В Сочи 23 октября открывается первый саммит Россия — Африка. Двухдневный форум, на который съедутся десятки глав африканских государств, призван закрепить российские позиции в глобальном соревновании за ресурсы Чёрного континента. У России на этом поле много конкурентов: Китай опутывает Африку экономической инициативой «Один пояс, один путь», а европейские страны имеют уже отлаженные каналы взаимодействия с бывшими колониями. Москва же делает ставку на личные связи с африканскими лидерами, широкие жесты дружбы, экспорт вооружений и мирного атома. Что Россия может дать Африке и зачем Африка России — в материале News.ru.


Россия возвращается

Во второй половине XX века СССР стал одним из ключевых игроков в Африке. В холодную войну массово обретающие независимость государства были лакомым куском для противоборствующих идеологических лагерей. Советский Союз и США вознаграждали своих союзников на континенте деньгами и оружием, специалистами и гуманитарной помощью.

С развалом соцлагеря идеологический подтекст в отношениях России и Африки исчез и Москва потеряла к континенту всякий интерес. В 1992 году Россия закрыла там девять посольств, четыре консульства и множество культурных и обменных программ. Вплоть до 2006 года нога российских лидеров не ступала на Африканский континент. До сих пор Африка занимает предпоследнее место в распределении российской внешней торговли: на её долю приходится около 1%, меньше только у далёких Австралии и Океании.

Сегодня подход Москвы к своей бывшей сфере влияния изменился. Африка обладает огромными природными ресурсами, представляет из себя привлекательный рынок сбыта товаров и в общей сложности обладает 54 голосами в ООН. На африканские богатства уже обратил внимание Китай, который активно осваивает недра континента, строит там свои заводы и подкрепляет экономические амбиции военными базами. Пекин уводит из-под носа Москвы даже те сферы, в которых её позиции в Африке были традиционно сильны, — например, военную. С 14 по 20 июля в Пекине состоялся форум по миру и безопасности, в котором приняли участие высокопоставленные военные чины из Африки, а ранее главы государств собрались на встречу участников инициативы «Один пояс, один путь».

Нужно было раньше начинать работу с нашими африканскими партнёрами, тем более что со многими из них у нас связи не прерывались, они насчитывают десятилетия развития отношений дружбы, — заявил в 2009 году президент Дмитрий Медведев во время турне по африканским странам.

Медведев не зря упомянул «десятилетия дружбы» с африканскими лидерами, многие из которых, например, нынешний президент Анголы Жуан Лоренсу, получали образование в СССР. Многомиллиардным китайским инвестициям и влиянию бывших метрополий Москва противопоставляет личные связи с африканскими элитами и «широкие жесты». Так, после визита в Россию в конце августа президент Мозамбика Филипе Ньюси заявил, что Москва списала 90% долга его страны — около $40 млн. Всего же Россия простила «советские» долги африканским странам на сумму более $20 млрд.

Владимир Путин с  президентом Республики Мозамбик Филипе Ньюси на церемонии обмена двусторонними документамиВладимир Путин с президентом Республики Мозамбик Филипе Ньюси на церемонии обмена двусторонними документамиkremlin.ru

Военное сотрудничество

Около трети всего оружия Чёрному континенту поставляет Россия, на данный момент подписано контрактов на $50 млрд. Основные покупатели — Ангола, Эфиопия, Нигерия и Египет, но российские производители стремятся расширить список клиентов.

Российское вооружение наводнило Чёрный континент ещё во времена Советского Союза: к 1990 году 70% танков, 40% самолётов и 35% вертолётов в Африке были советского происхождения. А автомат Калашникова стал настолько привычным элементом африканской действительности, что попал на флаг Мозамбика — единственный государственный флаг с изображением современного стрелкового оружия.

2019-й для системы военно-технического сотрудничества России должен стать Годом Африки, на который придётся реализация ряда важных проектов со странами континента, — сообщала в январе пресс-служба «Рособоронэкспорта» перед открытием выставки Shield Africa в Кот д’Ивуаре.

В «Рособоронэкспорте» отмечали, что наибольшим спросом в Африке пользуются российские истребители семейства Су-30, МиГ29М/М2, бронетранспортёры БТР-80А, БТР-82А, специальная полицейская машина «Тигр», зенитный ракетно-пушечный комплекс «Панцирь-С1», а также ПЗРК «Верба» и «Игла-С».

Москва также рассматривала возможность строительства военных объектов в Египте, Судане, Ливии, Эритрее и, возможно, в непризнанном государстве Сомалиленд. Россия собиралась обустроить базу и в Джибути — маленьком государстве на берегу Красного моря с удачным географическим положением. Но США, которые на тот момент уже имели там свою базу, воспротивились этому и надавили на правительство Джибути. Почти доведённая до конца сделка в Судане тоже сорвалась в последний момент, когда президента Омара аль-Башира сместили в апреле 2019 года.

