Президент Эстонии Алар Карис считает, что русские школы могут остаться в республике, но всё равно надо переходить на эстоноязычное образование. Глава государства заявил в эфире ETV+, что ему сложно ответить, сколько таких школ останется.


Речь идёт о плане Минобразования республики, представленном в начале декабря, о переводе всех финансируемых государством общеобразовательных школ на эстонский язык к 2035 году.

Это гипотетический вопрос, сколько школ останется. Ответить на него сложно. Я полагаю, могли бы остаться какие-то школы, где молодёжь учила бы русский язык и училась бы на русском. Ведь у нас можно учиться на английском и французском. Русский язык в этом смысле не исключение, — допустил Карис.

Но переход общеобразовательных школ на эстоноязычное образование необходим, считает эстонский лидер.

Однако сначала требуется ответить на вопросы: с чего начинать, откуда брать учителей. Объявить сегодня, что завтра всё будет на эстонском, невозможно. А моя личная позиция, по своему опыту в плане языка в том, что начинать нужно уже с детских садов. Там дети постигают язык, а не учат его. Если начать с детсадов, дальше всё будет куда проще, — пояснил свою точку зрения эстонский президент.

При этом самое важное — не забыть об учениках, отметил глава республики. Нужно помнить и о качестве образования: если оно пострадает, это будет большой проблемой. Также нужно найти мотивацию для изучения русскими эстонского языка. Как, например, объяснить молодому человеку из уезда Ида-Вирумаа, где проживает в основном русскоязычное население, что он должен учиться на эстонском, задался вопросом Карис.

Скажем, такой стимул: мы хотим, чтобы в Ида-Вирумаа решения принимали прежде всего жители Ида-Вирумаа. Это значит, что молодые люди должны выучить эстонский, тогда они смогут участвовать в обсуждении жизни в Ида-Вирумаа. Чтобы судьбу региона не решали приехавшие туда варяги, — привёл пример президент.

Ранее Алар Карис заявил, что готов встретиться с российским президентом Владимир Путиным, если вдруг поступит такое предложение. Но проводить переговоры надо не в одиночку, а в привлечением представителей ЕС и НАТО.