26 декабря в Ново-Огарёве прошёл неформальный саммит Содружества Независимых Государств (СНГ). Президенты девяти стран подвели итоги российского председательства в Содружестве в 2017 году и обменялись мнениями о дальнейшем развитии сотрудничества в различных областях.

Неформальные саммиты СНГ проходят, как правило, без официальной повестки дня. В их рамках также проводятся двусторонние и трёхсторонние встречи глав государств Содружества. За последние 12 лет состоялось 10 неформальных саммитов СНГ, а также одна неформальная встреча лидеров стран Содружества в неполном составе. Последний неформальный саммит прошёл 8 мая 2015 года в Кремле и был посвящён празднованию 70-летия Победы в Великой Отечественной войне. В нём приняли участие президенты России, Белоруссии, Казахстана, Киргизии, Узбекистана и Таджикистана.

В этот раз в Москву приехали президенты Азербайджана Ильхам Алиев, Армении Серж Саргсян, Белоруссии Александр Лукашенко, Киргизии Сооронбай Жээнбеков, Молдавии Игорь Додон, Таджикистана Эмомали Рахмон, Узбекистана Шавкат Мирзиеев и Казахстана Нурсултан Назарбаев.

«Приоритетное внимание уделялось устранению барьеров на пути движения товаров, услуг, упрощению таможенных процедур, — отметил президент России Владимир Путин, подводя итоги 2017 года. — Значительно вырос товарооборот между странами СНГ: по данным за 10 месяцев — более чем на четверть, достигнув почти 117 млрд долларов. В то время как за весь 2016 год было 94 млрд. Примерно на столько же — плюс 24 процента — прибавил и товарообмен СНГ с третьими странами».

Несмотря на констатацию усилий стран Содружества по борьбе с терроризмом, трансграничной преступностью и наркотрафиком, Сооронбай Жээнбеков отметил, что «усиливается распространение идеологии ИГ (запрещена в РФ) и других подобных радикальных группировок в Центральной Азии, ведётся активная пропаганда и вербовка граждан наших государств».

«Таджикистан, Узбекистан, Туркменистан, да и Казахстан, и Кыргызстан — государства, которые могут оказаться под прицелом террористических организаций. Думаю, что в ОДКБ этот вопрос встанет в повестку дня», — со своей стороны подчеркнул Александр Лукашенко.

Отметим, что официальный саммит СНГ проходил совсем недавно — 11 октября в Сочи. Как отмечали эксперты, на саммите изначально было заявлено обсуждение абстрактных тем и подписание дежурных документов, несмотря на то, что в отношениях стран СНГ достаточно острых проблем, поэтому в отсутствие яркой повестки в Сочи самым примечательным стало сообщение о том, что саммит не посетит президент Киргизии. Официально — из-за сложной обстановки в стране накануне президентских выборов, в которых Алмазбек Атамбаев не мог участвовать, однако реальная причина была очевидна — нежелание встречаться с Нурсултаном Назарбаевым, конфликт с которым отражается на отношениях двух стран и после того, как пост президента занял Сооронбай Жээнбеков.

Александр Гущин, доцент кафедры стран постсоветского зарубежья РГГУ, эксперт РСМД, специально для News.ru прокомментировал значимость саммитов СНГ и отличия неформальных и официальных встреч глав стран Содружества:

Анализ итогов саммитов СНГ упирается в вопрос восприятия самого СНГ. У нас сначала говорили об СНГ как организации, созданной для смягчения дезинтеграции бывших советских республик, а затем — что СНГ выполняет роль диалоговой площадки. Но я бы не сказал, что Содружество выполняет больше функций, чем в 90-е годы, наоборот налицо сокращение функций и потенциальных возможностей организации по решению тактических вопросов. Поэтому в большей степени саммиты СНГ — это диалоговая площадка.

На нынешний саммит не приехал только Гурбангулы Бердымухамедов, в очередной раз продемонстрировав, что Туркмения чётко выдерживает линию и сохраняет обособленную позицию. Несмотря на то что на неё оказывалось определённое давление по линии ОДКБ, чтобы вовлечь в некую военную кооперацию, поскольку возникает много вопросов по поводу происходящего на афгано-туркменской границе.

Кроме того, на повестке дня — вопросы преодоления проблем, связанных с реэкспортом украинских товаров, которые идут под видом других через ту же Белоруссию. Не случайно кандидат в президенты от КПРФ Павел Грудинин на недавнем выступлении в Госдуме говорил о якобы итальянских товарах на границе с Белоруссией, которые при проверке не имеют никакого отношения к Италии. Такие проблемы на саммитах СНГ обсуждаются, не говоря уже о вопросах трансрегионального значения — например, присоединение Казахстана к транспортному коридору «Север — Юг», в котором участвует Азербайджан, или борьба с терроризмом и исламским радикализмом в Центральной Азии, которая касается и стран Южного Кавказа.

Конечно, ждать от диалоговой площадки каких-то конкретных решений вряд ли приходится, но важен сам факт обмена мнениями между странами, которые не входят в ОДКБ или ЕАЭС. В принципе, это единственная площадка подобного формата, но это не значит, что СНГ надо воспринимать как единое образование. Многие эти страны имеют в качестве своих ориентиров внешних акторов, которые минимизируют влияние России посредством собственного влияния на эти страны. Тем не менее, учитывая сохраняющуюся роль России и наличие трансрегиональных проблем, само существование таких форумов позитивно. Кроме того, саммиты СНГ дают возможность для примирения и ведения диалога между политическими лидерами, которые так или иначе находятся в жёстком противостоянии друг с другом.

Что касается отличий формальных и неформальных саммитов СНГ, то последние не требуют подписания протокольных документов, что, кстати говоря, позволяет сосредоточиться на практической стороне вопросов. Тем более что нынешний саммит — итоговый для 2017 года, который был достаточно сложным в наших отношениях не только с Украиной, но и рядом других государств. Хотя определённые позитивные тенденции есть — по увеличению товарооборота со странами СНГ, в плане развития ЕАЭС. Но ключевой вопрос связан с безопасностью в Центральной Азии.