16+

Беспрецедентный штраф: поляки вынуждают остановить «Северный поток — 2»

Участников строительства газопровода обязали расторгнуть соглашения, заключённые с целью его финансирования
17:57, 07 октября 2020 18 598
Фото: Aксель Шмидт/Nord Stream 2

Значимый польский антимонопольный регулятор UOKiK пошёл на неожиданный ход: он впервые оштрафовал «Газпром» на $7,6 млрд, обвинив российскую компанию и пятерых её европейских партнёров в нарушении антимонопольных правил Польши. Об этом NEWS.ru сообщили представители UOKiK. В Кремле устами Дмитрия Пескова уже выразили уверенность, что отечественный газовый монополист пойдёт на ответные действия в связи с таким решением. В свою очередь, компании Shell и Uniper, которые участвуют в финансировании строительства трубопровода, со штрафом не согласны и обдумывают дальнейшие шаги.


Аксель Шмидт/Nord Stream 2

Сам же «Газпром» принципиально не согласен с позицией польского антимонопольного органа и собирается обжаловать этот штраф, следует из заявления российской транснациональной энергетической компании. Дело в том, что «фактически проект реализован не совместным предприятием, а дочерней компанией „Газпрома“ с привлечением заёмного финансирования», отметили в концерне.

При обжаловании решения UOKiK оно не подлежит исполнению до момента вступления в силу соответствующего решения суда, — заметили в газовой компании.

Принятие прецедентного решения и наложение максимального наказания, пояснил NEWS.ru регулятор, «связано с завершившимся расследованием польского антимонопольного ведомства в отношении компании, ответственной за строительство и эксплуатацию газопровода „Северный поток — 2“ без необходимого на то согласия председателя UOKiK». Два года тому назад по этому делу были предъявлены обвинения шести компаниям, напоминают в организации. Это были российский «Газпром», французский Engie Energy (страна регистрации: Швейцария), немецкий Uniper, австрийский OMV, голландскo-британский Shell и немецкий Wintershall (остальные четыре компании зарегистрированы в Голландии).

Разбирательство, проведённое польским антимонопольным органом, показало, что в 2017 году, несмотря на отсутствие согласия на создание совместного предприятия, шесть компаний (участников консорциума «Северный поток — 1») заключили ряд соглашений о финансировании «Северного потока — 2», что в результате было подтверждением их важной и необходимой роли во всём проекте.

Соглашения, заключённые между участниками, касались как финансирования, так и ряда полномочий, например, возможности вмешательства в деятельность «Северного потока 2». Кроме того, установив залог на акциях «Северного потока 2», финансирующие субъекты стали квазиакционерами — в случае невыполнения «Газпромом» кредитного договора они бы стали обладателями акций компании, строящей газопровод. Выгода и обязательства, связанные с участием в этом предприятии, были чётко определены для всех, — подчеркнули в UOKiK.

По мнению председателя регулятора, все эти действия были предприняты несостоявшимися партнёрами «Северного потока — 2» в качестве обходного манёвра, чтобы избежать необходимости получения согласия главы UOKiK на создание компании, финансирующей строительство газопровода. Цель всех шагов была идентична. И создание совместного предприятия, и заключение более поздних соглашений были направлены на финансирование строительства, убеждена польская сторона.

Если бы проект был только финансовым, то «Газпром» спокойно мог бы получить финансирование от правительства Российской Федерации или от коммерческих банков, возможно, смог бы реализовать его самостоятельно. Следует подчеркнуть, что деятельность в качестве финансового учреждения не относится к основной деятельности ни одного из остальных участников концентрации. Прежде всего Uniper, Engie, OMV, Shell и Wintershall являются клиентами, а иногда и конкурентами «Газпрома» на рынке газа, — объяснил председатель UOKiK Томаш Хрустны.

По его словам, финансирование совместного предприятия, осуществляемое участниками рынка газа, а не финансовыми институтами, свидетельствует о возникновении общих экономических интересов между всеми этими субъектами.

Без участия этих субъектов «Северный поток — 2» не смог бы функционировать и вести проект строительства газопровода в рамках Евросоюза, поэтому, скорее всего, он вообще не был бы создан, — добавил Хрустны.

В регуляторе уточнили, что за нарушение запрета осуществления концентрации без согласия председателя UOKiK грозит штраф в размере до 10% годового оборота нарушителя. Кроме того, председатель антимонопольного ведомства помимо финансовых санкций может также потребовать восстановления статуса, имевшего место до концентрации.

В самой компании «Nord Stream 2 AG» заявили, что «не комментируют решение польского антимонопольного ведомства, касающееся акционера и финансовых инвесторов проекта «Северный поток-2».

Газопровод «Северный поток-2» нацелен на укрепление надёжности поставок газа для всего энергетического рынка ЕС и будет способствовать развитию более ликвидного, взаимосвязанного и конкурентного газового рынка в Европе, — сказали NEWS.ru в пресс-службе компании.

