Руководитель Российской системы качества (Роскачество) Максим Протасов в эксклюзивном интервью News.ru рассказал, в какой категории товаров больше всего некачественной продукции, благодаря чему фальсифицированных молочных продуктов стало меньше и почему дорогое не всегда качественнее дешёвого.


— Максим Александрович, сколько ежегодно у нас выявляется некачественных товаров?

— Очень тяжело проводить среднюю температуру по больнице, потому что всё очень зависит от категории. Роскачество, как национальный институт качества, мониторинга, каждую неделю выходит на исследование той или иной новой категории. Всего 52 категории в год. Можно выявлять разные проблемные темы, о которых мы обязательно, работая как мягкая сила, рассказываем гражданам, и они голосуют кошельком. Покупатели — мощная сила. Могут покупать товар или нет у производителей, которые их обманывают. Во-первых, мы через наш портал доносим информацию потребителям, во-вторых, когда мы выявляем какие-то проблемы, мы их выносим на рассмотрение государственной комиссии по борьбе с нелегальным оборотом продукции. Она создана указом президента. Её возглавляет министр Денис Мантуров. И на этой площадке, на которой собраны все федеральные органы исполнительной власти, рассматриваем варианты, как решить проблему.

— Какие категории товаров являются самыми проблемными?

— Если говорить о проблемах, которые выявлялись ранее, существует серьёзная проблема с холодной цепочкой, цепочкой движения товара, требующего специальных условий хранения. Мясная, рыбная продукция. К сожалению, достаточно много проблем до сих пор осталось. Товар, проходя путь от производителей до нашего стола, портится. Выстраивание этой оптимальной холодильной цепочки — это очень важно. Мы призываем наших потребителей, конечно, обращать внимание на полки магазинов, на температуру, там всегда есть термометр. Во-вторых — посмотреть исследования Роскачества и просто не покупать тот товар, который по определению не может быть хорошим. К сожалению, в 15% исследованных нами марок икры на упаковке был указан тот режим хранения, который не может не привести к тому, чтобы в ней не образовались микроорганизмы. Было указано, что икра может храниться при плюсовой температуре. Это невозможно без добавления консервантов, а их там не было. Второй блок, который мы выявляем, — категория лёгкой промышленности, в том числе такая резонансная категория — школьная форма, одежда для обучающихся, — это нарушение состава. Зачастую мы встречаем просто зеркально противоположный состав, когда заявлено, что в продукции 100% хлопка, а там хлопка вообще нет. Вот с такими проблемами мы постепенно справляемся.

Сергей Лантюхов/News.ru

— Российская система качества учреждена в середине 2015 года, видны ли уже результаты работы?

— Мы видим, что в результате каждого исследования Роскачества ситуация на рынке меняется. В молочной категории существенно снижается количество фальсификата. Это и благодаря изменению технического регламента, благодаря тем инициативам по разделению полки, которые сейчас произошли, и благодаря той работе, которую мы вели все эти годы, объясняя и производителям, и потребителям, рассказывая потребителям, что покупать, а производителям — что обманывать покупателей нельзя. По поручению правительства мы проводили исследования молочной продукции. И уже в ранее самой проблемной категории — сливочном масле — было выявлено всего 12% фальсификата. Кто-то скажет, что и это много, но было больше. Эта ситуация явно позитивная. Мы видим позитивные изменения состава продуктов во многих категориях. Допустим, в колбасе или шашлыках, проанализированных нами перед прошлым летом, мы увидели большое количество продукции, которая не только соответствовала техническому регламенту, заявленным национальным стандартам, но и дотянулась до требований, предъявляемых к продуктам, которые могут получить российский знак качества, а значит — поддержку в продвижении товара и лояльность потребителей. Поэтому мы видим, что этот инструмент национальной системы качества, который существует в других странах, а в России был создан всего три года назад, работает на улучшение потребительского рынка. Он становится более прозрачным и цивилизованным.

— Сколько товаров уже были проанализированы системой качества?

— Мы исследуем 52 категории в год. На настоящий момент мы исследовали 115 товарных категорий и 4,5 тысячи товаров. Сейчас наши потребители, которые загружают недавно созданное приложение Роскачества, найдут там информацию о 4,5 тысячах товаров. Из позитивных цифр я могу сказать, что более 35% товаров уже сейчас подтянулись до наших опережающих товаров. То есть потенциально это товар, получивший высокий рейтинг Роскачества. Товаров, в отношении которых установлено, что они не соответствовали базовым требованиям, заявленным ГОСТом и техническим регламентом, порядка 700. И я уверен, что в настоящий момент более 30% производителей, узнав о том, что они получили нулевой рейтинг Роскачества, проводят корректирующие мероприятия и вносят изменения в производственные процессы, меняют поставщиков сырья, пишут и доказывают нам, что они сделали для того, чтобы не обманывать потребителя. Мы говорим, конечно, о тех предприятиях, которые хотят продолжать свою деятельность, а не про предприятия-однодневки, которые просто не должны присутствовать на рынке.

