По данным Федеральной службы судебных приставов, долги населения России за I квартал выросли на 5%, до 4 трлн рублей. Половина из них — это взятые на себя кредиты. За аналогичный период прошлого года взысканию подлежали 3,8 трлн рублей.

В ФССП рассказали «Известиям», что согласно статистике больше всего исполнительных производств было возбуждено по претензиям ГИБДД (15,4 млн). Однако в денежном выражении практически половина всех долгов легла на кредиты (1,8 трлн рублей).

Как отмечает ЦБ, с начала года розничное кредитование в России показывало бурный рост. И это начинает быть головной болью регулятора, в особенности — необеспеченное кредитование. Так, с января по март потребкредитов было взято на 3,3% больше, чем за аналогичный период 2017 года. Тогда заместитель председателя Банка России Василий Поздышев заявлял, что регулятор приветствует хороший рост ипотеки, однако данные по необеспеченным потребительским ссудам вызывают беспокойство. При сохранении подобной динамики есть вероятность, что темпы роста кредитного портфеля превысят темпы экономического роста.

В настоящее время просроченная задолженность формируется в области так называемых старых кредитов. При этом важно понимать, что рефинансирование задолженности и снижение ставок облегчат обслуживание долгов граждан.

Кроме того, эти цифры говорят о том, что реальные доходы населения выросли. Однако пока мы ещё не можем вернуться к докризисному уровню. Когда это произойдёт, население сможет совершать большие покупки за свой счёт и не прибегать к банковским кредитным услугам.

По состоянию на 1 апреля население РФ задолжало банкам 12,6 трлн рублей, при этом 800 млрд из этой суммы приходится на просроченную задолженность перед функционирующими финансовыми учреждениями, ещё 1 трлн рублей — это долги перед ликвидируемыми банками и долги, которые переуступили коллекторам. Просрочка перед микрофинансовыми организациями не превышает 50 млрд рублей.

Фото: АГН «Москва»/Андрей Любимов

Между тем, согласно данным Национального бюро кредитных историй, долговая нагрузка населения за последние шесть месяцев уменьшилась до 23,6% (снижение на 1,05 п.п.). При этом неплатежи, конечно же, больше свойственны сегменту потребкредитов, тогда как ипотека всегда славилась ответственностью заёмщиков.

При этом проблема долгов населения кроется больше даже не в самих кредитах, которые оно на себя повесило, а в высоких ставках по займам и относительно небольших сроках для возврата банку средств.

Несмотря на постепенное снижение ключевой ставки ЦБ, банки не спешат выдавать населению более дешёвые кредиты. Им это попросту невыгодно. В большинстве случаев они сохраняют молчание по ставкам и действуют по цепочке после того, как крупнейший российский банк — Сбербанк — объявляет о снижении ставок. Отставать от «старшего брата» никому не хочется. И банки один за другим начинают уведомлять о более выгодных, с их точки зрения, условиях для клиентов. Важным тут является и фактор сезонности. Как правило, к весне, лету или Новому году банки запускают свои акции с особыми условиями. И доверчивые граждане клюют на эту приманку довольно хорошо.

При этом сами требования к заёмщикам у банков по-прежнему довольно жёсткие. Поблажка возможна, только если клиенту не важны процентные ставки по кредиту. Ведь есть и такие люди, которые хотят купить огромный телевизор в одном из сетевых магазинов техники прямо сейчас. И желание заполучить заветный товар, чтобы быть не хуже, чем сосед или коллеги, затмевает разум. И уже потом, когда эйфория от покупки пропадает, выясняется, что ставка по кредиту — 30–50%, а то и более.

Тем не менее подобные требования к заёмщикам позволяют повысить качество кредитного портфеля, а также минимизировать риски по возврату заёмных средств. При этом россияне в массе своей уверены, что смогут при любых обстоятельствах расплатиться перед банками. Но, к сожалению, излишняя самонадеянность может привести в итоге к банкротству физлица.

Пока же ситуация складывается для нас таким образом, что говорить о кредитном пузыре пока ещё рано. И это действует как таблетка обезболивающего: болезнь-то в итоге остаётся, просто становится менее заметной для нас.

