После акции протеста на прошлой неделе в центре Белграда, где требовали принять французско-немецкий план по Косово и Метохии, дав им самостоятельность, сербское население не знает, что и думать о происходящем. Часть сторонников правящей «Сербской прогрессивной партии» президента Сербии Александра Вучича считают, что планировались госпереворот и убийство самого Вучича. Другая часть общественности убеждена, что это был постановочный спектакль с целью опозорить участников митинга из числа националистов — последние полагают, что Вучич готов принять план Франции и Германии и прекратить поддержку России. Что же происходит в Сербии?

Когда 15 февраля, в День сербской государственности и в день акции протеста Деян Бобачек, член маргинальной группировки «Народный патруль», был арестован с охотничьим карабином, снабженным оптическим прицелом (оружие нашли в его машине), стало очевидно, что акция протеста, которая была анонсирована даже не в СМИ, а в соцсетях, это серьезная угроза стабильности. И хотя никакого конфликта или применения чрезмерной силы зафиксировано не было, протесты 15 февраля подняли вопрос о роли России в Сербии.

Кто подписывает такое, того убивают!

В День сербской государственности группа молодых участников «Народного патруля» в масках и капюшонах снесли защитное ограждение президентского дворца и попытались проникнуть через главный вход. Они кричали «Где Вучич?!», «Предательство!» и закидывали здание припасенными яйцами. Остановить нападавших смог только отряд полиции, экипированный нелетальным оружием.

В речи перед этими сценами лидер «Народного патруля» Дамнян Кнежевич сказал: «Клянусь вам, мы готовы к гораздо большему, чем беспорядки». А Деян Петар Златанович, журналист и владелец альтернативного портала Srbin Info, отметил: «Кто подписывает (подобные соглашения), того убивают». Он сослался на подписание французско-немецкого плана, который, хотя его официальное содержание является секретом (правда, предположительно, этот документ был опубликован некоторыми СМИ), заранее считается губительным для национальных интересов Сербии.

Дамнян КнежевичФото: Дамнян Кнежевич/youtube.comДамнян Кнежевич

Власти сочли высказывания Кнежевича и Златановича призывом к убийству президента и попыткой государственного переворота, 16 февраля обоих арестовали за призывы к насильственному изменению конституционного строя, а Бобачеку, у которого в машине нашли карабин с оптикой, предъявили обвинение в несанкционированном производстве, хранении, ношении и обороте оружия.

Правительственные СМИ много писали об экстремистах и ​​процитировали слова Вучича, что «экстремисты защищают сербов в Косово, но хотят убивать их в Белграде», а также сравнили происходящее с украинским Майданом 2014 года. Сразу после митинга 15 февраля неназванные источники в полиции говорили о роли иностранных разведывательных структур, которые «направляли попутный ветер так называемым патриотам, желающим дестабилизировать Сербию». А Вучич провел экстренное совещание с ключевыми фигурами из гражданского и военного секторов безопасности.

Похлопывают по спине?

Я не знаю, пророссийские ли они, но я знаю, что они антисербские. Чтобы полюбить кого-то другого, и, я думаю, что это нормально, сначала надо любить свой народ, а не хвастаться своими связями с кем-то, работая против своего народа и страны. У нас очень глубокие чувства к России и русскому народу, мы единственная страна, которая не ввела санкции... Мне не нужен кто-то из «Вагнера», чтобы похлопать меня по плечу и объяснить мне, что я могу или не могу делать. Мне достаточно верить в справедливость, в правду и в то, что лучше для Сербии, — сказал Вучич, выступая в парламенте.

О каких «внешних воздействиях» говорил сербский президент и какое отношение к протестам в Белграде имеет ЧВК «Вагнер»?

Фото: Darko Vojinovic/ТАСС

Как пишут сербские СМИ, в протестах обнаружен «русский след». Группа «Народный патруль», известная агрессивными антииммигрантскими заявлениями, якобы имеет связи с российской ЧВК «Вагнер». Хотя это утверждение, появившееся в белградских СМИ, до сих пор не подкреплено конкретными фактами. Да, они показали, что симпатизируют Москве, скандируя на митинге: «Сербия, Россия», а их лидер Дамнян Кнежевич заявил, что предпочитает «российское предложение» по Косово немецко-французскому предложению. Кнежевич был одним из немногих сербов, которые сделали шаг вперед в поддержке России в конфликте на Украине и посетили, как сказано в Telegram-канале «Народна Патрола» вагнеровский центр в Санкт-Петербурге, что, вероятно, послужило основанием для доказательства связи с российской ЧВК.

Премьер-министр Сербии Ана Брнабич отметила слова Вучича о том, что Россия — слишком серьезная страна, чтобы иметь дело с маргиналами вроде «Народного патруля». Но ситуация настолько накалилась, что 16 февраля послу РФ в Сербии Александру Боцан-Харченко пришлось публично дистанцироваться от протеста и резко осудить высказанные угрозы.

Россия полна решимости продолжать всестороннее сотрудничество с дружественной Сербией и не вмешиваться во внутренние дела Сербии, — подчеркнул дипломат.