— Проще нарваться на некачественную продукцию, покупая отечественные товары или зарубежные?

— Сложно так сказать. Всё зависит от товарной категории. По многим позициям российские товары постепенно замещают импортные. Это не только вопрос санкций, но и вопрос подъёма нашей пищевой промышленности, вопрос осуществляемых проектов по импортозамещению.

— Знак качества потерял свой статус, так как многие компании использовали его самовольно, обманывая покупателей. Удаётся ли вернуть доверие потребителей?

—  В 2015 году в России вернулся государственный знак качества, и для нас очень важно, чтобы количество людей, которые о нём знают и понимают, что стоит за этим пятиугольником, людей, которые выбирают продукцию исходя из того, содержит ли она знак качества, росло. Более того, такие задачи нам ставит правительство. Каждые полгода мы замеряем лояльность к этому знаку. Мы видим, что эти цифры растут. Нельзя дискредитировать национальный бренд, нанося его на упаковку незаконным образом, или использовать его элементы, заявляя, что продукция со знаком качества, но не упоминая, с каким. Мы боремся с этими явлениями достаточно технологично: в том мобильном приложении, которое сейчас существует на всех платформах, есть чёткая функция, когда ты можешь навести сканер смартфона на штрихкод товара и получить информацию о достоверности товарного знака. Таких товаров сейчас около 230, это лучшие товары страны, которыми мы можем гордиться. Из 115 категорий, которые на настоящий момент нами исследованы, это и продукты питания, и товары народного потребления, и электроника. Притом каждый из этих товаров получает поддержку продвижения на отечественном рынке и в рамках того соглашения, которое мы ещё раз закрепили подписанием дополнительного соглашения с Российским экспортным центром (РЭЦ), которое даёт приоритет при продвижении этих товаров за рубеж. Вы понимаете, что очень важно экспортировать продукцию, которая соответствует всем требованиям качества. Нельзя рисковать репутацией нашей страны и бренда знака качества.

Максим ПротасовМаксим ПротасовСергей Булкин/News.ru

— Как выбрать качественный товар?

— В более чем 70 странах, где аналогичная система качества существует гораздо дольше, чем в России, при принятии решения о покупке обычной нормой поведения для потребителей является изучение местной национальной системы мониторинга и качества. Там всё подробно и понятно написано: на что обращать внимание при покупке, есть ли какие-то проблемы в категории, какие марки получили высокие рейтинги. Вот такой инструментарий нами сделан. И привычка сверяться с ним должна стать нормой поведения для отечественного потребителя

— Можно ли сказать, что стоимость означает качество?

— Действительно, изначально, когда мы начинали свои исследования, у нас существовало такое мнение, что эту зависимость мы будем видеть всегда. Практика показывает, что это не так. «Винный гид России», в рамках которого мы провели скрининг всего российского вина, показал, что зачастую даже в не очень высокой категории, в так называемых массовых винах, наши эксперты встречали очень достойные продукты. Иногда речь идёт о силе бренда. Например, когда проводили исследования макарон твёрдых сортов, мы брали российские макароны твёрдых сортов, макароны, сделанные в России, но выпущенные под иностранными брендами, и импортные макароны, ввезённые в нашу страну. Качественные макароны из качественной муки, сделанные на качественном оборудовании, мы встречали во всех трёх категориях, но самая высокая цена зачастую была у тех макарон, которые производились в России под иностранными брендами. Всё равно существует некое потребительское ощущение, что настоящие макароны могут быть только итальянскими. Достаточно под итальянским брендом выпустить товар — и можно ставить более высокую цену. Умный потребитель, класс которых мы стараемся формировать благодаря работе Роскачества, понимает разницу. Мы действительно по всем показателям сравнили эти макаронные изделия. Оказалось, что российские марки под российским брендом зачастую выигрывали у импортёров. Это просто вопрос сырья и технологий, в этом смысле за последние годы российские производители весьма неплохо продвинулись. Пока не во всех категориях, но я уверен, что таких категорий будет больше.