Илья Кухарчук в футбольном мире известен давно. В его обширном послужном списке значатся «Рубин», «Анжи», «Енисей», «Шинник», «Балтика» и ряд других команд. Сейчас 29-летний футболист защищает цвета подмосковных «Химок». В первой части беседы с корреспондентом News.ru Кухарчук рассказал о чемпионстве команды Курбана Бердыева, о влиянии на молодых игроков Романа Шаронова и Сергея Семака, а также о том, в каких условиях жили звёзды «Рубина».


— Комфортно ли вам в «Химках»? Как вам живётся в Подмосковье?

— Да, всё отлично. У нас отличный коллектив. Да, некоторые ребята в команде поменялись, но на атмосфере это не сказалось. У меня не так далеко от Химок дом, да и столица рядом. В целом меня тут всё устраивает. Я ведь приходил в «Химки» в тот момент, когда коллектив занимал 13-е место в турнирной таблице ФНЛ. Но я видел потенциал клуба, понимал, что здесь можно решать большие задачи.

— За счёт чего удалось сохранить хорошую атмосферу этим летом? Состав ведь серьёзно так перетряхнули.

— Хоть Андрей Викторович (Талалаев, главный тренер «Химок». — Ред.) не сторонник больших изменений в составе, в силу некоторых обстоятельств, которых я не знаю, поменялось много игроков, но коллектив не стал от этого хуже. Понятно, что пришёл кто-то постарше, кто-то помладше, но примерно все были одного возраста. Мы очень дружны, что и показывает наша игра на поле. За счёт коллектива можно очень сильно прибавить во многих футбольных аспектах.

Андрей Талалаев, 2014 годАндрей Талалаев, 2014 годIagorunn/CC BY-SA 4.0/commons.wikimedia.org

— Удивил ли вас старт сезона? Кого-кого, но вот «Химки» увидеть во главе турнирной таблицы было не особо ожидаемо. Понятно, что это лишь небольшой отрезок дистанции, но всё же.

— Этот факт меня не удивил, совсем. Во-первых, у нас была очень серьёзная подготовка перед стартом сезона. Таких тяжёлых сборов у меня ещё в карьере не было. Они были очень интенсивные, интересные. Это принесло свои плоды. Плюс подбор футболистов, работа руководства и тренерского штаба. Всё вкупе дало плоды на старте, уверен, что в дальнейшем у нас всё будет только лучше.

— Но при этом у вас два последних матча подряд завершались ничейным исходом. Стартовый запал иссяк?

— Это просто Кухарчук не играл (смеётся). Шутка, конечно. Люди же тоже просматривают матчи, анализируют нашу игру. Я бы сказал, что в некоторых эпизодах нам где-то чуть-чуть не везло. Мы постоянно разбираем все наши матчи очень тщательно. Тому же «Чертаново» мы не дали возможность ничего опасного у наших ворот создать, но свои созданные моменты реализовать не смогли. Думаю, что через работу нам всё воздастся и принесёт свои плоды. Не скажу, что ничьи с «Чертаново» и «Ротором» — плохой результат. Мы, конечно, играем только на победу, но «Химкам» сейчас удалось набрать два очка в выездных матчах с такими же лидерами, как и мы. К ответным встречам с этими соперниками мы подготовимся ещё лучше, чтобы в родных стенах добиться побед.

— У вас неплохая личная статистика — три гола в трёх играх. Довольны ли собой?

— Как говорится, доволен, но не всем. Постоянно ищу какие-то изъяны, чтобы продолжать работать над собой. Плюс мне помогает тренерский штаб. Моя нынешняя статистика — это хорошо, но забил три гола, и надо сразу об этом забыть: корону снял и пошёл готовиться к следующей встрече. Надо каждый раз подтверждать свой статус, а те матчи, в которых я отличился, уже прошли.

— Ваше отсутствие в составе дало шанс проявить себя Дядюну. Владимир благодарит вас за это?

— Тут больше Аршаку Коряну это позволило получать игровую практику, чем Дядюну. Владимир у нас центральный нападающий, а я на этой позиции уже давно не играю. Сейчас больше крайнего полузащитника исполняю. Как перешёл в нижегородскую «Волгу» — так и перестал выступать на позиции центрального нападающего, теперь только на флангах.

Алексей Филиппов/РИА Новости

— Когда произносят вашу фамилию, то первое, что приходит в голову — это казанский «Рубин». Вы же оказались в структуре клуба в те успешные годы, когда клуб дважды становился чемпионом России. Часто вспоминаете то время?

