Более сотни миллиардов рублей сейчас приходятся на рынок чёрных кредиторов и почти столько же — на белый рынок микрозаймов. «Нелегалам» грозит уголовная ответственность по статье «Мошенничество», но финансисты и юристы убеждены — только этой меры недостаточно.


Мошенники используют разные схемы сбора денег с доверчивых граждан. Условно эти способы можно разделить на три группы: типичные финансовые пирамиды, которые предлагают заработать сотни процентов прибыли, лжебанки, «выдающие» кредиты за комиссию, но не имеющие лицензий, и нелегальные микрофинансовые компании.

На долю лжебанков приходится 44% мошеннических интернет-ресурсов, которые выявил ЦБ за восемь месяцев этого года, свидетельствуют данные регулятора. Зачастую такие «банки» — это «мёртвые» кредитные организации. То есть те, у которых ЦБ отозвал лицензию, но названия которых мошенники используют, чтобы выманивать деньги.

В борьбу с нелегальными кредиторами вступают депутаты Госдумы. В частности, глава комитета ГД по финрынку Анатолий Аксаков планирует этой осенью написать законопроект, по которому чёрным кредиторам будет грозить уголовное наказание. Статья — «Мошенничество», срок заключения — до пяти лет.

Большой или маленький?

Теневой сектор кредитования физлиц не очень большой, у него разумные пределы, его доля на рынке не очень большая, рассуждает директор аналитического департамента «Альпари» Александр Разуваев. Речь может идти о миллиардах рублей — в масштабе всей экономики и даже легального банковского сектора это немного, добавляет он.

Объём рынка не очень велик — несколько десятков миллиардов рублей годового оборота, соглашается руководитель проекта «Финшок» в рамках Национальной программы повышения финансовой грамотности граждан Минфина России Ольга Дайнеко.

Рамиль Ситдиков/РИА Новости

Однако профессиональные участники рынка кредитования оценивают его теневую часть более чем в 100−110 млрд рублей, рассказывает гендиректор финансового маркета «Юником 24» Юрий Кудряков. При этом активы белой части банковской системы в январе-августе 2018 года увеличились, по данным ЦБ, до 88,7 трлн рублей. А рынок легальных МФО составляет порядка 130 млрд. То есть нелегальный рынок кредитования сопоставим со всем российским рынком микрофинансирования.

В ЦБ предоставить оценки ущерба от чёрных кредиторов не смогли.

Недетский сад

Зачастую жертвами нелегальных кредитов и других мошенников становятся дети, рассказывал ранее директор департамента противодействия недобросовестным практикам ЦБ Валерий Лях. В недобросовестные финансовые схемы вовлекают в основном школьников 7−11 классов. Обманщики используют социальную инженерию и создают схемы, «заточенные» под детей, рассказали News.ru в ЦБ. Пока там только изучают проблему, и готовых решений нет.

«Но обратить внимание на неё должны также правоохранители, операторы мобильной связи, Роскомнадзор», — убеждён представитель Центробанка.

Лжебанки и иные нелегальные кредиторы орудуют исключительно в Интернете, рассказывала ранее начальник Главного управления Банка России по Центральному федеральному округу

Заём оставляет без дома

Наиболее проблемные займы — под залог имущества, особенно недвижимости, указывает Дайнеко: в последнее время много скандалов, когда люди из-за 300 или 500 тысяч рублей займа лишаются жилья.

«Поскольку такие фирмы не являются кредитной организацией, процедура реализации подобного залогового имущества ничем не регламентирована, особенно если закладную передают физлицам», — рассуждает она.

Профессиональные ростовщики, как правило, оформляют такие договоры нотариально, что усложняет оспаривание подобной сделки через суд и признание её кабальной.

«Спящая» статья

В ЦБ поддерживают предложения об усилении ответственности при неоднократном выявлении незаконного потребительского кредитования, говорит представитель регулятора.

Кроме того, в Центробанке рассматривают предложение о том, чтобы лишать права требовать исполнения заёмщиком обязательств по договору потребительского займа, если такой заём выдан нелегальным кредитором.

Также нужно ликвидировать «дыры» в защитном законодательстве — чтобы заёмщикам было куда обратиться за спасением своего имущества, а суды имели право их защитить, добавляет Ольга Дайнеко.

«Уголовный состав для наиболее вопиющих случаев, возможно, и нужен, но адекватное регулирование ввести сложнее, чем „родить“ ещё одну „спящую“ статью в Уголовный кодекс», — заключает она.

Юристы убеждены, что нелегальные кредиторы вредят не только людям, но и дискредитируют регулирующие органы, законодательную власть и подрывают рыночную конкуренцию. Поэтому, рассуждает руководитель практики уголовного и административного права юридической компании «Амулекс» Алёна Зеленовская, нужно ввести уголовную ответственность за хищение денежных средств под видом банковских операций в отношении неограниченного круга лиц и организаций, не имеющих специального разрешения. То есть расширить состав преступления «Мошенничество».

«Только с таким формальным составом — без последствий в виде крупного ущерба — можно выявлять чёрных кредиторов уже на стадии размещения предложений для граждан о кредитах», — поясняет Зеленовская.

Она убеждена, что в этом вопросе необходимо действовать на упреждение.

Добавьте наши новости в избранные источники