Наталья Мильчакова, заместитель директора аналитического департамента «Альпари»:

— Эта ситуация говорит о том, что кредиты за год стали более доступными на фоне снижения ключевой ставки ЦБ РФ и снижения процента по кредитам. Также говорит о том, что реальные доходы россиян, хотя и показали рост в первом квартале, но пока ещё не дотягивают до докризисного уровня, чтобы население в массовом порядке позволило себе делать крупные покупки не в кредит, а на свои сбережения. Кроме того, другая половина задолженности — это задолженность населения по административным штрафам, алиментам и т.д. Что касается кредитов, то в крупнейших российских банках доля «плохих» долгов, то есть невозвратных кредитов, составляет 6–8% кредитного портфеля, поэтому здесь вопрос не столько в размере задолженности, а в том, какое количество клиентов сможет эту задолженность погасить. При высоком уровне требований банков к заёмщикам можно предположить, что о кредитном пузыре говорить рано. Однако проблема низких реальных доходов населения по-прежнему является самой серьёзной проблемой российской экономики. Самая большая доля «плохих» долгов приходится на сегмент необеспеченных кредитов. Но, например, по ипотеке сегодня у банков практически нет невозвратных кредитов. Так что дело не только в недобросовестных заёмщиках, а ещё и в том, как банки заботятся о сокращении своих рисков.

Артём Авинов, ведущий аналитик TeleTrade:

— Традиционно рост долговой нагрузки в России приходится на окончание IV квартала и связан с приближением празднования Нового года. Вторая волна роста кредитования обычно приходится на II и III кварталы, когда россияне берут кредиты на покупку туристических туров для проведения летнего отпуска. Рост долговой нагрузки на россиян в период I квартала 2018 года может быть вызван двумя факторами: с одной стороны, наблюдается тенденция на рефинансирование ранее взятых кредитов, что является негативным фактором, указывающим на высокую долговую нагрузку россиян, с другой стороны, политика ЦБ РФ, направленная на снижение процентной ставки, приводит к удешевлению кредитов для конечных получателей — физических лиц. Этим пользуются коммерческие банки, проводя агрессивные рекламные кампании по привлечению новых клиентов, в основном в секторе потребительского кредитования. Нельзя исключать, что в I квартале 2018 года одновременно действовали оба указанных выше фактора. В таком случае можно говорить о положительном эффекте для экономики через рост потребительской активности населения. Однако в долгосрочной перспективе рост доли рефинансирования и «плохих» кредитов может выступить фактором, сдерживающим потребительскую активность.

Иван Капустянский, ведущий аналитик Forex Optimum:

— Объём кредитования в России продолжает расти. По данным ЦБ, на 1 мая объём предоставленных кредитов по всем федеральным округам составил 3 трлн 469 млрд рублей, в то время как за аналогичный период прошлого года этот показатель находится на уровне 2 трлн 214 млрд рублей. Таким образом, кредитование в 2018 году уже выросло более чем на 56%. Причины бума кредитования понятны. Одна из них — рост интереса к ипотеке. Граждане пользуются возможностью взять жильё по достаточно низким ставкам в преддверии отмены долевого строительства жилья по закону № 214-ФЗ. Полностью застройщики должны будут перейти на новые варианты финансирования в течение трёх лет, однако эти сроки могут сократиться. Кредитование также поддержал рост уверенности граждан в росте экономики РФ, в том числе на фоне низких ожиданий по инфляции. В этой связи не удивительно, что просрочка растёт вместе с кредитованием. Другой вопрос, что эти темпы могут быть опережающими, учитывая тот факт, что реальные заработные платы растут медленно, а уровень жизни по стране снижается.

Роман Блинов, руководитель аналитического департамента Международного финансового центра:

— Все эти цифры следует расценивать в более широком ключе, а именно — определиться с отношением к закредитованности населения, прежде чем говорить о давлении долгов. Россия с 1991 года приняла модель поведения Запада, где все граждане и бизнес имеют определённый уровень долговой нагрузки, а её обеспечение является лучшим признаком платёжеспособности (если у человека нет кредитов, то у банков будет к нему очень много вопросов). В наше время закредитованность населения определяется не его размером, а просрочкой по кредитам. И вот здесь и возникает основной вопрос — её объём не должен быть велик. Для России сейчас (на конец апреля 2018 года) размер просроченной задолженности составляет 6,5% для населения и 6,7% для бизнеса. Эти цифры говорят о высоком уровне обеспечения и об экономической устойчивости существующего положения вещей. Общий уровень кредитоспособности, несмотря на абсолютные крупные цифры, не является большим, поэтому говорить о снижении или увеличении долга не имеет смысла. Основной вопрос в той экономической модели, что мы используем (пока используем), — это просроченная задолженность, и именно здесь нужно прикладывать основные усилия. По ежемесячной отчётности ЦБ РФ можно отметить, что закредитованность постепенно снижается и находится в том же коридоре, как в других развитых странах. Правительство ограничивает банки в раздаче необеспеченных кредитов, лицензирует МФО и переводит финансовые потоки в легальное поле, а также уделяет всё больше внимания финансовой грамотности, что постепенно приведёт к снижению не только просрочки, но и к общему улучшению закредитованности населения и бизнеса.