«Справедливо ли» и «что делать»

Всё это странно, поскольку польская сторона не имеет никого отношения к проекту, так как трубопровод не проходит через территорию Польши, замечает исполнительный директор ООО «Независимое аналитическое агентство нефтегазового сектора» Тамара Сафонова.

Оправдание подобных решений создаёт прецедент противодействия любому международному проекту, реализуемому без участия той или иной страны. В чужой лодке всегда больше рыбки и, несмотря на программу диверсификации энергоресурсов в ЕС, страны, не участвующие в проекте «Северный поток — 2», всё больше пытаются перевернуть эту «лодку» по принципу «тот прав, у кого больше прав».

Тамара Сафонова

исполнительный директор Независимого аналитического агентства нефтегазового сектора и доцент РАНХиГС

По её мнению, если такое решение будет оправдано в арбитражном суде, то возникнет прецедент, когда любой международный проект должен быть согласован странами, не имеющими отношения к его реализации.

Польша пытается зацепиться за нюансы и лазейки в праве ЕС и дать этим нюансам свою интерпретацию. Право ЕС относительно молодо, не такой большой имеется опыт правоприменения, так что есть возможности для «творческих интерпретаций» этого права, чем Варшава и занимается. Однажды Польша уже предъявляла подобные претензии, и тогда для их обхода пришлось превратить западные компании из соакционеров проекта «Северный поток — 2», как планировалось изначально, в его сокредиторов.

Станислав Митрахович

ведущий эксперт Фонда национальной энергетической безопасности (ФНЭБ) и Финансового университета при правительстве РФ
Аксель Шмидт/Nord Stream 2

Сейчас, по суждению Митраховича, маловероятно, что Польшу в требованиях к «Газпрому» поддержат евробюрократы и другие страны ЕС. Поэтому Варшава разве что может попробовать арестовать что-то газпромовское на своей территории, например, газ в трубе, долю концерна в совместном предприятии, которое владеет польским участком газопровода Ямал — Европа. Или счета «Газпрома» в польских банках. Но вряд ли Польша рискнёт масштабно применить подобные меры, она может в ответ получить арест как минимум счетов польских компаний в российских банках (а они есть, ведь Польша и РФ торгуют друг с другом), уверен специалист.

Очевидно, это вопрос будущих судебных разбирательств, потому что, уверен заместитель директора по энергетическому направлению Института энергетики и финансов Алексей Белогорьев, «Газпром» не собирается платить эти деньги. Понятно, что компания будет обжаловать решение польского регулятора во всех возможных инстанциях.

На мой взгляд, у «Газпрома» хорошие судебные перспективы, поскольку решение явно политически мотивировано. Антимонопольный орган Польши превышает свои полномочия. Если это дело против «Газпрома» будет разбираться независимым европейским судом, то, скорее всего, оно рассыпется.

Алексей Белогорьев

заместитель директора по энергетическому направлению Института энергетики и финансов

Эксперт полагает, что величина штрафа в отношении «Газпрома» «настолько несоразмерна проблеме, что по нему есть самый высокий шанс выиграть суд».

Напомню, что аналогичный штраф назначался украинским антимонопольным ведомством, но в итоге он был отменён. Здесь размер штрафа сопоставим со стоимостью самого газопровода «Северный поток — 2», затраты на который оцениваются в $10–11 млрд. К тому же компании нарушили не закон, а лишь предписание антимонопольного ведомства, причём довольно спорного, — подчеркнул аналитик.

Надо понимать, что наибольший риск в данном случае связан с угрозой разрыва соглашения о финансировании строительства газопровода, на чём настаивает UOKiK. Но ведь все деньги уже выделены. И разрыв соглашения не должен повлечь обязательства «Газпрома» возвратить эти средства своим партнёрам. Соглашение непубличное и неизвестно, как это прописано в документе, но, полагает Белогорьев, сложившуюся ситуацию можно отнести к форс-мажору — вряд ли концерну придётся в срочном порядке эти деньги возвращать.

В свою очередь, заместитель гендиректора по газовым проблемам Фонда национальной энергетической безопасности Алексей Гривач уверен, что польский антимонопольный регулятор занимается юридическим троллингом. Он прекрасно понимает, что сам ничем не рискует и его нельзя привлечь к ответственности за недобросовестные действия.

Скорее всего, регулятор проиграет дело в суде, а поднятая шумиха и является целью польского регулятора и польского политического истеблишмента, — заявил Гривач.

Маловероятно при этом, что и партнёры «Газпрома» пойдут на разрыв соглашения о финансировании проекта, ведь деньги уже выделены и, чтобы разорвать кредитные соглашения, требуются более серьёзные основания, заключил Алексей Гривач.

Остаётся один невыясненный вопрос в конце этой статьи: может ли быть данное решение как-то связано с отравлением Алексея Навального? Иначе говоря: официально санкций не объявляем, а начинаем действовать хитро и скрытно, как это делает и Москва. Так как, похоже, времена прямых действий, прямой политики уходят в прошлое.

Yandex Zen

Самое интересное - в нашем канале Яндекс.Дзен

Загрузка...
Новости СМИ2