— Не то чтобы я часто эти годы вспоминаю: всё же я в дубле находился. Но всё равно было круто, на сборы катался с основным составом «Рубина». Было классно перенимать что-то у таких футболистов, как Сергей Семак, Роман Шаронов. Смотря на таких мастеров, я тогда ещё не понимал значимость их нахождения рядом. Был молодой и, возможно, интересы были другие. Сейчас понимаю, как это было круто — находиться в структуре чемпиона страны. Там всё было организовано на высшем уровне — от администрации до медицинского штаба. Про тренировочные поля и проживание в отелях я молчу, уровень топовый был. Я на тот момент думал, что это всё в пределах нормы и во всех командах будет так же.

— Но в самой Казани жили же в скромных условиях? База весьма аскетичная была.

— Для меня база была классная. Я ведь приехал из интерната ярославского «Шинника». До переезда в Казань был на просмотре в «Локомотиве» и «Зените». В Санкт-Петербурге мне отказали, а в стане «железнодорожников» я посмотрел на условия, услышал о том, что сначала надо поиграть за команду определённого года рождения, а уже через полгода переходить в дубль, — решил там не оставаться. Приехал в Казань — а тут столько полей, удобная база. Для меня это был просто космос! Не знаю, как это всё было для более опытных партнёров, например, для того же аргентинца Алехандро Домингеса, но для меня просто небывалый уровень. Нас поселили в двухэтажные апартаменты. У нас был двухкомнатный блок, где в одной части жили два человека, а в другой — четыре. Плюс ко всему этому был второй этаж.

— С кем вместе проживали в комнате? Кто-то из ребят заиграл на высоком уровне?

— Был Вахыт Оразсахедов, который сейчас выступает в чемпионате Киргизии за «Дордой». Он является игроком сборной Туркменистана.

Вахыт Оразсахедов (справа)Вахыт Оразсахедов (справа)Tengelbes/CC BY-SA 4.0/commons.wikimedia.org

— Этого парня Бердыев привёл в «Рубин»?

— Да, конечно.

— А в то время уже чувствовалось, что Курбан Бекиевич — это топ-тренер?

— Конечно. Больше всего чувствовалось его появление на базе (улыбается). В тот момент было ощущение, что моментально у всех пропадал голос. Все сразу начинали работать как не в себя. Чувствовался его высокий тренерский уровень. Курбан Бекиевич всегда смотрел на тренировочные занятия с бровки футбольного поля, а его помощники были на поле. Бердыев включался в тот момент, когда надо было что-то объяснить в тактике или кто-то из молодых не понял упражнение.

— Уже в то время Бердыев привлекал много молодых к тренировкам с основой, доверял им место на поле? Ведь благодаря работе специалиста раскрылись Виталий Устинов, Данил Степанов, Ильзат Ахметов, Игорь Коновалов.

— Нет, такое появилось только сейчас. Не могу вспомнить, чтобы кто-то из молодых в то время получал такую большую поддержку со стороны главного тренера. Тебе должно было быть минимум 25–26 лет, из дубля ребят подпускали только к тренировочным занятиям. Может, исключениями был только Дядюн, Александр Рязанцев, отчасти Евгений Баляйкин. Мы не так давно с Володей как раз обсуждали этот момент, что со временем у Бердыева поменялось отношение к молодым футболистам, он в них стал больше верить. А тогда больше довлел результат. Тогда «Рубин» стал чемпионом, это звание надо было подтвердить, чтобы сохранить за собой титул самого сильного клуба в России. На молодых акцент не делался, так как не было задачи растить своих игроков. А может, не было футболистов подходящего для чемпиона страны уровня.

— Кто-то из легионеров казанского клуба удивлял, чудил?

— С Бердыевым особо не почудишь. Помню, что все иностранные ребята были очень раскрепощёнными, на позитиве. Я, например, не помню, чтобы Кристиан Ансальди был грустным, он всегда ходил с улыбкой на лице. Сесар Навас таким же был. Его научили нескольким нашим ругательствам, так он мог тебе это всё крикнуть на обеде через всю столовую. Все на него смотрят, смеются, а он не понимает, что такое сказал. Пошутить у нас хорошо мог Саша Бухаров. Даже над главным тренером. Мог перед теорией фишки забрать с доски и спрятать. Бердыев с улыбкой говорил: «Саша, давай доставай фишки». Он понимал, что так сделать мог лишь Бухаров. Ему многое прощалось, так как шутки были классными. Даже главный тренер смеялся.

— Но при этом все говорят, что именно Бухарова Бердыев держал в ежовых рукавицах, чтобы тот не сдавал в своём уровне. Как только он уехал от своего тренера в «Зенит», начались кутежи.

