Этим летом в регионах России отмечается массовая гибель пчёл. Такие случаи были зарегистрированы в том числе в Удмуртии, Марий Эл, Липецкой, Саратовской, Ульяновской, Курской областях, в Алтайском крае. Специалисты полагают, что пчелосемьи могли вымирать вследствие нарушений требований при применении пестицидов и других химических веществ обработки посевов.


Как рассказал News.ru президент Российского национального союза пчеловодов Арнольд Бутов, собранный пчёлами мёд планируется проверить на наличие вредных для человека веществ. И признанный опасным для здоровья — утилизировать.

Есть пчёлы, которые попали под эти яды в период полёта, они могут там и остаться в поле. А некоторые малые дозы захватили и притащили с собой в улей. Они, естественно, летели с нектаром. Из нектара пчёлы будут делать мёд. Потом, когда прошло два-три дня, эти пчёлы погибли. Но мёд то остался заражённым.

Арнольд Бутов

президент Российского национального союза пчеловодов 

Он добавил, что вредным для здоровья людей может оказаться не только собранный пчёлами мёд, но и выращенные плоды растений после их опыления этими насекомыми.

В Минсельхозе России сообщили News.ru, что гибель пчёл в ряде регионов страны и связанный с этим материальный ущерб аграриев вызывают большую озабоченность у государства.

Минсельхоз ожидает от региональных органов управления АПК информацию о сложившейся ситуации и до 30 июля планирует завершить её анализ. На основе этих данных будут разработаны соответствующие предложения для заинтересованного круга лиц. Указанные предложения будут подготовлены в дополнение к ранее направленным в регионы от министерства рекомендациям принять исчерпывающие организационные и практические меры по предупреждению и предотвращению гибели пчёл, — рассказали в пресс-службе ведомства.

Отмечается, что в настоящее время преждевременно делать какие-либо выводы о причинах массовой гибели пчёл и объёмах потерь.

Ранее президент Национальной ассоциации пчеловодов и переработчиков пчелопродукции Альфир Маннапов оценил возможные потери. По его словам, вследствие гибели 60% пчёл ущерб составит 1 трлн рублей.

По данным Росстата за 2018 год, с которыми ознакомился News.ru, в российских хозяйствах всех категорий находилось около 3 млн пчелосемей. В прошлом году было произведено 65 тысяч тонн мёда. 

Руководитель центра политэкономических исследований Института нового общества Василий Колташов полагает, что массовая гибель пчёл может на российском рынке мёда и не отразиться: на нём и так много фальсификата, который представляет собой сахар с сопутствующими ароматизаторами и добавками.

К сожалению, наш рынок мёда в очень большой мере состоит из фальсификатов, которые, по сути, брендированы. И насколько он вообще мёд, не знает никто. Может получиться так, к нашему общему удивлению, что рынок вообще ничего не заметит. Эта гибель массовая, но фальсификата под видом мёда меньше не станет.

Василий Колташов

руководитель центра политэкономических исследований Института нового общества

В свою очередь, руководитель центра международного агробизнеса и продовольственной безопасности Высшей школы корпоративного управления (ВШКУ) РАНХиГС Анатолий Тихонов в беседе с News.ru рассказал, что состояние пчёл говорит о качестве жизни людей.

Если гибли пчёлы, то и человечество охватывали какие-то катаклизмы. А в наше время, когда эти насекомые играют такую колоссальнейшую роль в экологии планеты, их гибель является недопустимой. Сначала удар приняли на себя пчёлы, но этим же воздухом дышать и люди, которые там живут.

Анатолий Тихонов

руководитель центра международного агробизнеса и продовольственной безопасности ВШКУ РАНХиГС

При этом он отметил, что пчеловодство в России хорошо развито. По словам Тихонова, мёд у нас делают лучше, чем в Европе.

Технология отечественная и технологии, допустим, европейские, сильно отличаются. Там всё-таки мёд — больше промышленная вещь. А что такое промышленный мёд? Это фактически сладкий мёд с минимальным содержанием полезных веществ. У нас мёд весь живой, у нас культура потребления мёда. Каждый мёд уникальный, у каждого рецептура своя. У нас им до сих пор лечатся люди, — пояснил он.