После того как большое число сербских добровольцев из Сербии отправились участвовать с спецоперации на Украине на стороне России, Вучич публично попросил прекратить эту практику и объявил о строгом наказании согласно действующим законам. Его позицию поддержали посольства западных стран.

Однако премьер-министр в Приштине Альбин Курти также упомянул вагнеровцев, утверждая, что они находятся в сербских районах Косово и представляют угрозу безопасности. Затем президент Молдавии Майя Санду заявила на прошлой неделе, что Киев раскрыл предполагаемый план переправки в Молдавию прошедших военную подготовку людей из России, Белоруссии, Черногории и Сербии с целью вызвать беспорядки, угрожая конституционному строю. Поэтому Сербию недоброжелатели все чаще идентифицируют как центр военизированных формирований, угрожающих безопасности в регионе.

Фото: Сергей Лантюхов/NEWS.ru

Политолог Драгомир Анжелкович заявил NEWS.ru, что сейчас через свои СМИ и рычаги влияния различные центры власти в Сербии, даже близкие к власти, следят за западной версией о российском влиянии.

Они, очевидно, не знают, встанет ли сербское правительство в какой-то момент на сторону Запада, и создают для этого предлог, — говорит Анжелкович. — И сейчас создается база, чтобы завтра было легче действовать. Мы видим, что близкие к верхушке государства СМИ в одночасье меняют свою позицию и начинают нападать на Россию. Конечно, это не означает, что высшее руководство государства испытывает те же чувства. Но те, кто работает на эту сторону, те, кто думает, что таким образом они кому-то польстят и получат от этого пользу, сейчас создают свою ​​основу.

Эксперт полагает, что на Сретение, 15 февраля, когда в Сербии отмечают День государственности, наблюдался повтор того, что произошло в Черногории в 2016 году. Там в день выборов был придуман государственный переворот, арестованы активисты оппозиционных партий, и это использовалось правительством для победы на голосовании, хотя опросы и экзитполы показывали, что оно проигрывало.

Это происходит сейчас в Сербии, нет ни силы, способной совершить государственный переворот, ни энергии для этого, и не было сделано ничего, что указывало бы на такое намерение. Правительство ищет иголку в стоге сена — всегда можно обнаружить какие-то неудачные заявления, чтобы раскрутить историю, будто кто-то дестабилизирует Сербию изнутри или снаружи. А правительство пытается представить себя жертвой и сохранить свой электорат, — заключает Анжелкович.

Вучич между молотом и наковальней

Протесты направлены ​​на то, чтобы заставить Белград отойти от России. Это позволило бы, во-первых, уменьшить давление Запада на Сербию в связи с угрозой введения санкций, а затем и «давление» России. Цель протестов — чтобы Белград заключил соглашение о нормализации отношений с Приштиной, говорится в интервью посла России в Белграде Александра Боцана-Харченко, которое было опубликовано 9 февраля. Российский дипломат всегда верил в Вучича и поддерживал его, но на этот раз он был очень откровенен, излагая четкую российскую позицию. После двухдневного обсуждения в парламенте Сербии предложенного плана российский дипломат заявил, что «понимает, что французско-германское предложение по решению косовского вопроса неприемлемо для Сербии». Однако немногие среди самих сербов смогли сделать такой же вывод из слов Вучича в парламенте. Напротив, когда Вучич заметил, что французско-германский план является «переговорной основой», это вызвало большое беспокойство у большинства населения.

Александр ВучичФото: IMAGO/Christian Spicker/Global Look PressАлександр Вучич

По словам Боцан-Харченко, окончательный статус Косово и Метохии будет определен только после окончания нынешнего конфликта между Западом и Россией и создания новых геополитических условий, в которых победит Россия.

На последней сессии сербского парламента президент Вучич решительно заявил, что отвергает французско-германский план. Я не знаю, почему некоторые СМИ указывают, что он мог бы принять его, когда он сказал, что он неприемлем для Белграда. Я не думаю, что есть хоть малейшая вероятность того, что Сербия примет французско-германский план, — добавил дипломат.

Его слова были восприняты сербской общественностью как предупреждение Вучичу о том, что без Москвы ничего не решится. Это, вероятно, вызвало недовольство и гнев в правящих кругах. Среди комментариев можно было услышать, что Россия сейчас использует сербских правых для давления на власть (Вучич заявил в парламенте, что русские помогают Бошко Обрадовичу из оппозиционной партии «Двери»), вплоть до того, что Москва хочет спровоцировать войну, чтобы «растянуть фронт».

Через два дня после публикации интервью Боцан-Харченко Вучич рассказал о том, что в ближайшие пять-шесть месяцев ожидается эскалация конфликта на Украине и Сербия окажется между «молотом и наковальней». По его словам, возрастет давление на Сербию, поскольку Западу важно закрыть доступ России на Балканы. При этом Москва не может позволить Западу иметь такую ​​четкую позицию. Из-за этого Сербия окажется буквально между молотом и наковальней.

Белград