— Но потом вернулся же в Казань. Понятно, что держал. Если бы такого отношения не было, то вряд ли бы Саша добился в своей карьере таких высоких результатов. Понятно, что все разные: кто-то любит сидеть дома, кому-то хочется гульнуть. Но я не скажу, что Бухаров приезжал пьяный на тренировки. Даже когда занятия были по желанию, то Саша их не пропускал.

— Кто из опытных чаще всего брал молодых под своё крыло? Семак?

— Конечно, Семак. На тот момент я чаще играл на позиции центрального полузащитника, поэтому частенько обращался за советом к Сергею Богдановичу. Что спрашивал? Как действовать в той или иной ситуации. Никогда он не отказывал и всегда уделял мне время. Очень благодарен ему за всё, что он для меня сделал.

Роман ШароновРоман ШароновСергей Лантюхов/News.ru

— А каким тогда был Роман Шаронов, который сейчас возглавляет «Рубин»?

— Не знаю, как ответить на данный вопрос. Он тогда казался весьма строгим. Была такая ситуация: я впервые поехал на сбор с основным составом. У меня сильно заболели ноги после тренировки, партнёры долго уговаривали сходить на массаж, и я сдался под их напором. Хотя мне всего 18 лет, казалось, какой массаж? Меня же загнобят потом. Я пришёл к массажисту, встал в очередь — попросили подождать 10–15 минут. После меня в кабинет, как назло, зашёл Шаронов. Роман очень хотел пройти процедуру сразу, но ему сказали, что надо подождать и идти после Кухарчука (смеётся). Я быстрее взлетел на четвёртый этаж, чтобы спрятаться от него, но Роман Сергеевич мне потом сказал, чтобы я в следующий раз приходил лишь поздно вечером, когда отмассируют всех основных футболистов. Такой жизненный момент запомнился мне надолго. Кстати, мне ребята советуют посмотреть выпуск «КраСавы» про Шаронова, говорят, очень мощным он получился. Он там говорит много правильных вещей.

— Шаронов признавался, что он большую часть карьеры испортил себе гулянками и прочими подобными вещами. Замечалось ли это за ним? Может, он на мотоцикле в косухе разъезжал?

— Если честно, то я не видел, на чём он катается. На базе я ходил только кушать и тренироваться, больше ничего особого не было. Мы лишь знали, когда уезжает Алехандро Домингес. Он когда заводил свою BMW, то это слышали почти все те, кто в тот момент находился на базе. Такой рёв стоял! У Шаронова жена и трое детей — какой уж тут беспредел в обычной жизни? А вот на поле — да, он всех «вырубал». Помню, что он однажды даже Златану Ибрагимовичу подзатыльник дал, когда «Рубин» встречался с «Барселоной» в Лиге чемпионов. Такое вот «отмочить» мог, да. А за пределами поля... Молодые ребята же не отдыхали в тех местах, где бывает основной состав. Нам зарплата этого просто не позволяла.

— Но при этом Шаронов, наверное, «пихал» больше всех?

— Конечно, «пихал». Он ведь был очень суровым, плюс играл на позиции центрального защитника. Чаще мне «пихал» лишь помощник главного тренера Александр Мацюра. Я его только и слышал по большей части. За меня даже как-то раз заступился Махач Гаджиев, который попросил «не убивать» парня своими придирками. А я что ни делал на поле — всё ему казалось, что плохо. Поэтому не помню, чтобы Шаронов в таком же объёме что-то предъявлял молодым.

— Сейчас следите за «Рубином»?

— Стараюсь следить. «Рубин» — не чужая для меня команда, мне и Казань очень нравится. Там сейчас собраны неплохие футболисты. Думаю, что клуб из Татарстана всегда должен бороться в чемпионате России за самые высокие места. Как это было раньше, так и сейчас должно быть. В Казани есть всё, чтобы играть в Лиге чемпионов: и стадион, и болельщики, и сам город.

— Не обидно ли было читать все последние годы о том, что клуб, становясь чемпионом страны, был в полушаге от банкротства?

— Я в футболе видел ситуации и похуже, если честно. Мне в «Томи», к примеру, не платили на протяжении семи месяцев. Я на тот момент думал: позовите меня в «Рубин» — приеду и буду играть за ту зарплату, которую вы там предлагаете всем своим футболистам. Я хочу выступать в премьер-лиге, стремлюсь туда. Но хорошо, что меня позвали в «Химки»: будем решать самые серьёзные задачи с подмосковной командой. А за «Рубин» обидно, если честно. Команда с таким именем просто обязана быть в еврокубках. Надеюсь, что у нас сейчас всё станет круто и со временем они всё наладят.