродаю твою палатку с аукциона вот этому товарищу». Если он видел, что место хорошее, торговля бойкая, он сразу этим моментом пользовался. Вообще вооружённые конфликты на территории Центрального рынка случаются не в первый раз.


Сам Сергей Званок в разговоре с NEWS.ru заявил, что ни Янголенко, ни Бахрамов никогда не размещали заявки на расширение торговых площадей, а значит, вряд ли версия о стремлении одного из них захватить торговое место оппонента состоятельна. Не было таких заявлений и в предыдущие три-четыре года. Произошедшее убийство он вновь объяснил личным конфликтом. При этом заметил, что записи видеокамер наблюдения на рынке показали, что в последние несколько дней перед трагедией убийца и его жертва между собой не сталкивались и не ссорились.

Он подтвердил, что аукционы на право аренды рынком проводились, но эта практика прекратилась ещё пять лет назад. Их он сравнил с «тендерами на строительство дорог». Сейчас же, по его словам, конкурсы не проводятся, так как треть торговых мест на рынке «и так пустуют».

Однако всего три года назад, в феврале 2017-го, около 40 продавцов Центрального рынка вышли на пикет с требованием отставки администрации. Причина, по их словам, в том, что с них требуют от 350 до 600 тыс. рублей за право заключения договора аренды. В пикете участвовала и Татьяна Богданова, которая тогда рассказывала, что несмотря на то что Генпрокуратура запретила проведение этих аукционов, их продолжили проводить, переименовав в «конкурсы». По словам торговцев, новый контракт надо было заключать каждые четыре месяца.

Из этого можно сделать вывод, что проблема существует уже как минимум десять лет, а если верить Богдановой — то в два раза дольше. Время от времени она вскрывается, и, похоже, последним её косвенным следствием стали не обращения в чиновничьи приёмные, а три трупа, не считая нерождённого ребёнка, оставшиеся после стрельбы на улице Баранова. Как бы кому теперь ни хотелось это заретушировать.

NEWS.ru направил официальные запросы по поводу происходящего на Центральном продовольственном рынке Калининграда прокурору региона и министру промышленности. Ответ на момент выхода материала получен не был.

В подготовке материала также участвовала Марина Ягодкина.

Добавьте наши новости в избранные источники