В Тюмени проходит III инновационный форум InnoWeek-2019, посвящённый развитию цифровой экономики России и инструментам трансферта отечественных IT-решений на международный рынок. В кулуарах форума с News.ru пообщался заместитель генерального директора Фонда содействия инновациям (ФГБУ «Фонд содействия развитию малых форм предприятий в научно-технической сфере») Андрей Микитась. Он рассказал, как инновационные стартапы могут получить государственную поддержку и стало ли больше отечественных разработок в связи с курсом на импортозамещение.


— Сколько проектов, которые поддерживал фонд, оказались нежизнеспособными?
— Сложный вопрос. Вообще за 25 лет мы поддержали более 32 тысяч проектов. Проекты бывают как от физических лиц, так и от компаний. Причём от физических лиц, мне кажется, даже больше. Потому что у нас одних участников программы для молодых инноваторов «Умник» только 18 тысяч человек. С точки зрения выживаемости пока расчёта не было, потому что это достаточно проблематично. Но есть такой пример: мы с правительством Москвы одно время хотели сделать совместный комплекс для стартовиков, взяли перечень победителей за последние пять лет по программе «Старт», и из них порядка 30% уже не выходило на связь. Программа «Старт», по сути, ориентирована на поддержку таких начинаний. Но просто кто-то взял, попробовал, понял, что не его, не нашёл инвестора, разочаровался или вышла какая-то более современная разработка, которая поставила крест на его изобретении. Бывают даже случаи, когда нормативная база меняется и всё. Поменялась нормативная база, и теперь нельзя, чтобы беспилотники летали над Кремлём, например, или ещё что-то — всё, уже смыслы что-то разрабатывать теряются за счёт этих вещей.

— Возможно ли запустить инновационный проект без господдержки?
— Я думаю, что возможно. Мировая практика такова — поддержка в первую очередь требуется в самом начале. У нас поддержка комплексная, мы в начале начинаем и на следующих этапах поддерживаем. Но в целом на начальных этапах именно инновационные проекты, в которых высокие риски, в них банки не вкладываются, венчурные инвесторы также неохотно идут, потому что там совсем другие деньги и другая стадия должны быть. Поэтому, по сути, кроме государства эту нишу закрыть некому. Вот вы захотели заняться инновационным бизнесом, у вас какая-то идея есть, куда вы пойдёте? Банк вам деньги точно не даст без залога. Ну, это бессмысленная история. А венчурные инвесторы скажут: у тебя там ещё ничего не проверено, ты сначала что-то сделай, докажи, что это работает, напиши и покажи мне бизнес-план в конце концов, а потом приходи. В целом, этапы предпосева и посева должно закрывать государство.

Андрей Микитась Андрей Микитась скриншот youtube.com/EnginRussia.Ru

— На пленарном заседании в рамках InnoWeek много говорилось о нехватке крепких инновационных проектов. С чем, по вашему мнению, это связано?
— По сути, нет их в том числе по причине того, что у нас с вами менталитет такой, мы боимся заниматься чем-то новым. Поэтому надо менять сознание, надо в инновации идти со школьной скамьи, доносить, что технологическое предпринимательство — это здорово, это классно, это то, на чём можно сделать серьёзный прибавочный продукт. Технологическое предпринимательство, особенно производственного характера, это же то, на чём зиждется экономика.

— Проекты какой направленности чаще присылают в Фонд?
— У нас существуют шесть направлений. Есть экспертный совет, который определяет эти направления. Экспертный совет достаточно авторитетный. Его возглавляет академик Российской академии наук Алдошин Сергей Михайлович. Первое направление — это информационные технологии, второе — технологии здоровьесбережения, медицинские технологии, третье — химия и новые материалы, четвёртое — всё, что касается новых производственных технологий, приборостроение, пятый — это геотехнологии и шестой — энергетика. Вот это шесть направлений, по которым мы отбираем. Но это ровным счётом не значит, что проект не может быть на стыке двух каких-то направлений либо нашего направления и какого-то ещё. Например, очень часто сейчас приходят проекты медицинского профиля с обязательной айтишной составляющей. Поэтому все проекты, которые имеют инновационный характер, обязательно рассматриваются Фондом и в случае соответствия нашим минимальным требованиям и критериям они получают поддержку.

— Что нужно сделать технологичному стартапу, чтобы получить грант от Фонда? Многим ли это удаётся?
— Проведём срез по программе «Старт», потому что это самая показательная программа для стартаперов, где ты можешь прийти как физлицо, тебе не обязательно компанию создавать. Пришёл, получилось, пошёл сделал компанию, подписал контракт с Фондом, получил деньги. Не получилось? Запросил замечания у Фонда, ещё раз подал заявку. Со второго раза не получилось? Ещё раз. До победного можешь подавать заявку от физлица, без всяких обязательств. Просто бери, запрашивай замечания, переписывай. Если по этой программе судить, то за прошлый год поступило больше трёх тысяч заявок, но среди этих трёх тысяч заявок есть повторы, как раз те ребята, те инноваторы, которые идут с первого, со второго, с третьего раза. Их где-то четверть, по моим прогнозам. А показатель у нас в госпрограмме записан, что при поддержке Фонда должны создаваться 400 стартапов. То есть мы однозначно эту цифру достигаем, это наш KPI. 406 стартапов в том году мы поддержали. То есть стартапы, которые стали стартапами, физлицо пришло, победило, создало компанию, вот эта свежесозданная компания для реализации какой-то идеи это и есть стартап.

— Из каких регионов чаще приходят заявки?
— Да, вы знаете, классика. Москва, Питер, Московская область, Татарстан. Нижегородская область в прошлом году ворвалась в топ-5. Там очень хороший представитель у нас появился. У нас в каждом регионе есть представитель, он общественник, он, как правило, обладает уже какой-то компетенцией, некой властью. Они консультируют, помогают заявку написать.

— Стало ли больше разработок в связи с курсом на импортозамещение?
— Есть такое. Особенно в биотехе прибавилось разработок. Даже что-то появилось на стыке сельского хозяйства и биотехнологий. Например, Нижегородский регион благодаря санкциям и ограничениям нарастили обороты как в области сельхозпродукции, так и в области биотехнологий, различных удобрений, химии. И по другим направлениям также прослеживается увеличение активности.

Самое интересное — в нашем канале Яндекс.Дзен