Российско-германская внешнеторговая палата (ВТП) представила результаты опроса 900 немецких компаний, работающих в России, которые демонстрируют степень влияния коронавируса на планы бизнесменов. Глава ВТП Маттиас Шепп в интервью NEWS.ru рассказал о том, как оценивает полученные показатели, поделился ожиданиями от 2020 года и высказался по вопросу введения санкций США в отношении проекта строительства газопровода «Северный поток — 2».


Убытки и инвестиционные планы

— В апреле ВТП заявляла о том, что работающие в России немецкие компании потеряли сотни миллионов евро из-за эпидемии коронавируса. Выросли ли эти цифры? Насколько критичны эти потери для немецкого бизнеса?

В целом я бы назвал их неприятными. Только 900 компаний, ответивших на наш опрос, зафиксировали потери в районе 750 млн евро. Но, с другой стороны, результаты проведённого опроса показали, что немецкий бизнес намерен в ближайшие 12 месяцев инвестировать в российскую экономику, многие думают о том, чтобы расширить существующие заводы, некоторые намерены построить новые. Мы приятно удивлены подобными планами нашего бизнеса в России.

— Тем не менее результаты опроса также показывают, что 70% немецких компаний не планируют инвестировать в Россию в течение ближайшего года. Можно ли это назвать падением интереса?

— Нет. Ни в коем случае. Не бывает такого, что все компании одновременно инвестируют свои средства. Названные цифры соответствуют показателям предыдущих лет. Если посмотреть на соседей, живущих на одной лестничной клетке, то вряд ли все они в один год покупают автомобили. Мы в целом видим большой приток немецкого капитала в Россию. Готовность 30% компаний к инвестициям — это почти сенсационные цифры. Это просто великолепно с учётом спада ВВП России и эпидемии коронавируса.

Маттиас ШеппМаттиас ШеппСергей Лантюхов/NEWS.ru

— Объявленные ВТП итоги первого квартала 2020 года демонстрируют, что объём немецких инвестиций в Россию остался практически неизменным. Вместе с тем в России режим самоизоляции пришёлся на второй квартал текущего года. Ожидаете ли вы на этом фоне значительного падения инвестиций?

— Я уверен, что во втором квартале будут хорошие цифры. Почему? Потому что бизнесмены не смотрят на краткосрочные проблемы и вызовы. Хороший предприниматель не решит ориентироваться на какие-то проблемы, которые, скорее всего, будут носить лишь временный характер. Наоборот, он воспринимает кризис как шанс, как возможность. Именно так мы и действовали в России во время предыдущих кризисов. Ни в 1990-х годах, когда в стране была политическая нестабильность, ни во время украинского кризиса и последовавших санкций наш бизнес не покидал рынок. Наоборот, мы были активны. Так что для меня не стали сюрпризом те показатели, которые продемонстрировали 900 немецких компаний, являющихся членами внешнеторговой палаты. Наш бизнес, скорее всего, просто начнёт ещё больше и упорнее работать в условиях кризиса.

Сокращения и финансовая помощь

— Известно ли вам о сокращениях в немецких компаниях или изменении планов по развитию из-за эпидемии коронавируса? Есть ли те, кто планирует уйти или уже ушёл с российского рынка?

— Никто не ушёл с российского рынка. Также наблюдалось очень мало увольнений, что можно назвать хорошей традицией немецкого бизнеса. Более 90% наших компаний — это предприятия малого и среднего бизнеса. Так что это не менеджеры, которые хладнокровно смотрят на котировки на бирже. Согласно данным нашего опроса, 60% компаний не сократили штат своих сотрудников, 23% были вынуждены пойти на увольнения, которые затронули не более 10% работников. Ещё 12% компаний, наоборот, заявили о намерениях расширить свой штат. И в мировом масштабе, и на российском рынке это очень достойный показатель.

— Получили ли какие-либо немецкие компании, работающие в России, помощь в рамках анонсированных правительственных антикризисных пакетов мер в связи с эпидемией коронавируса?

— Да, есть пара предприятий, получивших поддержку. Я могу назвать компанию «БауТекс», которой выделили несколько десятков миллионов на производство промышленных и строительных кранов во Владимирской области. Есть и другие, но я не могу публично о них рассказывать.

— Существовали ли препятствия для получения подобной помощи немецкими компаниями?

— Мы, Российско-германская внешнеторговая палата, требуем, чтобы российская власть рассматривала наших инвесторов в России так же, как и российские компании. Мы считаем, что они и есть российские компании, потому что они платят налоги в стране и создают рабочие места. Даже во время пандемии они не увольняли людей.

«Северный поток — 2» и санкции США

Stefan Sauer/dpa/Global Look Press

США планируют ввести новые санкции в отношении проекта строительства газопровода «Северный поток — 2». На ваш взгляд, могут ли они отсрочить или вовсе остановить его строительство?

— Мне кажется, «Северный поток — 2» будет достроен. Он важен как для немецкого и европейского населения, так и для бизнеса. Только за один год немецкая индустрия сэкономит несколько миллиардов. Если «Северный поток — 2» будет достроен, то он обеспечит стабильный и недорогой газ и для заводов, и для жилых домов.

— Германия лоббирует в ЕС возможность введения ответных мер в случае, если США примут законопроект о новых санкциях в отношении «Северного потока — 2». Может ли Берлин в этом преуспеть с учётом отсутствия консенсуса по судьбе проекта среди европейских стран? Какие конкретные меры могли бы стать ответом?

— Этого я не знаю. Могу лишь сказать, что компании — члены внешнеторговой палаты ответили на аналогичный вопрос следующим образом: в случае введения новых санкций со стороны США 39% хотели бы, чтобы правительство Германии и ЕС объявили стране дипломатический протест, а 58% выступают за введение санкций против США.

Добавьте наши новости в избранные источники