С Чадом, Центральноафриканской Республикой, Суданом, Эфиопией, Демократической Республикой Конго, Танзанией, Ботсваной, Нигерией, Египтом у России подписаны соглашения о тренировке местных силовиков. Обучение происходит как в России, так и в африканских государствах.

Атомная энергетика

Мирное использование атомной энергии — та сфера, в которой у России мало конкурентов в мире. А Африка в этом плане непаханое поле: на весь континент — всего одна действующая атомная электростанция в ЮАР. Сторонники атомной энергетики уверяют, что мирный атом станет тем самым источником дешёвой энергии для развития, которого Африке так не хватает. Но западные эксперты подчёркивают, что построив на своей территории российскую АЭС, африканские страны влезут в долги и окажутся зависимыми от иностранных специалистов и ядерного топлива.

АЭС КобергАЭС КобергWikimedia

Первой российской АЭС в Африке станет «Эль-Дабаа» в Египте, в данный момент она строится. Она будет состоять из четырёх энергоблоков с реакторами ВВЭР-1200. Россия будет поставлять ядерное топливо на протяжении всего жизненного цикла электростанции, обучит персонал для работы на ней и поможет в эксплуатации первые 10 лет. АЭС при этом строится в долг: Москва ссудила Каиру 85% стоимости объекта.

В октябре 2017 года Росатом и Нигерия подписали соглашение о строительстве и эксплуатации АЭС, но в списке строящихся объектов на сайте Росатома этот проект пока не значится. Двумя африканскими странами атомные амбиции России не ограничиваются. В апреле Росатом и Эфиопия одобрили трёхлетнюю дорожную карту по установлению сотрудничества в сфере строительства АЭС и Центра ядерных наук и технологий. Менее амбициозный документ был подписан в мае с Республикой Конго — в нём не шла речь о строительстве АЭС, но говорилось о развитии ядерной инфраструктуры, медицины, науки и образования.

Одно из препятствий на пути российского мирного атома в Африке — это восприятие атомной энергии местными жителями. В той же Нигерии около трети населения не умеют читать и писать и в лучшем случае не понимают, что такое атомная энергия. В худшем — боятся. Не зря в сообщении Росатома о строительстве АЭС в Египте сказано, что российская сторона обязуется «обеспечить поддержку в повышении общественной приемлемости использования атомной энергетики».

Природные ресурсы

Если говорить не о торговле, а об инвестициях, то почти все российские денежные вливания в экономику Африки приходятся на разведку и добычу полезных ископаемых. На Чёрном континенте российские компании манят, прежде всего, нефть и газ, драгоценные камни, уран и цветные металлы. Заявленные в 2013–2020 годах инвестиции составляют $17 млрд.

В нашей стране много природных запасов, — заявил президент Мозамбика Филипе Ньюси на августовском деловом форуме Россия — Мозамбик в Москве. — Мы обещаем прибыльный возврат инвестиций в нашу экономику. У российских промышленников и финансистов прекрасная репутация, ждём вас в нашей стране!

Африканским странам зачастую нечем платить России по счетам и, более того, иногда даже не на что купить оборудование для извлечения полезных ископаемых. Процветают нелегальная добыча, ручной труд, игнорируются нормы безопасности. Поэтому предоставление России доступа к природным богатствам, с одной стороны, позволяет покрыть расходы по другим сделкам, с другой — отчасти наводит порядок в этом хаотичном бизнесе.

Российская компания АЛРОСА в этом году расширила соглашения с Анголой и Зимбабве по добыче алмазов. «Нордголд» влил дополнительные инвестиции в золотые рудники Буркина-Фасо. Ростех в марте закрепил сделку по развитию новой платиновой шахты в Зимбабве. Нефтегазовые компании выражали интерес к проектам в Алжире, Анголе, Демократической Республике Конго.

Подобно Китаю, Россия собирается вкладываться в инфраструктуру Чёрного континента. В 2018 году наша страна обсуждала совместный проект по строительству железной дороги в Анголе. ОАО «РЖД» также рассматривало проекты в Ботсване и Ливии.

Очевидно, саммит Россия — Африка будет использован, чтобы подписать увесистый пакет контрактов на разработку африканских природных богатств. По некоторым оценкам, в России в данный момент близки к истощению запасы 13 видов минерального сырья. Среди них — цинк, хром, кварц, золото. Учитывая, что львиную долю экспорта российских компаний составляют полезные ископаемые, искать новые месторождения нужно срочно.

У России и Китая в Африке есть преимущество хотя бы потому, что они готовы закрыть глаза на недостатки местных правящих режимов — нарушение прав человека, наступление на свободу слова и демократию, разгул коррупции. Москва и Пекин делают ставку именно на личные связи с африканскими элитами, токсичные для американских и европейских политиков.

Самое интересное — в нашем канале Яндекс.Дзен