В Ереване очередной конфуз. Молодой радикал Шаген Арутюнян облил красной краской памятник Александру Грибоедову. Свой варварский поступок он объяснил местью за то, что в Армавире облили чёрной краской табличку, установленную на территории армянской церкви в память о весьма спорной фигуре, однофамильце радикала — Гарегине Арутюняне, известном также, как Нжде.


Война с памятниками и осквернение памяти покойных в любом случае не достойны мужчины. Если уж молодой Арутюнян так переживал по поводу судьбы памятной дощечки, то ничто не мешало ему самому отправиться в Армавир и попытаться убедить местных жителей и депутатов городского совета в том, что союз с дьволом Нжде заключил из высших соображений сохранения собственного народа. А его участие в создании армянского батальона, воевавшего на стороне вермахта, и работа в издававшейся в Берлине на деньги имперского Министерства пропаганды газете на армянском языке были вызваны исключительно опасениями турецкой интервенции и нового геноцида. Может, кого-то и удалось бы убедить. Так нет же, пострадал памятник человеку, которого исторически в Армении считают национальным героем.

Шаген АрутюнянШаген АрутюнянShahen Harutyunyan/facebook.com

Именно так! Заслуги выдающегося русского дипломата перед армянским народом велики и всегда очень высоко ценились. Ведь Грибоедов не только лично принимал участие, например, в штурме Ереванской крепости и её освобождения от персидской армии, за что был награждён медалью, не только сыграл решающую роль в подготовке и подписании исторического Туркманчакского договора, по которому Восточная Армения освобождалась от персидского владычества, а армянский народ от векового угнетения.

Александр Сергеевич, уже будучи в Персии и осознавая всю опасность своего пребывания там, ни на минуту не сомневался в правоте своих действий, договариваясь о массовой репатриации армян, чьи предки были ещё угнаны шахом Аббасом. И сорок тысяч предков Арутюняна вернулись в родные края. В самой русской миссии нашли пристанище несколько женщин даже из шахского гарема. Ну а когда убежища у Грибоедова попросил армянин — евнух, игравший при дворе роль министра финансов и знавший многие тайны шахской семьи, и было спровоцировано нападение толпы. Тело великого писателя и дипломата было так изуродовано, что его опознали только по пальцу, когда-то покалеченному во время дуэли.

И что же? Шаген Арутюнян не был в курсе истории собственного народа? Или он принадлежит к той части молодёжи, что и родства не помнит? Или такой бессмысленный ксенофобский приступ — отражение общей атмосферы, сложившейся в стране? Надо сказать, что официальные лица быстро среагировали на такое проявление варварства и осудили поступок радикала. Но, может, после того, как в Армении снесли памятники «коммунистической эпохи», там для радикалов просто не осталось объектов для атаки? И пришлось расплачиваться Грибоедову. Кстати, в армянских горах есть Пушкинский перевал, где по легенде Пушкин встретил телегу, на которой везли тело дипломата и поэта. Там также установлен барельеф, отражавший ту историческую сцену. Может, и там надо поставить охрану. На всякий случай.

Самое интересное — в нашем канале Яндекс.Дзен