Альбом «Горгород» рэпера Oxxxymiron номинирован на премию имени Александра Пятигорского. Премию имени Пятигорского вручают за философскую литературу. В разное время на премию были номинированы Владимир Варава, Владимир Кантор, Татьяна Касаткина и другие.

Александр Моисеевич Пятигорский — известный отечественный философ, буддолог (его труды по буддийской философии признаны классическими), соратник и друг Мераба Мамардашвили; добрый старик, которого мы помним смеющимся на пятиминутном видео, или читающим мантры, или пьющим водку на могиле Пруста...

Что бы сказал Александр Моисеевич, узнав, что на премию его имени номинирован рэп-альбом как философское произведение?

Я думаю, он лукаво подмигнул бы нам.

Дело в том, что русский рэп продолжает брать новые интеллектуальные рубежи, всё более при этом дифференцируясь в интеллектуальной сфере. Споры о том, какой рэп (правый? левый? интегральный? абстрактный?) честнее и круче, подлинная ли это поэзия, есть ли в рэпе философия и можно ли философски осмыслять рэп, будут идти бесконечно — и это хорошо. Разговор о рэпе нужен, чтобы рэп не зазнался (это свойственно рэперам), не ушёл в себя. Нужна рефлексия по поводу рэпа. Нужен глубинный анализ этого феномена. Молодёжь, слушающая рэп, не способна дать глубинную аналитику феномена, а значит, это задача интеллектуалов.

Дмитрий Быков недавно это понял и прочитал целую лекцию о рэпе, попутно даже зачитав рэп и придумав расшифровку аббревиатуры «РЭП». РЭП, по Быкову, это «русская энергетическая поэзия».

Дмитрий БыковФото: News.ru/Сергей БулкинДмитрий Быков

До Быкова едва ли не первым из русских писателей на рэп обратил внимание его коллега Захар Прилепин. Прилепин написал о рэпе в своей книге о современной русской литературе («Книгочёт», М.: АСТ, 2012). Прилепин также первым из русских писателей зачитал рэп (совместно с группой «25/17», рэперами РИЧем и Хаски).

Пишущий эти строки издал в 2016 году книгу «Русский рэп. Философские очерки» (СПб.: Реноме, 2016), где постарался поместить русский рэп в контекст русского культурного нарратива.

На месте Оксимирона могли оказаться многие другие русские рэперы, например, группа «25/17», творчество которой насыщено религиозно-философскими мотивами и интуициями. Или, скажем, рэпер Хаски, который в первых своих альбомах дал пример глубокого и надрывного экзистенциального рэпа. Или группа «Записки неизвестного», или рэпер РИЧ, или Саграда. Даже Слава КПСС, он же Гнойный, который после победы в рэп-баттле с Оксимироном нацепил на себя ярлык главного русского рэпера. Все эти варианты, кстати говоря, даже намного более годятся для номинации на философскую премию. Потому что Оксимирон более литератор, чем мыслитель, его альбом «Горгород» действительно можно считать замечательной (не во всём, впрочем, оригинальной) поэмой. Но не философской поэмой. Оксимирон — это литератор от рэпа. Тогда как, скажем, Андрей Бледный, фронтмен группы «25/17», действительно может претендовать на статус религиозного мыслителя (чего он, по скромности, конечно же, не станет делать, сославшись на то, что он просто артист, или музыкант, или рэпер, или рокер, но ни в коем случае не поэт и не философ).

Так что дело не в Оксимироне. Дело в общей тенденции, которая наблюдается в нашем философском сообществе.

Уже многими отмечено, что современная философия не выводит человека из платоновской пещеры к подлинному миру, но, наоборот, сама замыкается в своей пещере и отвращает взор от мира. Многие мои коллеги-философы отмечали, что философия должна повернуться назад, к человеку, что нужен новый антропологический поворот. Современной философии необходимо живо вглядываться в то, что происходит здесь и сейчас. И она начинает это делать. Номинирование «Горгорода» на премию имени Пятигорского — следствие этой тенденции.