News.ru выяснил, почему в России хотят запретить ввоз хамона и пармезана багажом. О причинах рассказали руководитель исполнительного комитета Национальной мясной ассоциации Сергей Юшин (С.Ю.) и первый зампред комитета Совета Федерации по аграрно-продовольственной политике и природопользованию Сергей Лисовский (С.Л.)


Как ранее сообщили «Ведомости», Национальная мясная ассоциация направила в аппарат вице-премьера правительства по вопросам агропромышленного комплекса Алексея Гордеева письмо с предложением ввести запрет на ввоз частными лицами из-за рубежа мясной и молочной продукции, усилить контроль за багажом и ручной кладью на границе и повысить ответственность за ввоз мясной и молочной продукции.

— Зачем необходим запрет на ввоз?

Сергей Юшин: Это не наше изобретение, это международный опыт, широко распространённый, и мы указываем в письме, в каких странах с развитым животноводством такие меры — и очень жёсткие меры — применяются. К этим странам относятся США, Канада, Бразилия, страны Евросоюза, Япония, Тайвань, Австралия и так далее. Десятки стран, где понимают риски для собственного животноводства и для своего экспортного потенциала на внутреннем рынке, те страны, которые хотят защитить свою территорию от биологических угроз, они применяют уже десятки лет данные меры.

У нас в стране не все знают, что такое хамон, но все про это говорят. Не видели, не ели, но очень любят.

Когда в Австралии вам грозит штраф за попытку провоза — более 200 тысяч долларов, в Испании максимальное наказание — это три года тюрьмы, японское посольство повесило у себя на сайте информацию о том, что теперь попытка провоза животноводческой продукции карается тремя годами каторжных работ, то обсуждать, надо это делать или не надо, это из области «пока гром не грянет, мужик не перекрестится». Потом будет поздно.

eyeclick/imageBROKER.com/Global Look Press

Сергей Лисовский: К сожалению, эта мера необходима, потому что угроза распространения африканской чумы очень большая. Африканская чума проникла в Европу и, к сожалению, наши соседи — Прибалтика, Польша — скрывают очаги заражения. Это порождает возможность, что продукты мясной переработки могут попасть оттуда к нам уже заражёнными, и мы ничего не будем знать об этом. Это исключительно ветеринарная мера защиты.

— Подобные прецеденты уже были?

С.Ю.: Недавно в Алтайском крае обнаружили в багаже у туриста какие-то там сосиски, в которых содержался геном вируса АЧС.

Я не думаю, что наши граждане будут рады тому, что курица стала стоить 250–300 рублей только потому, что кто-то привёз сало.

С.Л.: По-моему, в 1975 году просто завезли колбасу на бытовом уровне и [возник] очаг заражения в Крыму. Но тогда централизованная служба смогла очертить зону карантина — 25 км. Было уничтожено всё поголовье свинины в этом регионе, более того, эту ферму просто сожгли и таким образом смогли локализовать очаг. Больше у нас африканской чумы не было вплоть до 2000-х годов. И тогда этот очаг появился чисто на бытовом уровне.

— Откуда может исходить угроза?

С.Ю.: У нас всё-таки много украинских рабочих. Они с собой могут везти сало. Сало — это один из наиболее опасных продуктов, потому что это сырой, не переработанный продукт. А на Украине бушует африканская чума свиней. У нас едут ребята из Калининградской области в Прибалтику закупаться, но у нас во всей Восточной Европе — Польша, Латвия, Литва, Эстония — тоже везде африканская чума свиней.

Очень любите хамон? Ну поешьте побольше в Испании, потом переждите в самолёте, потом снова зайдёте в «Азбуку вкуса» и снова купите.

Если бы у нас не было мяса в стране, и мы по этой бы причине везли его откуда-то, ну можно было бы кого-то пожалеть. Но у нас мяса достаточно, в том числе хамона. Вот газеты пишут «хамон» — речь, конечно, не о хамоне в целом, больше везут сало и сосиски. У нас в стране не все знают, что такое хамон, но все про это говорят. Не видели, не ели, но очень любят.

Что мы вообще ставим на кон? Мы ставим на кон сотни тысяч рабочих мест, мы ставим на кон цены для 146 миллионов российских граждан.

— Какие угрозы несёт в себе появление АЧС в России?

С.Ю.: Мы знаем, что африканская чума свиней смертельна для домашних свиней, для диких свиней, и убытки бюджета Российской Федерации уже сегодня составляют более 2 млрд рублей от импорта, а потери бизнеса достигают 50 млрд рублей.

Grassani/Fotogramma/Ropi/Global Look Press

Конечно, это угроза для нашего животноводства. Если в животноводстве будут вводиться карантинные ограничения, мы будем терять производство, то что будет происходить? Будет происходить рост цен.

Ветеринарная служба России давно говорит о более жёстком карантине.

Я не думаю, что наши граждане будут рады тому, что курица стала стоить 250–300 рублей за килограмм тушки, а свинина стала стоить 600 только потому, что кто-то с Украины, из Польши, из Белоруссии, из США привёз сало или какую-то другую продукцию, где-то поел на пикнике, бросил её в лесу, и дальше пошла эта чума по всей нашей стране.

Это небольшое ограничение чьих-то прав и свобод. Сколько людей, какой процент населения нашего действительно чего-то там везёт? Поэтому речь идёт о том, чтобы ограничить относительно небольшое число людей, в том числе иностранцев.

— Почему об угрозе заговорили только сейчас?

С.Л.: Ветеринарная служба России давно говорит о более жёстком карантине, но, к сожалению, правительство не слышит, потому что есть опасения некоторого общественного недовольства.

Ранее News.ru писал, что Мясная ассоциация хочет изымать хамон и пармезан из багажа.