Пандемия коронавируса усилила сепаратистские настроения в некоторых странах. Националисты во Фландрии призывают к отделению от Бельгии, каталонцы вспомнили о временах борьбы за независимость от Испании, а Шотландия активно критикует антивирусную политику Лондона. Региональные политики считают, что если бы их автономии были полностью независимыми, худших последствий COVID-19 удалось бы избежать.

Отношения между Фландрией, жители которой разговаривают на нидерландском языке, и франкоговорящей Валлонией в Бельгии никогда не были простыми. После парламентских выборов в мае 2019 года политики из двух языковых сообществ так и не смогли сформировать правящую коалицию. Во Фландрии победила националистическая партия Новый фламандский альянс (НФА), в Валлонии — Социалистическая партия Валлонии. Более богатые фламандцы считают, что слишком много жертвуют на «дотационную» Валлонию, и эпидемия коронавируса только усугубила эту проблему.

Как только страна столкнулась с кризисом здравоохранения, политики из двух партий договорились о создании временного коалиционного правительства под началом Софи Вильмес. Но это не положило конец разногласиям. Так, валлонцы ратовали за раннее закрытие школ и предприятий, в то время как фламандцы выступали за менее осторожную политику. Теперь же последние борются за скорейшее открытие экономики, в то время как франкофоны продолжают придерживаться режима максимальной самоизоляции. Не сошлись два региона и по поводу того, как выводить экономику из кризиса: валлонцы-социалисты предлагают ввести налог на богатых, состоятельные фламандцы не желают делиться с бедными соседями.

Фото: Zheng Huansong/Xinhua/Global Look Press

Невозможность договориться на национальном уровне заставила политиков из националистического Нового фламандского альянса заговорить о выходе из состава Бельгии.

Рано или поздно это приведёт к разрыву, — заявил член НФА Тео Франкен. — Пока, Бельгия.

На самом деле фламандские националисты давно выступают за создание конфедерации. Фландрия и Валлония, согласно этому плану, формально останутся частью единого государства, но сами решат, какие полномочия они делегируют центральному правительству.

Может быть, пришло время разобраться с бельгийской моделью раз и навсегда, — приводит Politico слова бизнесмена Петера Винке. — Этот кризис не изменит мир, он просто ускорит процессы, которые должны были произойти в любом случае. Мы, возможно, должны признать, что Бельгия прекратит своё существование раньше, чем ожидалось.

О бунтарских настроениях времён референдума о независимости 2017 года вспомнили и в Каталонии. Местные политики вновь говорят об отделении от Испании.

Испания — это безработица и смерть, Каталония — жизнь и будущее, — заявила на днях глава торговой палаты Каталонии Джоан Канаделл.

К ней присоединилась официальный представитель регионального парламента Меритксел Будо, подчеркнув, что в независимой Каталонии было бы меньше смертей, чем сейчас. Густонаселённое автономное сообщество находится на втором месте по смертности среди испанских регионов после Мадрида. Это даёт основание противникам независимости обвинять местное националистическое правительство в том, что они пытаются свалить собственные неудачи на Мадрид.

Фото: Paco Largo/www.imago-images.de/Global Look Press

Каталонские сепаратисты парируют: регион в середине марта просил ввести меры самоизоляции и закрыть не жизненно важные производства, но центральное правительство полностью одобрило эту инициативу только в конце месяца. Из-за этого драгоценное время было утеряно и в Каталонии произошло много летальных исходов, которых можно было избежать.

И наконец, другой очаг сепаратизма в Европе, Шотландия, рассматривает пандемию и реакцию центрального правительства на неё как лишний аргумент в пользу выхода из состава Соединённого Королевства. Глава шотландского правительства Никола Стерджен ещё в прошлом году заявляла, что собирается взять курс на повторный референдум о независимости, так как условия с тех пор изменились — Великобритания вышла из Евросоюза.

Сегодня же раскол Лондона и Эдинбурга усиливает коронакризис. Премьер-министр Борис Джонсон 10 мая заявил о том, что страна начинает постепенную отмену режима самоизоляции.

Видела новое обращение премьер-министра, — написала в Twitter Никола Стерджен. — Это, конечно, ему решать, что лучше для Англии, но, учитывая критическую точку в борьбе с вирусом, в которой мы находимся, распоряжение о самоизоляции в Шотландии остаётся в силе.

Фото: Stewart Kirby/ZUMAPRESS.com/Global Look Press

Член Шотландской национальной партии Джоанна Черри на прошлой неделе заявила, что коронавирус даёт населению региона возможность «снова задуматься» об идее независимости. Её коллега Алин Смит добавила, что сегодня идея о независимой Шотландии в составе Евросоюза «сильна как никогда».

Как видно, пандемия коронавируса спровоцировала жаркие споры не только среди стран ЕС, но и внутри европейских государств. Скорее всего, Европа выйдет из этой ситуации более разобщённой, чем раньше, а неудачи в борьбе с вирусом будут использованы националистами для организации новых референдумов об автономии.